Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

aquila

Мои книги

Вы можете поблагодарить автора за уже написанные книги или оказать содействие в написании новых, сделав перевод на карту Сбербанка № 4276 5500 5244 3929





Collapse )
aquila

Читали?


Представьте: вы хилый, болезненный мальчик, живущий в провинциальном городке времен Российской империи. И самые обыденные вещи для вас — материал сказочный: стулья превращаются в лебедей, а пьяные крестьяне — в хранителей великой тайны. Впрочем, весь этот поразительный мир вы описываете крайне скудно.

Это и есть «Город Эн» — один из самых необычных романов советской литературы. Критики 1930-х годов упрекали его в формальных изысках и отсутствии ясности, а читатели попросту не понимали. Чрезвычайно похожим на свою книгу был и сам Добычин — человек тихий, отстраненный, легко ранимый.

«Город Эн» повествует о мире детства глазами его ключевого обитателя — ребенка, наделенного странным изъяном, не позволяющим видеть вещи такими, какие они есть. Места и события, описываемые мальчиком, близки любому из нас, что еще раз доказывает: со времен империи российская провинция мало изменилась. Другое дело, что для ее описания Добычин использует крайне ломкий, угловатый стиль — отсюда и рождается фантастика.

С одной стороны, это обычный русский городок с его пьяницами и безумцами; с другой — царство детской сказки, в котором постоянно творятся невообразимые фокусы. Почему же мальчик видит все неправильно? Это выяснится в конце романа. Попробуйте отыскать в советской литературе финал более неожиданный — и более трогательный.

«Город Эн» сыграл роковую роль в судьбе Добычина: на официальном съезде литераторов книгу разругали в пух и прах, а самого Добычина выставили тотальным идиотом, неспособным написать что-либо стоящее. Добычин не выдержал и покинул собрание раньше положенного: с тех пор его больше никто не видел. Судьба писателя неизвестна до сих пор: одни утверждают, что через пару дней он утопился в Неве, другие — что бросил литературу и переехал жить в глубинку.

Очень странные места: 5 книг о вымышленных городах и пространствах



Я не читал, но резко захотелось прочитать.
aquila

Михаил Лозинский






Сегодня исполняется 135 лет со дня рождения Михаила Лозинского (1886-1955), переведшего на русский язык множество классических произведений западноевропейских литератур. Главным его трудом является конгениальный перевод «Божественной комедии», за который он в 1945 году получил Сталинскую премию первой степени в области поэзии.


Мало кто знает, что один из эпизодов «Божественной комедии» написан не по-итальянски, а по-провансальски. На этом языке обращается к Данте знаменитый провансальский трубадур Арнаут (Арнольд) Даниэль, когда они встречаются в Чистилище.


Я подошёл к указанному мне,
Сказав, что вряд ли я чьё имя в мире
Так приютил бы в тайной глубине.

Он начал так, шагая в знойном вире:
«Столь дорог мне учтивый ваш привет,
Что сердце вам я рад открыть всех шире.

Здесь плачет и поёт, огнём одет,
Арнольд, который видит в прошлом тьму,
Но впереди, ликуя, видит свет.

Он просит вас, затем что одному
Вам невозбранна горная вершина,
Не забывать, как тягостно ему!»

И скрылся там, где скверну жжёт пучина.
aquila

Годовщина смерти Баратынского

Поэт умер в Неаполе 29 июня (11 июля) 1844 года.





Эллерс
Портрет поэта Евгения Бaратынского, 1842 г.
Литературно-мемориальный музей «Мураново»



ПИРОСКАФ

Дикою, грозною ласкою полны,
Бьют в наш корабль средиземные волны.
Вот над кормою стал капитан.

Визгнул свисток его. Братствуя с паром,
Ветру наш парус раздался недаром:
Пенясь, глубоко вздохнул океан!

Мчимся. Колёса могучей машины
Роют волнистое лоно пучины.
Парус надулся. Берег исчез.

Наедине мы с морскими волнами,
Только что чайка вьется за нами
Белая, рея меж вод и небес.

Только вдали, океана жилица,
Чайке подобна, вод его птица,
Парус развив, как большое крыло,

С бурной стихией в томительном споре,
Лодка рыбачья качается в море, —
С брегом набрежное скрылось, ушло!

Много земель я оставил за мною;
Вынес я много смятенной душою
Радостей ложных, истинных зол;

Много мятежных решил я вопросов.
Прежде чем руки марсельских матросов
Подняли якорь, надежды симвóл!

С детства влекла меня сердца тренога
В область свободную влажного бога:
Жадные длани я к ней простирал,

Тёмную страсть мою днесь награждая,
Кротко щадит меня немочь морская:
Пеною здравья брызжет мне вал!

Нужды нет, близко ль, далеко ль до брега!
В сердце к нему приготовлена нега.
Вижу Фетиду; мне жребий благой

Емлет она из лазоревой урны:
Завтра увижу я башни Ливурны,
Завтра увижу Элизий земной!

(Последнее стихотворение Баратынского, написанное им весной 1844 г. во время морского переезда из Франции в Италию и напечатанное в журнале «Современник» уже после смерти поэта.)
aquila

Ос. 14, 9

По всей видимости, к культу Богини-матери и священных деревьев имеют отношения стихи, которыми завершается Книга пророка Осии:

’prym mh-ly ‘wd l‘ṣbym
Ефрем, что мне ещё до идолов?

’ny ‘nyty w’šwrnw
Я ответил и призрю на него.

’ny kbrwš r‘nn
Я как зеленеющий кипарис,

mmny pryk nmṣ’
От меня обретается твой плод.

(Ос. 14, 9)

Это единственное место в Еврейской Библии, где Яхве напрямую отождествляется с пышным деревом, питающим Израиль. Как нам хорошо известно по другим источникам, такое дерево считалось символом иудейской Богини-матери. Стих начинается осуждением «идолов», за которым следует логически не вполне уместная фраза: «Я ответил и призрю на него». Уже давно было замечено, что слова ‘nyty w’šwrnw в ней созвучны именам богинь Анат и Ашеры. На этом основании Юлиус Велльгаузен предположил, что первоначально эта фраза звучала как ’ny ‘ntw w’šrtw («Я его Анат и его Ашера») и провозглашала, что блага, которые Израиль считает исходящими от своих богинь, на самом деле предоставляет ему Яхве.

Вслед за рассматриваемым стихом следует стих, которым завершается Книга пророка Осии: «Кто мудр, пусть уразумеет это, кто разумен, пусть знает это. Ибо прямы пути Яхве, и праведники идут по ним, а беззаконные падут на них» (Ос. 14, 10). Последователи Велльгаузена высказали предположение, что данный стих может быть глоссой, добавленной писцом, которого смутило отождествление Яхве с Анат и Ашерой и который счёл нужным призвать читателя к осмотрительности. Возможно, позднейшим писцам этого показалось мало, и они исправили ‘ntw w’šrtw («его Анат и его Ашера») на ‘nyty w’šwrnw («ответил и призрю на него»).

Но даже в том случае, если фраза ‘nyty w’šwrnw присутствовала уже в первоначальном тексте, она, по всей видиости, содержала намёк на Анат и Ашеру, учитывая её помещение между осуждением «идолов» и провозглашением Яхве деревом, дающим плод Израилю. Как в других местах Книги пророка Осии Яхве наделяется ваалистскими чертами и провозглашается «правильным Ваалом», так здесь он провозглашается «правильной Богиней-матерью».
aquila

Чехов об июле

Июль же, по протекции Марка Антония, получил своё название от Юлия Цезаря, милого малого, перешедшего Рубикон и написавшего «De bello gallico» – произведение, по мнению учителей латинского языка, достойное 12 уроков в неделю. Был посвящён его превосходительству г. директору небесной канцелярии, действительному статскому советнику и кавалеру Юпитеру. Будучи происхождения божеского, г. Юпитер, тем не менее, занимался одними только человеческими делами: играл в винт, пил горькую и прохаживался по части клубнички. Юным классикам не безызвестны его ухаживания за коровой Ио. Солнце в июле вступает в знак Льва, чего ради все кавалеры «Льва и Солнца» в июле именинники. Для писателей июль несчастный месяц. Смерть своим неумолимым красным карандашом зачеркнула в июле шестерых русских поэтов и одного Памву Берынду. У нас в России вследствие сильных июльских жаров князь Мещерский пишет записки, читаемые на провинциальных сценах Андреевым-Бурлаком. За июлем следует осень.

Впервые напечатан в «Осколки», 1885, № 30, 27 июля (ценз. разр. 26 июля), стр. 5-6. Подпись: Человек без селезёнки

Источник: Полное собрание сочинений и писем в 30 томах (М.: Наука, 1974-1983)




aquila

Демоническая Шхина

Рабби Шимон начал, говоря: «Вот одр его – Соломона: шестьдесят сильных (gibborim)[1] вокруг неё[2], из сильных Израилевых[3]. Все они держат по мечу, опытны в бою; у каждого меч при бедре его ради страха ночного» (Песн. 3, 7-8).

«Вот одр его – Соломона». Что такое этот одр?

Это Престол Славы Царя, как написано: «Уверено в ней сердце мужа её, и он не останется без прибытка» (Притч. 31, 11).

«Его – Соломона» – царя, которому принадлежит весь мир (šlm’)[4].

«Шестьдесят сильных вокруг неё» –

d’t’ḥdn bsṭrh’ mdyn’ qšy’
Которые прилегают к её сторонам, [происходят] от строгого суда

w’qrwn štyn pwlsy dnwr’ dhhw’ n‘r ’tlbš bhw
и называются шестьюдесятью ударами огня, в которые облечён тот Отрок[5].

mymynyh šnn’ dḥrb’ tqyp’
Справа от него – пылающий меч.

mśm’lyh gwmry dnwr’ tqyp’
Слева от него – пылающие угли,

dmt’ḥd’ bqlypwy bšb‘yn ’lp lhṭy nwr’ d’kl’
которые прилегают к его кольчуге (букв.: чешуе) семьюдесятью тысячами языков пожирающего огня.

w’ynwn štyn mzyyny zywny qšyyn m’ynwn gbwrn tqypn
И эти шестьдесят вооружены тяжёлым оружием от этих могучих сил

dhhy’ gbwrh ‘l’h dqwdš’ bryk hw’ hd’ hw’ dktyb mgbwry yśr’l
Этой вышней Гвуры Святого, да будет он благословен, как написано: «Из сильных Израилевых».

Сказано: Что написано об этом ложе (‘rs’)? – «Она встаёт ещё ночью» (Притч. 31, 15) –

kd ynq’ msṭr’ ddyn’
Когда она сосёт со стороны Суда[6].

«И раздаёт пищу в доме своём» (Притч. 31, 15) – Что есть «пища» (ṭrp)?

Как сказано: «И терзает (wṭrp), и никто не спасёт» (Мих. 5, 8).

Это соответствует написанному: «Все они держат по мечу[7], опытны в бою».

zmynyn bkl ’tr lm‘bd dyn’ w’qrwn m’ry dybb’ wyllh
Готовые совершить суд повсюду и именуемые господами трубы и вопля.

«У каждого меч при бедре его» – как сказано: «Препояшь себя по бедру мечом твоим, сильный (gbwr)» (Пс. 44, 4).

«Ради страха ночного» – мы уже установили это: «Ради страха Геенны».

Однако, «Ради страха ночного» (mpḥd blylwt), то есть, из какого места они получают всё это? –

Из [сфиры] Пахад, из того места, которое называется Пахад[8].

Как сказано: «Страх Исаака был со мною» (Быт. 31, 42); «Иаков поклялся страхом отца своего Исаака» (Быт. 31, 53).

blylwt bzmnyn d’ynwn mtpqdyn lm‘bd dyn’
«Ночного» (blylwt) – когда им поручается вершить суд.

Сказано: «Задумает она о поле, и приобретает его» (Притч. 31, 16) – как написано: «Там все звери полевые играют» (Иов. 40, 15).

Об этом написано: «Это – море великое и пространное... там плавают корабли» (Пс. 103, 25-26)[9] – как сказано: «Она, как купеческие корабли, издалека добывает хлеб свой» (Притч. 31, 14) – «издалека», определённо:

mryš’ dmwḥ’ wm‘yl’ dryš’
Из мозга головы и из места над головой[10].

«Добывает хлеб свой» –

‘l yd’ dṣdyq kd mzdwwgn kḥd kdyn ḥydw bkl’
При помощи Праведного[11], когда они совокупляются воедино, тогда радость для всех,

Как написано: «Левиафан[12], которого ты сотворил играть с ним (синод.: в нём)» (Пс. 103, 26).

t’n’ ’lp wḥmš m’h m’ry trysyn m’ry dšwlṭnwt’ ’t’ḥdn mh’y sṭr’ d’ynwn gybryn
Сказано: Тысяча пятьсот господ щитов, господ власти прилегают к стороне этих сильных[13].

bydwy dhhw’ d’qry n‘r ’rb‘ mptḥyn rbrbn
В руках того, который называется Отроком, четыре больших ключа.

tnynyy’ ’zlyn tḥwt spynh dh’y ym’ rb’ l’rb‘ zwyyn
Морские змеи плавают под судном этого великого моря в четырёх направлениях –

d’ ’zyl lsṭr’ d’ wd’ ’zyl lsṭr’ d’ wkn klhw
Один плавает в одном, другой плавает в другом, и так они все.

’rb‘ ḥyzw d’npyn ’tḥzyyn bhw
Четыре вида лиц появляются в них,

wkd ’tklyln bḥd ktyb wdmwt pnyhm pny ’dm
И когда они сливаются в одно, написано: «Подобие лиц их – лицо человека» (Иез. 1, 10),

pnyhm dkl’ ’py rbrby w’py zwṭry klyln kḥd l‘yl’
Лицо всех; большое лицо и малое лицо[14] сливаются воедино наверху.

try slqyn wš’ṭyn wtryn mgrwpyn bydyyhw
Двое поднимаются и бродят, и две лопаты в их руках.[15]

’lp ṭwryn slqyn w‘’lyn bkl ywm’ mšqyw dhhw’ ym’
Тысяча гор поднимаются и возвышаются каждый день из потока этого моря,

lbtr ’t‘qrw mnh wslqyn lym’ ’ḥr’
Потом, вырванные из него, поднимаются в другое море[16].

lyt ḥwšbn’ l’ynwn d’t’ḥdn bś‘rh’
Нет счёта тем, которые прилегают к её волосам.

tryn bnyn ynqyn kl ywm’ d’qrwn m’lly ’r‘’
Два Сына[17] сосут [её груди] каждый день, они называются «соглядатаи земли».

wd’ hw’ rz’ dspr’ dṣny‘wt’ dktyb
Это тайна Книги сокрытия, как написано:

«И послал Иисус, сын Навин, из Ситтима двух соглядатаев тайно, и сказал: пойдите, осмотрите землю и Иерихон» (Нав. 2, 1).

w’lyn ynqyn mtḥwt sṭry ’brh’
И они сосут под сторонами её конечностей.

tryn bnwt btḥwt rglh’ w‘l d’ ktyb
Две Дочери[18] под её ногами, и о них написано:

«Сыны Божии увидели дочерей человеческих» (Быт. 6, 2).

w’lyn mt’ḥdn bṭrpy dhhy’ ‘rs’ wd’ hw’ dtnynn dktyb
И они прилегают к ногтям этого ложа, и мы узнали, что об этом написано:

«Тогда пришли две женщины блудницы к царю» (3 Цар. 3, 16) – «Тогда пришли», а не раньше.

И о том времени, когда нижний Израиль поворачивается спиной к Святому, да будет он благословен, что написано? –

«Притеснители народа моего – дети, и женщины господствуют над ним» (Ис. 3, 12), определённо!

byd’ śm’l’ šb‘yn ‘npyn dmgdlyn byn nwny ym’
В левой руке – семьдесят ветвей[19], которые растут среди морских рыб,

klhw swmqy kwwrd’ w‘yl’ mnhwn ‘np’ ḥd swmq’ ytyr
Все они красны как розы, а одна ветвь над ними – ещё краснее[20].

d’ slyq wnḥyt wklhw ’tḥpyyn bś‘rh’
Она восходит и нисходит, и все они сокрыты в её волосах.

m’ry dlyšn’ byš’ kd nḥyt ḥwy’ ’t‘byd
Когда господин злого языка[21] нисходит, он превращается в змея,

mqpṣ ‘l ṭwryn mdlg’ ‘l ṭnry
«Скачет по горам, прыгает по холмам» (Песн. 2, 8),

‘d dyškḥ ṭrp’ d’ḥyd bṭwpry wyykwl
Пока не найдёт добычу, чтобы схватить её когтями и сожрать.

kdyn škyk w’tḥzr lyšnyh lṭb
Потом он успокаивается, и его язык поворачивается к добру.

zk’yn ’ynwn yśr’l dmzmnyn lyh ṭrpyh
Счастлив Израиль, который готовит ему его добычу![22]

’hdr l’tryh ‘yyl bnwqb’ dthwm’ rb’
Он возвращается в своё место, входя в полость Великой бездны.

kd slqyn m’ry drwmḥyn wsyypyn dlyt lwn ḥwšbn’
Когда поднимаются господа копий и мечей, им нет числа.

swḥrnyyhw d’ynwn ‘l’yn dswḥrnyh dh’y ‘rs’
Они окружают тех высших, которые окружают это ложе.

’lp ’lpyn wrbw’ rbwwn qyymyn bkl sṭr’ dh’y ‘rs’ l‘yl’
Тысячи тысяч и тьмы тем стоят с каждой стороны этого ложа, которое наверху.

wmnyh ’tznn lyh plḥyn klhw mqmyh yqwmwn
И от него они питаются и ему поклоняются, все они встают перед ним.

mtḥwt klhw npqyn kmh ’lp wrbbn dlyt lwn ḥwšbn’
Из-под всех их исходят тысячи и тьмы без числа,

wnḥtyn wš’ṭyn b‘lm’ ‘d dtq‘y m’ry šwpr’ wmtknšy
Нисходят и бродят по миру, пока не затрубят господа шофара, тогда они собираются вместе.

whny bzwhm’ dṭwpry ’ḥydn
И они прилегают к грязи ногтей.

d’ ‘rs’ klyl lwn
Это ложе объемлет их.

d’ ‘rs’ rglwhy ’ḥydn b’rb‘ sṭry ‘lm’
Ноги этого ложа прилегают к четырём сторонам света.

kl’ ‘’lyn bkll’ d’štkḥ l‘yl’ w’štkḥ ltt’
Всё входит в его полноту. Явленное вверху и явленное внизу:

«На небе вверху и на земле внизу» (Втор. 4, 39) – и поэтому написано «Вот» (Песн. 3, 7).

m’y hnh bgyn dzmyn’ lkl’ l‘yl’ wtt’
Почему «вот»? – Потому что оно приготовлено для всех сверху и снизу.

wršwm’ h’y ‘rs’ mkl’ ’dny ’tqry rbwn’ dkl’ ršym’ byn ḥyylh’
Это ложе отличено от всего, оно называется Господь (Адонай)[23], господин всего, отличённое среди сил.

(Зогар, III, 60a-60b)




[1] Евр. gbwrym = арам. gybryn понимаются здесь как силы суда, связанные со сфирой Гвура (Сила), она же Дин (Суд).
[2] Слово miṭṭa «одр» в еврейском языке женского рода.
[3] Сфира Гвура является левой рукой сфиры Тиферет, полное название которой – Тиферет Йисраэль (Краса Израиля) (Плач. 2, 1), поэтому силы суда суть «сильные Израилевы».
[4] «Мир» – одно из эвфемистических обозначений мужского уда, в данном случае – сфира Йесод, Божественный уд. Под Соломоном здесь, таким образом, понимается сфира Тиферет, т.е. Яхве, одром и престолом для которого служит Шхина.
[5] Метатрон, пребывающий под Шхиной.
[6] Т.е. в ночное время Шхина получает эманацию от сфиры Дин (Суд) и раздаёт её дальше как «пищу» или «добычу» (ṭrp) силам суда.
[7] Меч – один из символов Шхины.
[8] Пахад (Страх) – другое название левой сфиры Гвура (Сила), отождествляемой с праотцом Исааком. Согласно одному из вариантов каббалистического мифа, демонический мир представляет собой тёмную окалину, образующуюся при плавке золота, которое символизирует эту сфиру.
[9] «Поле» и «море» – Шхина, «звери» и «корабли» – божества или ангелы.
[10] Шхина принимает из Божественного тела (сфирот) семя, которое, согласно античным и средневековым представлениям, зарождается в мозгу.
[11] «Праведный» (ṣaddiq) – другое название сфиры Йесод, т.е. Божественного уда.
[12] Также сфира Йесод, т.е. Божественный уд.
[13] Прочие божества суда, связанные с «шестьюдесятью сильными».
[14] Т.е. лицо человека и лицо керува (Сукка, 5b).
[15] Две силы суда, собирающие блага, которые эманирует Шхина.
[16] «Другое море» – Лилит, получающая «тысячу гор» (Пс. 49, 10), т.е. силы, которые эманирует Шхина.
[17] Ангелы Узза и Азаэль, низвергнутые за непослушание с неба и сошедшиеся с «дочерями человеческими» (Быт. 6, 2).
[18] Царицы демонов Лилит и Ноема, отождествляемые здесь с «дочерями человеческими» из Быт. 6, 2.
[19] Боги-покровители семидесяти народов; левая сторона и красный цвет символизируют суд.
[20] Самаэль.
[21] Самаэль.
[22] Израиль приносит демоническому миру в жертву козлов в День искупления (Лев. 16, 7-10) и новомесячия (Числ. 28, 15).
[23] Адонай – в каббале одно из имён Шхины.
aquila

Священный брак Б-га и Б-гини в Иерусалимском храме

Наиболее подробное и яркое описание священного брака между Яхве и Шхиной, который происходил в Святом святых Иерусалимского храма, содержится в позднем собрании зогарических текстов, известном как «Зогар хадаш» («Новый Зогар»). В его состав входит ряд толкований на книги Еврейской Библии, объединяемых под заголовком «Мидраш ха-неелам» («Тайный мидраш»). Одним из них является толкование на книгу «Плач Иеремии», в котором Шхина оплакивает развалины Иерусалимского храма и вспоминает о том, что происходило в нём до его разрушения.


b‘ly hwh ’ty lgby whw’ škb byn drw‘y
Мой супруг приходил ко мне и лежал между моими руками.

wkl mh db‘yn’ mnyh wkl b‘wty ‘byd b‘ydn’ d’
Всё, что я просила у него, все мои желания он исполнял тогда.

kd hwh ’ty lgby wšwy by mdwryh wmšt‘š‘ byn šdy
Когда он приходил ко мне, покинув свою обитель, он услаждался между моими грудями.

‘rsy ‘rsy lyt ’t dkyr kd hwyn’ ’t’ lgbk bḥdwh wbšpyrw dlb’
Моё ложе, моё ложе! Разве ты не помнишь, как я приходила к тебе в радости и страсти?

w’ynwn rbyyn ‘wlmyn hwy npqy lqdmwty bṭšy bgdpyyhw bḥdwh lqbl’ ly
И те юноши, отроки, выходили мне навстречу, бия крылами от радости приветствовать меня.

...

mhk’ npq’ mzwn’ lkl ‘lm’ wnhwr’ wbrk’n lkl’
Отсюда исходила пища для всего мира, свет и благословения для всех.



b‘ydn’ d’ kd hwh ’ty b‘ly lgby wsḥrnyh kmh bnyn ḥsydyn
В то время, когда мой супруг приходил ко мне, его окружал сонм праведных сынов,

wkl ’ynwn ‘wlmt’n zmynyn lqbl’ lyh
И все те девы готовились приветствовать его.

whwyn’ šm‘yn mrḥwq ql zwgyn dp‘mwnym mqšqšyn byn rglwy
И я слышала издалека звук колокольчиков, звенящих между его ногами,

bgyn d’šm‘ qlyh ‘d dl’ y‘wl lgby
Чтобы я слышала его ещё до того, как он придёт ко мне.

kl ‘wlymt’n dyly mšbḥn w’wdn qmy qwdš’ bryk hw’
Все мои девы прославляли и воспевали Святого, да будет он благословен.

lbtr ’zlyn kl ḥd ‘l by mwtbyh mḥbqn bnšyqthwn brḥymw
После этого все они уходили в свои обители, а мы предавались объятиям и поцелуям любви.



lyt ’nt dkyr ywmy drḥymw kd hwyn’ škbt btwqpk
Разве ты не помнишь дни любви, когда я лежала на твоей груди,

wmḥqq’ bdywqnk wdywqny hwwt mḥqq’ bk
И [на мне] был запечатлён твой образ, а на тебе – мой образ?

kh’y ḥwtm dšbyq dywqnyh bglypw dktb’
Как печать, которая оставляет образ вырезанной надписи,

hky šbqn’ dywqny bk
Так я оставляла свой образ на тебе,

bgyn dtšt‘š‘ bdywqny b‘wd d’n’ bgw ḥyly
Чтобы ты наслаждался моим образом, пока я была в своей силе.

g‘t bbkyh wṣwḥt
Стеная в слезах, она жалуется:

b‘ly b‘ly nhyrw d‘yyny h’ ’ytḥšk
Муж мой, муж мой, свет очей моих, который потемнел!

lyt ’nt dkyr kd hwyt ’wšyṭ śm’lk mtḥwt ryšy
Разве ты не помнишь, как ты клал левую руку твою мне под голову,

w’n’ mt‘ng’ ‘l sgy’w dšlm
И я наслаждалась изобилием соития,

wymynk mḥbq’
А правая твоя рука обнимала [меня]?



bšrwt’ dmšmwrh tlyt’h
В начале третьей стражи

npqt w’tt qyym’ ‘l ’tr dmdbḥ’ qṭwrt bwsmyn g‘t wmyyllt
Она выходит и встаёт на месте жертвенника благовоний, стеная и вопя.

wslqt l‘l’ w’škḥ’ ḥd krwb m’ynwn tryn krwbyn dhww bhdh
Она поднимается ввысь и находит одного керува из тех двух керувов, которые были,

wmhhw’ zmn’ l’ hwh lh ’l’ ḥd
Ибо с того времени у неё есть только один.

whhw’ rbyy’ ‘wlym’ d’št’r ynq’ mynh bkyyh wyllwt’
И это дитя, отрок, который остался, сосёт её грудь, пока она плачет и вопит.

(Зогар, Midrash ha-Ne’lam al Eikha, 92c-92d)



Collapse )
aquila

Скорбященскую церковь восстановили






Петербург в 1913 году

За заставой воет шарманка,
Водят мишку, пляшет цыганка
На заплёванной мостовой.
Паровозик идёт до Скорбящей,
И гудочек его щемящий
Откликается над Невой.
В чёрном ветре злоба и воля.
Тут уже до Горячего Поля,
Вероятно, рукой подать.
Тут мой голос смолкает вещий,
Тут ещё чудеса похлеще,
Но уйдём — мне некогда ждать.

1961 г.