aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Заклятие как вид человеческого жертвоприношения у евреев

Среди дошедших до нас угаритских текстов имеются два фрагмента, повествующих об истреблении богиней-воительницей Анат своих врагов. Первый из них, с повреждённым началом, открывает собой табличку, которая содержит краткое повествование об Анат, вызывающее в угаритоведении оживлённые споры. Однако смысл самого этого фрагмента достаточно ясен: «Предавай заклятию два дня, и[стребляй три] дня, вот, убивай че[тыре] дня! Отрубай руки <…>, на пояс вешай головы!» (<…>ḫrm ṯn ymm | š<…> ymm | lk hrg ar<…> ymm | bṣr kp <…> | lḫbšk ‘tk r’iš) (KTU, 1.13.3-7). Данный текст ценен тем, что в нём используется слово «заклятие» (угар. ḫrm), хорошо известное по Еврейской Библии (евр. ḥerem). Отсюда можно заключить, что действия Анат представляют собой осуществление именно этого ханаанейского религиозного понятия.

Второй фрагмент, гораздо более обширный, не использует слово «заклятие», однако дословные совпадения между ним и первым фрагментом свидетельствуют, что речь идёт о том же самом: «Вот, Анат сражалась в долине, билась между городами, поражала народ побережья морского, истребляла людей восхода солнца. Под нею, как жнивьё, головы, над нею, как кузнечики, руки, как саранча – руки храбрых. Она крепила головы на спину, вешала руки на пояс, по колена ходила в крови воителей, по бёдра – в потоках крови храбрых. Палицей гнала она пленных, тетивой своего лука – врагов. Вот, Анат в дом свой пошла, устремилась богиня во дворец свой. Но не насытилась она сражением своим в долине, битвой между городами. Она поставила престолы для храбрых, поставила столы для воинов, подножия – для витязей. Многих сразила и огляделась, поразила и осмотрелась Анат. Вздулась её печень, смехом наполнилось её сердце. В веселье печень Анат окунала, когда по колена ходила в крови воителей, по бёдра – в потоках крови храбрых, пока не насытилась сражением в доме, битвой между столами» (KTU, 1.3.II.3-30).

Данный фрагмент дошёл до нас в составе угаритской поэмы о постройке дворца для Ваала. Он не имеет никакой связи с остальным текстом поэмы, и причины его включения в неё не совсем ясны. Однако для нас он важен тем, что показывает, как понимали заклятие в древнем Ханаане. Анат наносит поражение врагам в битве, потом приводит пленных в свой дом, где истребляет (по другому истолкованию – пожирает) их. Таким образом, с точки зрения древних ханаанеян, войну против преданного заклятию врага вело само божество. Взятые на такой войне пленные должны были беспощадно истребляться, т.е., по сути, приноситься этому божеству в жертву как посвящённые ему путём заклятия.

Важным источником по данному вопросу является надпись моавитского царя Меши (IX в. до н.э.), в которой он повествует о своей войне против Израильского царства: «Построил себе царь Израиля Атарот. Воевал я против города и взял его. Убил я весь народ из города в насыщение для Кемоша и для Моава. Взял я оттуда жертвенник Давида(?) и принёс его пред лицо Кемоша… Сказал мне Кемош: “Иди, возьми Нево у Израиля”. Пошёл я ночью и воевал против него от ранней зари до полудня. Захватил я его и убил всех: семь тысяч жителей и пришельцев. А также женщин, пришелиц и рабынь. Ибо Аштар-Кемошу заклял я его (hḥrmth). Взял я оттуда сосуды Яхве и принёс их пред лицо Кемоша… Изгнал его (т.е. царя Израиля) Кемош от лица моего».

Как видим, Меша считает, что войну за Моав по заклятию ведёт сам Кемош, а взятые в плен враги должны истребляться, т.е. приноситься ему в жертву. Точно такое же мировоззрение мы обнаруживаем в Еврейской Библии. В случае заклятия Яхве сражается за царя Израиля и наносит поражение его врагу. Сохранение жизни взятым в плен на такой войне является тяжким грехом против божества. Так, когда Яхве предаёт войско сирийцев в руки израильского царя Ахава, но тот сохраняет жизнь их царю Венададу, пророк заявляет правителю Израиля: «Так говорит Яхве: за то, что ты выпустил из рук человека моего заклятия (ḥermi), душа твоя будет вместо его души, народ твой вместо его народа» (3 Цар. 20, 42).

Более подробно сходная коллизия описана в рассказе о войне Саула против амаликитян. Пророк Самуил ставит Саула царём над Израилем и передаёт ему приказ Яхве: «Теперь иди и порази Амалика, и предайте заклятию (wəhaḥaramtem) всё, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла» (1 Цар. 15, 3). Саул истребляет амаликитян, но сохраняет жизнь их царю Агагу и лучшему скоту. В ответ на обвинение Самуила в нарушении приказа Яхве Саул оправдывается: «Я привёл Агага, царя амаликитского, а Амалика истребил; народ же из добычи, из овец и волов, взял лучшее из заклятого (ḥerem), для жертвоприношения Яхве, богу твоему, в Галгале» (1 Цар. 15, 20-21). Самуил заявляет, что за грех Саула его царство будет отдано другому, но всё же в ответ на просьбу Саула идёт с ним в Галгал, чтобы совершить там заклятие над амаликитским царём: «И поклонился Саул Яхве… И разрубил Самуил Агага на куски пред лицом Яхве в Галгале» (1 Цар. 15, 31, 33).

Еврейская Библия упоминает несколько мест с названием Галгал. Оно происходит от слова galgal «круг», которым евреи называли капище, образованное поставленными в круг отвесными камнями (maṣṣeḇot), служащими в качестве идолов богов. В рассказе о Сауле имеется в виду Галгал, служивший наряду с Вефилем и Массифой местом ежегодного обхода и суда Самуила (1 Цар. 7, 16), где Саул был поставлен им царём над Израилем (1 Цар. 11, 14-15). В круге каменных столпов, «пред лицом Яхве», т.е. его идола, Самуил разрубил Агага на части, принеся его таким образом в жертву Яхве по заклятию.




Еврейское капище-галгал



Ещё один важный текст, говорящий о заклятии, содержится в Книге пророка Исайи. В отличие от процитированных фрагментов ЕБ и согласно с процитированными угаритскими фрагментами об Анат, он представляет исполнителем заклятия непосредственно само божество: «Ибо гнев Яхве на все народы, и ярость на всё воинство их. Он заклял их (heḥerimam), отдал их на заклание. И убитые их будут разбросаны, и от трупов их поднимется смрад, и горы размокнут от крови их. И истлело всё воинство небесное; и небеса свернулись, как свиток; и всё воинство их падёт, как падает лист с виноградной лозы, и как перезрелая смоква – со смоковницы. Ибо насытился меч мой на небесах: вот, для суда нисходит он на Едом и на народ моего заклятия (ḥermi). Меч Яхве наполнится кровью, утучнеет от тука, от крови агнцев и козлов, от тука с почек овнов: ибо жертвоприношение (zeḇaḥ) для Яхве в Восоре и большое заклание в земле Едома» (Ис. 34, 2-6).

Автором 34-й главы Книги пророка Исайи признаётся Второисайя (сер. VI в. до н.э.). Сходство языка столь позднего автора, изображающего Яхве, подобно Анат, в виде кровожадного божества, безжалостно истребляющего своих врагов, с языком угаритского эпоса, свидетельствует о прямой преемственности в мировоззрении между ханаанеянами и ЕБ. Отметим, в частности, что автор Ис. 34 отождествляет истребление людей по заклятию Яхве с их жертвоприношением (zeḇaḥ) ему, которым он насыщается (ср. мотив насыщения Анат в угаритском тексте). О живучести этого мировоззрения свидетельствует также то, что требование принесения в жертву Яхве заклятого ему человека по настоящее время сохраняет для иудеев полную силу в качестве одного из «Законов Моисея»: «Только всё заклятое (ḥerem), что заклинает (yaḥarim) человек для Яхве из своей собственности, человека ли, скотину ли, поле ли своего владения, – не продаётся и не выкупается. Всё заклятое (ḥerem) есть великая святыня Яхве. Всё заклятое (ḥerem), что заклято (yaḥaram) от людей, не выкупается; оно должно быть предано смерти» (Лев. 27, 28-29).
Tags: Религиозная история, Яхвизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments