aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Мысли

Один из пороков современного русского национализма заключается в недостатке уважения к себе. Впрочем, это является отражением пороков современного русского национального сознания в целом. Русским людям в наши дни остро недостает чувства самоценности. Это приводит к тому, что они оценивают себя не собственными мерками, а мерками, заимствованными у других народов, которые могут быть русским прямо или косвенно враждебными. Рассмотрим в качестве примера два понятия, широко использующиеся в современном националистическом дискурсе, – «арийцы» и «белые люди».
Термин «арийцы» вошел в широкое употребление во всех европейских странах, включая Россию, примерно с середины XIX в. благодаря успехам индоевропейского языкознания. Обычно им обозначались народы, говорящие на языках индоевропейской семьи, но зачастую ему придавалось расово-ограничительное значение, в силу чего он применялся только к индоевропейским народам Европы. Положение изменилось после Первой мировой войны и возникновения в Германии национал-социалистического движения, идеологи которого фактически узурпировали понятие «арийцы», которым они стали обозначать немцев и другие германские народы, по временам, в зависимости от политической или иной необходимости, распространяя его на другие этнические группы. В силу чрезвычайно большой и яркой роли, которую 3-й Рейх сыграл в европейской истории XX в., подобное истолкование закрепилось в общественном сознании, в том числе в России, и продолжает в нем в значительной степени бытовать до настоящего времени. Однако это отнюдь не свидетельствует о том, что оно является верным. Благодаря достижениям популяционной генетики за последние годы мы знаем, что исторические арии были генетически восточноевропейцами и наиболее близкими к ним из современных народов являются русские и родственные им северные славяне. В то же время многие русские националисты продолжают воспринимать понятие «арийцы» через его германско-шовинистическое преломление в идеологии 3-го Рейха. Это наносит существенный ущерб делу русского национализма, потому что его противники могут в любой момент справедливо указать на то, что немецкие национал-социалистические идеологи, как правило, русских к арийцам в своем понимании не относили.
Примерно так же обстоят дела и с понятием «белые люди». В современный русский националистический дискурс оно попало из англо-саксонского источника. Именно для англо-саксов оно (наряду с понятием «Запада») было самоопределяющим на протяжении нескольких столетий. Заметим, что немцами оно практически никогда не употреблялось. В немецком националистическом дискурсе такую самоопределяющую роль играли понятия «германцы», «европейцы», с определенного момента – «арийцы», а также, гораздо реже, чем у англо-саксов, – «Запад» (Abendland), но он, как правило, отождествлялся с Европой, а Западу в англо-саксонском понимании немцы были скорее склонны себя противопоставлять. Но у англо-саксов понятие «белые люди» имеет, по сути дела, такое же шовинистически-ограничительное значение, как понятие «арийцы» у немецких националистов. Возьмем в качестве примера одно из самых ранних его определений в сочинении Бенджамина Франклина 1751 г. «Observations Concerning the Increase of Mankind, Peopling of Countries, &c.»:

…The Number of purely white People in the World is proportionably very small. All Africa is black or tawny. Asia chiefly tawny. America (exclusive of the new Comers) wholly so. And in Europe, the Spaniards, Italians, French, Russians and Swedes, are generally of what we call a swarthy Complexion; as are the Germans also, the Saxons only excepted, who with the English, make the principal Body of White People on the Face of the Earth.
1751
…В пропорциональном отношении количество чисто белых людей в мире очень невелико. Вся Африка – черная или коричневая. Азия в основном коричневая. Америка (за исключением недавних пришельцев) – полностью коричневая. В Европе же испанцы, итальянцы, французы, русские и шведы имеют в целом цвет кожи, который мы называем смуглым; так же и немцы, за исключением саксонцев, которые, вкупе с англичанами, образуют основную массу белых людей на лице Земли.

Как видим, понятие «белые люди» ограничивается одними англичанами. Единственное исключение делается для саксонцев северной Германии, но это исключение вынужденное. Англо-саксы Британии считались потомками континентальных саксов (хотя теперь мы знаем благодаря генетике, что англичане являются по преимуществу потомками догерманского населения Британии), отчего последних никак нельзя было объявить «смуглыми», в отличие от русских, шведов и всех прочих немцев. Таким образом, как и в случае с арийцами, использование понятия «белые люди» в его заимствованном истолковании является для русского национализма проигрышным. Но это совсем не значит, что от его употребления необходимо вовсе отказаться. Необходимо просто обосновывать его не чужой, а своей собственной традицией, тем более что эта традиция значительно старше. Англо-саксы начали осознавать себя белыми людьми только после начала своего колонизационного движения в семнадцатом-восемнадцатом веках. У славян же такое осознание на многие столетия древнее. Народное творчество и письменные памятники единогласно свидетельствуют о том, что славяне в целом и русские в частности неизменно осознавали себя белыми людьми в противоположность неизменно черной тюркско-монгольско-мусульманской Азии.

Несомненно старинным нужно считать цветовое, по преимуществу черно-белое восприятие этнической картины окружающего мира. В той или иной степени оно свойственно фольклорным традициям всех индоевропейских народов, что указывает на генетически общее происхождение как этих народов, так и самого восприятия.
У славян свой этнический мир всегда описывается светлыми красками. Свой этнический цвет – белый (для сравнения укажем, что у тюрок, за исключением разве якутов, он черный, у китайцев желтый). Все бело: покой (горница; синоним – светлица), двор (синоним и подворья, и дома), дом (башня), палаты, церковь, монастырь, ворота и стены города. У славян в фольклоре неизменно белое полотно и шатер из него (но шелк зеленый), белые рубашки, одежды, свадебные дары, паруса, хлеб, казна (богатство), даже ножи белоуши, а ружье может быть названо «леденицей», т.е. сосулькой. У своего этнического героя непременно русые, желтые или даже золотые волосы: исключение не составляет и фольклор темноволосых по преимуществу южных славян. У него, разумеется, белые руки, ноги, груди, тело, шея, лицо, – впрочем, лицо чаще не только белое, но и румяное.
Эпитетом «черный» в славянском фольклоре последовательно наделяются татарин, арнаут (албанец), цыган, турок, арап, как эпический субститут и псевдоним турка (ср.: черной также называется чума; черными красками описываются демонические существа). У тех, кто оценивается как этнический противник или этнически чуждый человек, фольклором отмечены их черные лица, руки, ноги, груди, кудри (волосы), даже зубы. Своя «белая» девушка, оказавшись в плену, тотчас превращается в «черную рабыню» (ср. и девушку-чернавку в русских текстах). Татарская или турецкая страна иногда называется «Черной Землей», но чаще сопровождается эпитетом «незнайна (незнаема)». Вражеское нашествие нередко сравнивается с черной или грозовой тучей.
Ю.И. Смирнов. Славянские фольклорные представления о других народах // Древняя Русь и Запад. Научная конференция. Книга резюме. М., 1996. С. 60-62

Уподобление «желанного» и высшего качества – свету, «печального» или враждебного – тьме нашло свое выражение уже в метафорических эпитетах Повести временных лет: Владимир «сътворяше праздьник светъл»; «сести на постели светле»; «в оружьи светьле»; «пресветлый клирос»; «праздноваша светлый той праздник» и т.п. В Слове о полку Игореве – Игорь «свет светлый», солнце «светлое», но «черная паполома». Ср. в поэтической повести об Азове казаки молятся Иоанну Предтече и Николе: «али мы вас, светов, прогневали… на вас мы, светов, надеялись… по твоему, светову, изволению…». «Светло светлая земля Русская» в «Слове о погибели Русской земли» и в «Житии» Аввакума – «светлая Россия» и т.под.
С этим пониманием света и тьмы связано и представление об опасности, враждебном войске, всяком несчастье. Оригинальное применение такой антитезы находим в Слове о полку Игореве, где русское войско – свет, половцы – тьма, и изображение побежденного русского войска напоминает картину солнечного затмения: «Темно бо бе в тъ день: два солнца померкоста, оба багряная стлъпа погасоста и с нима молодая месяца Олег и Святослав тьмою ся поволокоста…»; «На реце на Каяле тьма свет покрыла». Дальнейшим развитием этой метафоры, уподобляющей тьме – отрицательное, враждебное начало, является представление его в образе «тучи», также нашедшее выражение в метафорическом языке Слова о полку Игореве, где «чрьныя тучи съ моря идуть» – наступает половецкое войско.
Фольклорные параллели к этим средневековым русским метафорам без труда отыскиваются в разных фольклорных жанрах. Так, эпитет «светлый», «свет» применяется и здесь не только к человеку, но и к неодушевленным предметам: «улицы светлые», «небо светлое», «светы вы наши высокие хоромы», «светы браные убрусы»; в причитании сестра обращается к умершему брату: «Ты куды, мой белой светушко, сряжаешься… Засмотрела бы я братца, света белого…». Фольклору заметно и уподобление вражеского войска туче: «А не силная туча затучилася, / А не силнии громы грянули, / Куде едет собака Крымской царь, / А ко силнему царству Московскому. / Что не облаки подымалися, / Не грозны тучи соходилися, / Собиралися тьмы неверных враг».
Христианская литература, идя по пути представления лучшего – светом, а враждебного – тьмой, выработала специальное истолкование этих противоположных понятий. Свет – христианство, тьма – иудейство, «безбожие» или всякое уклонение от ортодоксального христианского вероучения, т.е. ересь, – вот две метафоры, широко применяемые не только в церковно-дидактической литературе, но и в светских произведениях, касавшихся этой темы. Русский хронограф «тьмой» именует иноверие – магометанство. В повести о взятии Царьграда турками в 1453 г. будущее освобождение Царьграда из-под власти турок изображается как победа света над тьмой: «паки всесилный Господь погребеную яко в пепле искру благочестиа во тме злочестивых властей въжжет зело… и просветит свет благочестиа». И в Казанском летописце магометанская Казань скрыта «темным облаком», которое будет рассеяно «лучами благоверия».
В.П. Адрианова-Перетц. Очерки поэтического стиля Древней Руси. М.-Л., 1947. С. 36-39

Вывод, который из всего этого следует: русским необходимо самоуважение и осознание самоценности, что должно проявляться, в частности, в обосновании русского националистического дискурса собственными, а не заимствованными традициями.
Tags: Кровь и Почва
Subscribe

  • Заслуженное, хоть и позднее, признание

    Ленинградская экранизация «Властелина колец» 1991 г. уже набрала на ютьюбе больше 1 800 000 просмотров и вызвала восторженную реакцию западных…

  • Режиссёр Данелия

    11 апреля 1964 года на экраны вышел первый самостоятельный фильм замечательного русского режиссёра грузинского происхождения Георгия Данелии «Я шагаю…

  • Похоже, годное кино

    Надо сходить поддержать отечественного кинопроизводителя трудовым рублём.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments