aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

21 декабря 1237 г. орда хана Бату взяла Рязань

Повесть о разорении Рязани Батыем

Царь Баты окаяный нача воевати Резанскую землю, и поидоша ко граду к Резани и обьступиша градъ и начаша битися неотступно пять дней. Батыево бо войско пременишася, а гражане непремено бьяшеся. И многихъ гражанъ побиша, а инехъ уязвиша, а инии отъ великихъ трудовъ изнемогша. А въ шестыи день рано приидоша погании ко граду, ови съ огни, а ини съ пороки, а инеи съ тмочислеными лествицами. И взяша град Резань месяца декабря въ 21 день. И приидоша в церковь соборную пресвятыя богородици, и великую княгиню Агрипену, матерь великаго князя, з снохами и съ прочими княгинеми мечи исекоша, а епископа и священническый чинъ огню предаша, во святей церкве пожегоша, а инеи мнози отъ оружия падоша, и во граде многихъ людей, и жены, и дети мечи исекоша, и иныхъ въ реце потопиша, и ереи, черноризца до останка исекоша, и весь градъ пожгоша, и все узорочие нарочитое, богатство резанское и сродникъ ихъ киевское и черъниговское поимаша, а храмы Божия разориша, и во святыхъ олтарехъ много крови пролияше. И не оста во граде ни единъ живыхъ, вси равно умроша и едину чашу смертную пиша; несть бо ту ни стонюща, ни плачюща и ни отцу и матери о чадехъ или чадомъ о отци и о матери, ни брату о брате, ни ближнему роду, но вси вкупе мертвы лежаша. И сия вся наиде грехъ ради нашихъ. Безбожный царь Батый, видя велие пролитие крови християнския, и возярися зело и огорчися, и поиде на градъ Суздаль и Владимеръ и желая Рускую землю попленити, и веру християнскую искоренити, и церкви Божии до основания разорити.
И некий отъ вельможъ резанскихъ, именемъ Еупатий Коловратъ, въ то время былъ въ Чернигов со княземъ Ингваремъ Ингоревичемъ и услыша приходъ зловернаго царя Батыя, и иде изъ Чернигова съ малою дружиною и гнаша скоро. И приеха въ землю Резаньскую и виде ея опустевшу, грады разорены, церкви пожены, люди побьены. И пригна во градъ Резань и виде градъ разоренъ, государи побиты и множества народа лежаща, ови побьени и посечены, а ины позжены, ины въ реце истоплены. Еупатий вскрича въ горести душа своея и распалаяся въ сердци своемъ. И собра мало дружины – тысячу семсотъ человекъ, которыхъ Богъ соблюде, быша вне града. И погнаша во следъ безбожного царя и едва угнаша его въ земли Суздальстеи. И внезапу нападоша на станы Батыевы и начаша сечи безъ милости. И смятошася все полкы татарскыя, татарове же сташа яко пияны или неистовы. Еупатию тако ихъ бьяше нещадно, яко и мечи притупишася, и емля татарския мечи и сечаша ихъ. Татарове же мняша, яко мертви восташа. Еупатий сильныя полкы татарьскыя проеждяя, бьяше ихъ нещадно и ездя по полкомъ татарскымъ храбро и мужествено, яко и самому царю возбоятися. И едва поимаша отъ полку Еупатиева пять человекъ воиньскыхъ, изнемогшихъ отъ великихъ ранъ, и приведоша ихъ къ царю Батыю. Царь Батый нача вопрошати: «Коея веры еста вы и коея земля и что мне много зла творите?» Они же реша: «Веры християнския есмя, а храбры есми, великаго князя Юрья Ингоревича резанскаго, а отъ полку Еупатиева Коловрата. Посланы отъ князя Ингваря Ингоревича резанскаго тебя, силна царя, почтити и честна проводити и честь тобе воздати. Да не подиви, царю: не успевати наливати чашъ на великую силу – рать татарскую». Царь же подивися ответу ихъ мудрому. И посла шурича своего Хостоврула на Еупатия, а съ нимъ силныя полкы татарскыя. Хостоврулъ же похвалися предъ царемъ, хотя Еупатия жива предъ царя привести. И ступишася силныя полки татарскыя, хотя Еупатия жива яти. Хостоврулъ же съехася съ Еупатиемъ. Еупатей же исполинъ силою и разсече Хостоврула на полы до седла и начаша сечи силу татарскую и многихъ туть нарочитыхъ багатырей Батыевыхъ побилъ, овихъ на полы пресекаше, а иныхъ до седла крояше. Татарове же возбояшеся, видя Еупатия крепка исполина, и навадиша на него множество пороковъ и нача бити по немъ ис тмочисленных пороковъ и едва убиша его и принесоша тело его предъ царя Батыя. Царь Батый посла по мурзы, и по князи, и по санчакбеи, и начаша дивитися храбрости и крепости и мужеству резанскому господству. Они же рекоша царю: «Мы со многими цари во многихъ земляхъ, на многихъ бранехъ бывали, а такихъ удалцовъ и резвецовъ не видали, ни отци наши возвестиша намъ. Сии бо люди крылатый и не имеюще смерти, тако крепко и мужествено ездя, бьяшеся единъ съ тысящею, а два со тмою. Ни единъ отъ нихъ можетъ съехати живъ съ побоища». Царь Батый, зря на тело Еупатиево, и рече: «О Коловрате Еупатие, гораздо еси меня подщивалъ малою своею дружиною, да многихъ богатырей сильной орды побилъ еси, и многие полкы падоша. Аще бы у меня такий служилъ, держалъ быхъ его противъ сердца своего». И даша тело Еупатиево его дружине останочной, которые пойманы на побоище и веля ихъ царь Батый отпустити и ничемъ вредити.



Евпатий
Николай Языков

«Ты знаешь ли, витязь, ужасную весть? –
В рязанские стены вломились татары!
Там сильные долго сшибались удары,
Там долго сражалась с насилием честь,

Но все победили Батыевы рати:
Наш град – пепелище, и князь наш убит!»
Евпатию бледный гонец говорит,
И, страшно бледнея, внимает Евпатий.

«О витязь! я видел сей день роковой:
Багровое пламя весь град обхватило:
Как башня, спрямилось, как буря, завыло;
На стогнах смертельный свирепствовал бой,

И крики последних молитв и проклятий
В дыму заглушали звенящий булат –
Все пало... и небо стерпело сей ад!»
Ужасно бледнея, внимает Евпатий.

Где-где по широкой долине огонь
Сверкает во мраке ночного тумана:
То грозная рать победителя хана
Покоится; тихи воитель и конь;

Лишь изредка, черной тревожимый грезой,
Татарин впросонках с собой говорит,
Иль вздрогнув, безмолвный, поднимет свой щит,
Иль схватит свое боевое железо.

Вдруг... что там за топот в ночной тишине?
«На битву, на битву!» взывают татары.
Откуда ж свершитель отчаянной кары?
Не все ли погибло в крови и в огне?

Отчизна, отчизна! под латами чести
Есть сильное чувство, живое, одно...
Полмертвого руку подъемлет оно
С последним ударом решительной мести.

Не синее море кипит и шумит,
Почуя незапный набег урагана:
Шумят и волнуются ратники хана;
Оружие блещет, труба дребезжит,

Толпы за толпами, как тучи густые,
Дружину отважных стесняют кругом;
Сто копий сражаются с русским копьем...
И пало геройство под силой Батыя.

Редеет ночного тумана покров,
Утихла долина убийства и славы.
Кто сей на долине убийства и славы
Лежит, окруженный телами врагов?

Уста уж не кличут бестрепетных братий,
Уж кровь запеклася в отверстиях лат,
А длань еще держит кровавый булат:
Сей падший воитель свободы – Евпатий!
Tags: История России, Любимые стихи, Смерть Замечательных Людей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments