aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Следы Б-гини Анат в Псалмах Давидовых




Крылатая Анат (?) верхом на быке
Изображение из города Дана на севере Израильского царства, VIII в. до н.э.



Псалом 55 имеет надписание, в синодальном переводе гласящее: «О голубице, безмолвствующей в удалении». Этот перевод следует масоретскому тексту, в котором консонантное написание ‘l-’ywnt ’lm rḥqym огласовано как ‘al-yonat ’elem rəḥoqim. Здесь слово ’elem понимается как существительное «молчание», а rəḥoqim – как «дальние» (места), т.о., буквальный перевод yonat ’elem rəḥoqim должен звучать как «голубица молчания дальних (мест)». Однако слово ’elem нигде в Еврейской Библии в значении «молчание» не употребляет, более того, оно встречается в ней всего лишь ещё один раз – в Псалме 57, где Синодальная Библия переводит его как «судьи»: «Подлинно ли правду говорите вы, судьи (’elem), и справедливо судите, сыны человеческие?» (Пс. 57, 2).

Примечательно, что в греческом переводе Септуагинты этого слова вообще нет (Εἰ ἀληθῶς ἄρα δικαιοσύνην λαλεῖτε; εὐθείας κρίνετε οἱ υἱοὶ τῶν ἀνθρώπων). Однако оно составляет элемент поэтического параллелизма, и его наличие в первоначальном тексте сомнений не вызывает. Причиной пропуска этого слова переводчиками Септуагинты должно было послужить то, что они понимали его как ’l(y)m, т.е. как «богов», которым вполне естественно во втором полустишии противопоставлены «сыны человеческие» (bəne ’adam). Таким образом, пропуск крамольного слова ’l(y)m в Септуагинте является следом усилий её переводчиков по «монотеизации» текста Еврейской Библии, известных и на множестве других примеров.

Канонизаторы масоретского текста, со своей стороны, в рамках сходной политики «монотеизации» поступили менее радикально, всего лишь сохранив написание слова ’l(y)m без представляющей mater lectionis буквы йод, с которой оно стандартно пишется в значении «боги». Тем самым они «устранили» богов из этого отрывка, пусть даже и ценой лишения его смысла. Синодальный перевод, следовательно, оказывается ближе всего к оригиналу, поскольку слово «судьи» является одним из традиционных вариантов иносказательного «истолкования» и «перевода» слова ’elim «боги» в ЕБ.

Теперь мы можем вернуться к Псалму 55 и заключить, что в нём слово ’elem (’lm) является дефектным написанием слова ’elim (’lym) и означает «боги». Этот вывод подтверждает Септуагинта, которая переводит ‘al-yonat ’elem rəḥoqim как ὑπὲρ τοῦ λαοῦ τοῦ ἀπὸ τῶν ἁγίων μεμακρυμμένου (что церковнославянский перевод довольно точно передаёт как «О людехъ, от святыхъ оудаленныхъ»). Не будем сейчас вдаваться в вопрос, откуда в Септуагинте вместо «голубицы» появились «люди» (или, точнее, «народ»). Нас в данном случае интересует не это, а то, что в отличие от Псалма 57 здесь Септуагинта не пропускает слово ’elem, а переводит его как «святые» (ἅγιοι), что является ещё одним традиционным способом монотеизирующего «истолкования» слова ’elim «боги». Следовательно, в первоначальном тексте Пс. 55, 1 присутствовало слово «боги», что идеально сочетается со следующим за ним прилагательным во множественном числе rəḥoqim «далёкие». Таким образом, первоначальный текст соответствующей фразы можно восстановить как yonat ’elim rəḥoqim и перевести как «Голубица далёких богов».

Что касается предлога ‘al, который её предваряет, то в надписаниях к Псалмам он относится к мотивам, на которые соответствующие Псалмы должны были петься. Составители текста в качестве ориентира для его исполнителей указывали некоторую хорошо известную им мелодию. Соответственно, ‘al-yonat ’elim rəḥoqim означает «На мотив “Голубица далёких богов”». Аналогичное надписание ‘al-’ayyelet haššar в Пс. 21, 1 Синодальная Библия переводит как «При появлении зари». В Септуагинте даётся перевод ὑπὲρ τῆς ἀντιλήψεως τῆς ἑωθινῆς, чему на церковнославянском соответствует «О заступлении оутреннемъ» («заступление» здесь в значении «заступничество», «помощь»). Однако слово ’ayyelet в языке Еврейской Библии значит не «помощь» или «наступление», а «лань», поэтому надписание ‘al-’ayyelet haššar к Псалму 21 должно переводиться как «На мотив “Лань рассвета”».

При раскопках Угарита археологами была найдена аккадоязычная молитва к Иштар, в которой эта богиня именуется «светом на небосклоне» и «ланью гор». Можно предположить, что и гимн «Лань рассвета», на мотив которого должен был петься Псалом 21, адресовался к еврейскому аналогу аккадской Иштар – богине Аштарт или Анат (образы которых в I тыс. до н.э. в любом случае в значительной степени уже слились). В отношении гимна «Голубица далёких богов», упомянутого в надписании к Псалму 55, о подобном адресате можно говорить уверенно.

Птичий образ Анат хорошо засвидетельствован угаритскими текстами. Один из них рассказывает, как в поисках ушедшего на охоту Ваала «подняла крылья (tš’u knp) дева Анат, / подняла крылья и устремилась в полёте (wtr b‘p)» (KTU, 1.10.II.10-11). В поэме об Акхате она заявляет: «Среди орлов я буду летать (’arẖp)» (KTU, 1.18.IV.21), после чего сообщается: «[Среди] орлов летала (trẖp) Анат» (KTU, 1.18.IV.21). Ещё в одном тексте упоминается «Анат, птицей летящая (‘nt d’it rẖpt) в высоком небе» (KTU, 1.108.8).

В Еврейской Библии образами Анат и её сестры Аштарт могут быть навеяны два крылатых женских божества из Книги пророка Захарии, которые уносят Ашеру, отвергнутую её супругом Яхве, в вавилонское изгнание: «И поднял я глаза мои и увидел: вот, вышли две женщины, и ветер (или дух – ruaḥ) был в крыльях их, и крылья (kənap̄ayim) у них как крылья аиста, и подняли они зерновую меру между землёю и небом» (Зах. 5, 9). В Книге пророка Иеремии трижды (25, 38; 46, 16; 50, 16) встречается загадочное выражение «меч голубицы» (ḥereḇ hayyona), который Яхве напускает на своих врагов. (В Иер. 25, 38 масоретский текст даёт искажённое написание ḥaron hayyona, которое Синодальная Библия переводит как «ярость опустошителя», два других случая она переводит как «губительный меч».) «Голубица» здесь может быть иносказательным именем неистовой воительницы Анат, а «меч голубицы» – идиомой, обозначающей яростную войну.

Особый интерес в этой связи представляет отрывок из 67-го Псалма, который в синодальном переводе гласит: «Господь даст слово: провозвестниц великое множество. / Цари воинств бегут, бегут, а сидящая дома делит добычу. / Расположившись в уделах своих, вы стали, как голубица, которой крылья покрыты серебром, а перья – чистым золотом» (Пс. 67, 12-14). От синодального значительно отличается перевод Септуагинты (Κύριος δώσει ῥῆμα τοῖς εὐαγγελιζομένοις δυνάμει πολλῇ, ὁ βασιλεὺς τῶν δυνάμεων τοῦ ἀγαπητοῦ, τῇ ὡραιότητι τοῦ οἴκου διελέσθαι σκῦλα. ἐὰν κοιμηθῆτε ἀνὰ μέσον τῶν κλήρων, πτέρυγες περιστερᾶς περιηργυρωμέναι, καὶ τὰ μετάφρενα αὐτῆς ἐν χλωρότητι χρυσίου), которому точно следует церковнославянский перевод («Господь дастъ глаголъ благовествующымъ силою многою: царь силъ возлюбленнаго, красотою дому разделити корысти. Аще поспите посреде пределъ, криле голубине посребрене, и междорамия ея въ блещании злата»).

Как говорилось ранее, Псалом 67, который иногда называют самым сложным текстом Еврейской Библии, изначально представляет собой гимн в честь победы Ваала над богом смерти Мотом и силами загробного мира. Мы не будем здесь пытаться восстановить первоначальный текст стихов 12-14 (это предприятие, по всей видимости, безнадёжное), отметим лишь, что в них говорится о разгроме вражеского войска. В первом стихе «Господь» (’adon – один из эпитетов Ваала, присвоенных Яхве), вероятно, объявляет о нём через «провозвестниц» или, точнее, просто «вестниц» (haməḇaśśərot).

Угаритские тексты изображают Анат в качестве вестницы, используя при этом слова того же корня (означающего обычно добрую весть), что и еврейское məḇaśśərot. В поэме о любви Ваала и Анат последняя, родив сына Ваала, поднимается на гору Цафон и провозглашает: «Добрую весть (bšrt) приношу я, боже, добрую [весть (bšr) для Ваа]ла, / и добрую весть (bšr) для сына Дагана, / ибо вол у Ваала родился, / и тур у Скачущего на облаках» (KTU, 1.10.III.34-37). В поэме о строительстве дома для Ваала Анат от имени Эла и Ашеры («вестницей далёких богов») приходит к Ваалу на Цафон, чтобы объявить ему, что строительство разрешено: «Прими радостную весть (tbšr), о Ваал! / Радостную весть тебе (bšrtk) приношу я» (KTU, 1.4.V.26-27). На этом основании можно предположить, что Анат является «вестницей» и в Пс. 67, 12 (возможно, вместе с Аштарт).

В стихе 13 трудность представляет выражение nəwat-bayit, которое Синодальная Библия переводит как «сидящая дома». Этот перевод следует традиции, понимающей слово nəwat как имя в сопряжённом состоянии, родственное слову с корнем nwh в значении «местонахождение», «жилище». Согласно другой традиции, слово nəwat образовано от корня n’wh (с элизией алефа) и означает «краса». Именно так его понимает Септуагинта, переводя nəwat-bayit как τῇ ὡραιότητι τοῦ οἴκου. Это второе понимание предпочтительнее, поскольку сочетается с упоминаемой в следующем стихе голубицей, украшенной серебром и золотом. «Краса дома» делит добычу обращённых в бегство Ваалом «царей воинств», что позволяет видеть в ней всё ту же воительницу Анат.

Слово bayit может означать как дом, так и храм. Второе более вероятно, потому что представляющая, по всей видимости, его «красу» голубица с серебряными крыльями и золотыми перьями из стиха 14 определённо не является обычным животным. На связь голубок с храмами женских божеств указывают иконографические материалы. Согласно одному из вариантов рассказа о гибели царя Саула, филистимляне «положили оружие его в храме Аштарт (bet-‘aštarot), а тело его повесили на стене Беф‐Сана» (1 Цар. 31, 10). Слово ‘aštarot используется девтерономическими авторами в качестве общего обозначения женских божеств так же, как слово ba‘alim – в качестве общего обозначения мужских (неяхвистских) божеств. При археологических раскопках в Бет-Шеане (Беф-Сане) была найдена глиняная модель храма XII в. до н.э., в окне которого изображена богиня с птицами (вероятно, голубками) в руках. Известны модели ханаанейских храмов женских божеств более позднего времени, на фронтонах которых представлены голубки.

Имеются связанные с женскими божествами изображения голубок и иных видов. В израильском городе Хацор была найдена ложка из слоновой кости для елея VIII в. до н.э., на лицевой стороне которой представлена пальма, а на обратной – лицо богини, по обеим сторонам от которого изображены голубки. Из иудейского города Лахиша VII в. до н.э. происходит скарабей с изображением голубки и лунного серпа. В одной из погребальных пещер в том же городе были обнаружены две терракотовые фигурки голубок. Сходные фигурки, представляющие женское божество, известны из находок в захоронениях и жилых домах Иерусалима и других мест в Иудее.





Модель храма из города Бет-Шеан, XII в. до н.э.





Модель храма из Заиорданья, IX-VIII вв. до н.э.





Ложка для елея из города Хацор, VIII в. до н.э.





Скарабей и терракотовая фигурка из города Лахиш, VII в. до н.э.



На основании сказанного можно сделать вывод, что «вестница», «краса дома» и «голубица» в ст. 12-14 Псалма 67 обозначают богиню Анат (возможно, вместе с богиней Аштарт). Она также именуется «голубицей далёких богов» в надписании к Псалму 55 (и, вероятно, «ланью рассвета» в надписании к Псалму 21). Следовательно, авторам и ранним исполнителям 21-го и 55-го Псалмов были хорошо известны гимны в честь богини Анат, которые они считали законной частью своей религии.



Кстати, я намереваюсь выпустить второе – исправленное и расширенное – издание книги «Вот б-ги твои, Израиль!» на бумаге, поэтому готов рассмотреть предложения от издателей.
Tags: Религиозная история, Яхвизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments