aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Политеизм Второисайи

Главы 40-55 Книги пророка Исайи, автором которых считается анонимный еврейский пророк, живший в вавилонском плену во второй половине VI в. до н.э., условно именуемый Второисайей, содержат самое большое количество внешне монотеистических высказываний из всех текстов Еврейской Библии:

«Я – он: прежде меня не созижден бог, и после меня не будет. Я, я – Яхве, и нет кроме меня спасителя» (’ani hu’ ləp̄anay lo noṣar ’el wə-’aḥaray lo yihye ’anoḵi ’anoḵi yhwh wə-’en mibbal‘aday mošia‘) (Ис. 43, 10-11)

«Так говорит Яхве, царь Израиля, и искупитель его, Яхве Воинств: я первый и я последний, и кроме меня нет бога (’ani ri’šon wa-’ani ’aḥaron umibbal‘aday ’en ’elohim)» (Ис. 44, 6)

«Есть ли бог кроме меня? нет твердыни, никакой не знаю» (ha-yeš ’eloah mibbal‘aday wə-’en ṣur bal-yada‘ti) (Ис. 44, 8)

«Я – Яхве, и нет иного; нет бога кроме меня (’ani yhwh wə-’en ‘od zulati ’en ’elohim); я препоясал тебя, хотя ты не знал меня, дабы узнали от восхода солнца и от запада, что нет кроме меня; я – Яхве, и нет иного (’ep̄es bil‘aday ’ani yhwh wə-’en ‘od)» (Ис. 45, 5-6)

«У тебя только бог, и нет иного бога» (’aḵ baḵ ’el wə-’en ‘od ’ep̄es ’elohim) (Ис. 45, 14)

«Ибо так говорит Яхве, сотворивший небеса, он, бог, созиждивший землю и создавший её; он утвердил её; не пустой он сотворил её, а созиждил её для жительства: я – Яхве, и нет иного (’ani yhwh wə-’en ‘od)» (Ис. 45, 18)

«Не я ли, Яхве? и нет иного бога кроме меня, бога праведного и спасающего нет кроме меня» (ha-lo’ ’ani yhwh wə-’en ‘od ’elohim mibbal‘aday ’el ṣaddiq umošia‘ ’en zulati) (Ис. 45, 21)

«Вспомните прежде бывшее, от начала века, ибо я бог, и нет иного бога, и нет подобного мне (’anoḵi ’el wə-’en ‘od ’elohim wə-’ep̄es kamoni)» (Ис. 46, 9)

Эти заявления действительно способны создать впечатление, что их автор является строгим и бескомпромиссным монотеистом, однако более пристальный анализ заставляет подобное впечатление скорректировать. Лексика, которую использует здесь Второисайя, либо совпадает с лексикой «монотеистических» высказываний Книги Второзакония, либо синонимична ей. А, как нами было показано, религиозное мировоззрение девтерономистов является монолатрическим политеизмом, и соответствующие высказывания имеют в виду могущество Яхве по сравнению с другими богами, а не несуществование последних. Большее количество подобных заявлений у Второисайи по сравнению с Книгой Второзакония не может быть истолковано как свидетельство качественного отличия его мировоззрения от мировоззрения девтерономистов. Анализ ряда отрывков из текста Второисайи подтверждает политеизм его взглядов.

Повествование Второисайи начинается с описания его пророческого призвания, которое происходит в Совете богов (Ис. 40, 1-8). Судя по высказываниям Иеремии, присутствие яхвистского пророка в Совете богов считалось обязательным условием подлинности его пророческого дара: «Так говорит Яхве Воинств: не слушайте слов пророков, пророчествующих вам: они обманывают вас, рассказывают видения сердца своего, а не от уст Яхве… Ибо кто [из них] стоял в Совете Яхве (sod yhwh) и видел и слышал слово его? Кто внимал слову его и услышал?» (Иер. 23, 16, 18); «Я не посылал пророков сих, а они сами побежали; я не говорил им, а они пророчествовали. Если бы они стояли в моём Совете (sodi), то объявили бы народу моему слова мои и отводили бы их от злого пути их и от злых дел их» (Иер. 23, 21-22).

Сцена призвания Второисайи построена по образцу сцены призвания исторического Исайи – иудейского пророка конца VIII в. до н.э. Хотя этот эпизод открывает собою 6-ю главу Книги пророка Исайи, в смысловом и хронологическом порядке он является началом всей книги: «В год смерти царя Озии я видел моего господина (’adonay), сидящего на престоле высоком и превознесённом, и полы его одежды наполняли храм (heḵal). Над ним стояли сарафы (śərap̄im); у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал своё лицо, двумя закрывал свои ноги, двумя летал. И они взывали друг к другу и говорили: свят, свят, свят Яхве Воинств! вся земля полна его славы (kaḇod)! И столбы дверей сотряслись от гласа восклицающих, и дом наполнился курениями. И я сказал: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми губами, и живу среди народа с нечистыми губами, – и мои глаза видели царя, Яхве Воинств. Тогда подлетел ко мне один из сарафов (śərap̄im), и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника, и коснулся моего рта и сказал: вот, это коснулось твоих губ, и твоё беззаконие удалено, и твой грех искуплен» (Ис. 6, 1-7).

Из присутствующих здесь помимо Яхве членов Совета богов двое определяются точнее – это сарафы (крылатые змеи, получившие своё имя «жгущие» за то, что убивают огненным ядом), другие же остаются анонимными персонажами, восклицающими и возжигающими курения. Поручение Исайе даётся от имени всего Совета богов: «И услышал я голос господина моего (’adonay), говорящего: Кого пошлю? и кто пойдёт для нас (lanu)?» (Ис. 6, 8). Под «нами» Яхве не может иметь в виду себя во множественном числе, потому что только что высказался от своего имени в единственном: «Кого пошлю (’ešlaḥ)?».

Описание призвания Второисайи подразумевает такую же картину Яхве, восседающего в Совете богов. Забегая вперёд, содержание этого отрывка можно описать следующим образом: в стр. 1-2 Яхве обращается к Совету богов, в стр. 3-5 одно из составляющих Совет божеств обращается к другим божествам, в стр. 6 то же (?) божество обращается к пророку, после чего в стр. 6-8 следует ответ пророка:

1. Утешайте, утешайте народ мой, говорит бог ваш;
2. говорите к сердцу Иерусалима и возвещайте ему, что исполнилась служба его, что отплачена вина его, ибо принял он от руки Яхве вдвое за все грехи свои.
3. Голос возвещает: в пустыне приготовьте путь Яхве, выпрямите в степи дорогу богу нашему;
4. всякий дол поднимется и всякая гора и холм понизятся, кривизна выпрямится и неровные места сделаются равниной;
5. и явится слава (kaḇod) Яхве, и узрит всякая плоть спасение божье, ибо уста Яхве изрекли.
6. Голос говорит: возвещай! Он говорит: что возвещу? Всякая плоть – трава, и вся красота её – как цвет полевой.
7. Засыхает трава, увядает цвет, когда дунет на него дуновение Яхве: так и народ – трава.
8. Трава засыхает, цвет увядает, а слово бога нашего пребудет вечно.
(Ис. 40, 1-8)

Множественность адресатов обращения Яхве в стр. 1-2 подразумевают глаголы во множественном числе «утешайте» (naḥamu), «говорите» (dabberu) и «возвещайте» (qirə’u) и притяжательный суффикс множественного числа в выражении «ваш бог» (’eloheḵem). Адресатом голоса анонимного божества в стр. 3-5 также является коллектив, судя по глаголам во множественном числе «приготовьте» (pannu) и «выпрямите» (yaššəru) и множественному суффиксу в выражении «наш бог» (’elohenu). Поскольку приказ выровнять пустыню для шествия Яхве не может быть исполнен людьми, обращён он должен быть к членам Совета богов.

За ответом пророка, сетующего по поводу народа, к которому его посылают, следует новый призыв:

9. На высокую гору взойди, благовестница (məḇaśśeret) Сиона! возвысь с силою голос свой, благовестница Иерусалима! возвысь, не бойся; скажи городам Иудиным: вот бог ваш!
10. Вот, господин мой (’adonay) Яхве грядёт с силою, и рука его со властью. Вот, награда его с ним и воздаяние его перед лицом его.
11. Как пастырь он будет пасти стадо своё; агнцев будет брать на руки и носить на груди своей, и водить дойных.
(Ис. 40, 9-11)

Адресатом этого обращения является некая «благовестница», соответственно, в нём используются императивы единственного числа в женском роде «взойди» (‘ali), «возвысь» (harimi), «не бойся» (’al-tira’i) и «скажи» (’imri) и притяжательный суффикс ед.ч. ж.р. в выражении «голос твой» (qoleḵ). Таким образом, пророк в качестве адресата исключается, но кто же он тогда? В семитских языках существительные женского рода в единственном числе могут иметь собирательное значение, поэтому разумно предположить, что под «благовестницей» имеются в виду члены Совета богов в своей совокупности.

Подтверждением такого предположения служит и следующий отрывок:

7. Как прекрасны на горах ноги благовестника (məḇaśśer), возвещающего мир, благовестника добра, возвещающего спасение, говорящего Сиону: «воцарился бог твой!»
8. Голос стражей (ṣop̄aim) твоих – они возвысили голос, и все вместе ликуют, ибо глаза в глаза видят возвращение Яхве в Сион.
9. Торжествуйте, пойте вместе, развалины Иерусалима, ибо утешил Яхве народ свой, искупил Иерусалим.
10. Обнажил Яхве святую руку свою перед глазами всех народов, и увидели все концы земли спасение бога нашего.
11. Идите, идите, выходите оттуда (т.е. из Вавилона); не касайтесь нечистого; выходите из среды его; очистите себя, несущие сосуды Яхве (kəle yhwh)!
12. ибо вы выйдете неторопливо, и не побежите; потому что впереди вас пойдёт Яхве, и бог Израилев будет стражем позади вас.
(Ис. 52, 7-12)

Очевидны параллели между персонажами в Ис. 40, 9-11 и Ис. 52, 7-9 – в обоих случаях речь идёт о лице, поднимающемся на гору, чтобы объявить Иерусалиму и Сиону о возвращении Яхве. Хотя в первом случае речь идёт о «благовестнице», а во втором – о «благовестнике», очевидно, что подразумевается одно и то же лицо, которое в Ис. 52, 7-9 исполняет поручение, данное ему в Ис. 40, 9-11. Это поручение, в свою очередь, следует призыву Яхве «утешайте народ мой» в Ис. 40, 1, обращённому к Совету богов, таким образом, совокупность его членов, по всей видимости, и скрывается за словами «благовестница» и «благовестник».

Под «стражами (ṣop̄aim) твоими (т.е. Сиона)», которые среди пустых развалин Иерусалима воспевают песню радости, видя «глаза в глаза» (‘ayin bə-‘ayin) возвращающегося из Вавилона Яхве, должны также пониматься божества, которым было поручено присматривать за Иерусалимом в отсутствие его божественного царя. О тех же членах Совета богов, называя их словом того же корня, но образованным по другой модели, видимо, упоминает пророк Михей: «День стражей (məṣap̄im) твоих (т.е. Яхве), посещение твоё наступает; ныне постигнет их (т.е. грешников) смятение» (Мих. 7, 4).

В заключение отметим, что, судя по Ис. 52, 11-12, Второисайя отождествляет возвращение Яхве в Иерусалим с возвращением его «сосудов» (kəle yhwh). Речь идёт о богослужебных принадлежностях Иерусалимского храма, захваченных вавилонянами и возвращённых персами: «И царь Кир вынес сосуды дома Яхве (kəle bet yhwh), которые Навуходоносор взял из Иерусалима и положил в доме бога своего, – и вынес их Кир, царь Персидский, рукою Митридата сокровищехранителя, а он счётом сдал их Шешбацару князю Иудину. И вот число их: блюд золотых тридцать, блюд серебряных тысяча, ножей двадцать девять, чаш золотых тридцать, чаш серебряных двойных четыреста десять, других сосудов тысяча: всех сосудов, золотых и серебряных, пять тысяч четыреста. Всё это взял с собою Шешбацар при отправлении переселенцев из Вавилона в Иерусалим» (Езд. 1, 7-11).

Отправление в изгнание богов побеждённых народов в лице своих изображений, захваченных в качестве добычи победителями, с возможностью их последующего возвращения было обычным топосом религиозного мировоззрения древнего Ближнего Востока. Для Второисайи, таким образом, подобными «иконами» Яхве, в которых он определённым образом пребывал лично, были сосуды его храма.
Tags: Религиозная история, Яхвизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments