aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

А потом они будут спрашивать «За що?» и требовать моляшек-покаяшек

«Двадцать два года спала она не иначе, как на земле у порога моей спальни, а последние пять лет я уже упросил ее ставить для себя складную кровать. (...) Во все 27 лет ее у меня жизни не мог я ее никогда упросить сидеть в моем присутствии, и как скоро я взойду в комнату, она во все время стояла. Она была столь чувствительна, что если я покажу один неприятный взгляд, то она уже обливалась слезами и не переставала до тех пор, пока я не объясню ей причину моего неудовольствия», – это слова любви (да-да, именно любви) графа Аракчеева, посвященные его «верному другу», фаворитке Настеньке Минкиной (Шумской).

Была ли Настенька такой уж чувствительной, нежной и сердечной женщиной? Вряд ли. Она была отмороженной психопаткой и садисткой, что эта ваша Салтычиха. Просто в отличие от законной жены Аракчеева, Натальи Хомутовой, которая уехала обратно к матери спустя год совместной жизни в этой атмосфере дурки, экс-крепостная Анастасия, купленная графом в возрасте 16 лет, прекрасно поняла, что единственная форма любви, которая нужна Аракчееву – это валяться в ногах, рабски угождать и по-собачьи выслуживаться. Как служил царю сам Аракчеев, предпочитая побыть царем и богом хотя бы в частной жизни. Чистая психиатрия и даже немного ветеринария. Это принесло плоды – так Минкина стала дворянкой Шумской, женщиной, перед которой заискивали аристократы, в надежде, что она замолвит словечко, и правой рукой Аракчеева по части управления его имения Грузино, ставшего мини-воплощением аракчеевской утопии (уж какие люди, такие у них и утопии). Свои унижения Минкина компенсировала за счет издевательств над другими. Известно, например, что она доводила до самоубийств даже взрослых мужиков (Синицын, Стримилов), но вообще в качестве главных жертв обычно выбирала молодых красивых девушек, что как бы симптоматично.

Эта садомазо любовная идиллия двух психопатов была прервана руками 20-летнего повара Васи Антонова, который 10 сентября 1825 оказался в спальне Минкиной и перерезал ей горло в качестве мести за свою сестру Прасковью, которую «чувствительная» Настенька избила до полусмерти батогами и сожгла ей лицо щипцами для завивки волос.

По злой иронии судьбы Аракчеев узнал о смерти любимой игрушки от капитана по фамилии... Кафка (нет, ну серьезно Кафка: «ответ капитана был обескураживающе-простодушен: “Не нужно никакой помощи, Ваше Сиятельство, голова осталась на одной только кожице”»). Конечно, тут пациент испытал целую гамму чувств – плакал, истерил, писал письма царю Александру о выходе в отставку. До тех пор, пока не получил в свои руки все следствие и особые полномочия. В итоге брата и сестру Антоновых запороли насмерть. «За компанию» приговорили к порке и ссылке еще кучу людишек. Некая Фомина умерла спустя несколько дней после экзекуции. В деле присутствовал еще один позитивный герой по имени Вася – штабс-капитан Василий Лялин, который отказался пороть беременную крестьянку Дарью Константинову, сочтя весь этот процесс каким-то издевательством и сраным стыдом. Хотя это и не помогло, ибо Константинову все равно выпороли и отправили по этапу, а Лялина сочли злоумышленником, арестовали и лишили чина.

https://beauty-spirit.livejournal.com/274636.html
Tags: Святые Гольштейны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments