Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

aquila

Мои книги

Вы можете поблагодарить автора за уже написанные книги или оказать содействие в написании новых, сделав перевод на карту Сбербанка № 4276 5500 5244 3929





Collapse )
aquila

Страна-шоколадоколонка

Россия по итогам 2021 г. может экспортировать в другие страны шоколад и шоколадные кондитерские изделия более чем на $765 млн, прогнозирует ассоциация предприятий кондитерской промышленности «Асконд». Если это произойдёт, то страна впервые войдёт в десятку крупнейших поставщиков такой продукции на международном рынке, обогнав Швейцарию.

Россия может впервые войти в десятку крупнейших экспортёров шоколада
aquila

Приятная архитектурная неожиданность

Иногда годами ходишь мимо каких-нибудь зданий, не подозревая, что таится в их дворах. Вот, например, один из самых впечатляющих ансамблей Большого проспекта Васильевского острова – жилые дома, построенные в 1949 и 1955 годах на пересечении проспекта с 26-й и 27-й линиями. В этот ансамбль также входит примыкающий к дому № 76 дом № 78, построенный в 1951 году для общежития, профтехучилища и библиотеки расположенного неподалёку Балтийского завода. И только сегодня я случайно обнаружил, что во дворе этого дома находится другой его корпус, ещё более ценный в архитектурном отношении.


Collapse )
aquila

«Сами не доедим, а Польше с Финляндией поможем»

В воспоминаниях Янжула есть впечатляющий отчет о его обследовании польской промышленности в середине 1880-х гг. Из него следует, что своим процветанием она обязана была присоединению к России и покровительству со стороны Петербурга. До 1850 г. включительно вообще была односторонняя таможенная граница между Царством Польским и Империей: русские товары на ней облагались высокой пошлиной, а вот польские либо не облагались вовсе, либо облагались очень малой. Это удешевляло польские товары по сравнению с русскими, в результате чего русской промышленности трудно было конкурировать с польской. Вывод: «Промышленность Царства Польского представляет собой дитя правительственной опеки и многолетней заботливости русского государства, вспоенное и вскормленное в значительной степени на русских хлебах и на счет русских потребителей (более 50% польских изделий вывозятся в Империю). Таким образом, если бы зашла речь об автономии или полном отделении Царства Польского от России, то, естественно, делом справедливости является вытребовать и получить сначала многомиллионный долг Польши Русской Империи за создание и столетнее поддержание ее промышленности».

С Финляндией тоже было нечто подобное – об этом у Янжула есть огромное примечание. Понятно, как это всё противоречит современному леволиберальному представлению о том, что никакой пользы от русского господства для присоединенных земель не было.

Не случайно и в современных исследованиях этот таможенный сюжет находится в пренебрежении. Так, в книге, считающейся наиболее полным исследованием вопроса экономики имперских окраин (Правилова, Финансы империи, 2006) он едва упоминается; то, о чем пишет Янжул, читатель из этого исследования узнать не может. Там лишь сказано, что «в 1822 году таможенная граница между странами была восстановлена, но это не означало закрытие для польской промышленности русского рынка. Напротив, сохранялся принцип свободного товарообмена для сырья и незначительное таможенное обложение для вывозимых промышленных изделий и сельскохозяйственных продуктов». Вывозимых откуда куда – это читатель понять не может и скорее всего подумает, что это незначительное обложение вывоза было обоюдным.

Впрочем, скороговоркой признается, что «не будет преувеличением утверждать, что открытие русского рынка (и через него позже азиатского) создало почву для возникновения и быстрого развития польской промышленности, преимущественно текстильной. Родившаяся, по сути, лишь в начале 1820-х годов, эта промышленность в 1829 году имела годовой оборот в 5 752 000 рублей. Развитие суконной промышленности способствовало притоку немецких капиталов, что создавало основы для технологического роста». Если не вникать внимательно в написанное, то можно даже подумать, будто основная заслуга в этом подъеме и росте принадлежала не русским, а немцам. Словом, этот момент в Правиловой изложен очень бледно и тонет в массе менее важных подробностей; обследование Янжула и К и его выводы не обсуждаются и даже не упоминаются.

https://www.facebook.com/alex.vergin/posts/10219009707505679


Collapse )


«Империя положительной деятельности» была построена в РКМП и унаследована от неё СССР.
aquila

Индоевропейцы и Китай

Ок. 1900 г. до н.э. в степях Северного Казахстана возникла праиндоарийская культура Петровка – восточное продолжение Синташтинской. В отличие от синташтинской мышьяковой бронзы, бронза Петровки была оловянистой. Примерно тогда же изделия из оловянистой бронзы начинают производить носители Сейминско-Турбинской культуры (СТК), центр которой находился в таёжных массивах по верхнему и среднему Иртышу и верхней Оби к западу от Алтая. Однако их изделия были гораздо качественнее петровских, поскольку производились при помощи не ковки, а тонкостенного литья. «Сейминско-Турбинский феномен» просуществовал всего около двух столетий, но успел оказать влияние на металлургию огромных пространств от Греции до Китая.




Воин Сейминско-Турбинской культуры


Создателями Сейминско-Турбинской культуры были подвижные племена воинов, металлургов и коневодов. Её основными памятниками являются металлические изделия (известные сейчас в количестве около пяти сотен), найденные главным образом в некрополях, из которых крупнейшие – Сейма в низовьях Оки, Турбино под Пермью и Ростовка под Омском. В целом же продукты сейминско-турбинской металлургии находят на площади примерно в 3 миллиона кв. км от Монголии до Финляндии.

Поселения СТК неизвестны, над захоронениями её носителей не возводились никакие сооружения. Обычно в захоронениях нет и останков, т.е. они представляют собой кенотафы. Среди погребального инвентаря почти отсутствует посуда, зато в изобилии представлено оружие из металла, кости и камня, а также костяные доспехи. Зачастую оружие воткнуто в дно или стенки могилы. Примерно три четверти оружия приходится на наконечники копий, топоры-кельты и ножи-кинжалы характерных форм. Встречаются также чеканы, булавы, наконечники стрел и другие предметы военного назначения. Нередки находки украшений из нефрита и других материалов.
Collapse )