aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Яхве как андрогинное божество

После того, как Яхве в видении пророка Захарии запечатал свою жену Ашеру в импровизированный гроб и отослал её в Вавилон (Зах. 5, 5-11), она отнюдь не исчезла бесследно, но оставила по себе многочисленные следы. Семисвечники, продолжающие традицию священных деревьев Ашеры и в конечном счёте знаменующие её плодоносящее чрево, украшают собою каждую синагогу и являются одним из главных символов иудаизма.

Сама Ашера была частично реабилитирована и под именем божественной мудрости (ḥoḵma) введена в поздние книги Еврейской Библии, прежде всего, в Книгу Притчей: «Счастлив (’ašre) человек, который снискал мудрость … Она – древо жизни (‘eṣ ḥayyim) для тех, которые приобретают её, и тот, который сохраняет её, счастлив (mə’uššar)!» (Притч. 3, 13, 18). Во-первых, мудрость здесь отождествляется с древом жизни, т.е. образом, тесно связанным с Ашерой. Во-вторых, стихи 13-18 представляют собой хиазм, который начинается и заканчивается словами с корнем ’šr. Этот корень, имеющий первоначальное значение «идти прямо, преуспевать», может быть также источником имени Ашеры (’ašera), либо же он ему просто омонимичен. В любом случае, за образом божественной мудрости в приведённом отрывке и других местах ЕБ определённо просматривается ханаанейская богиня-мать.




Сцены поклонения Ашере в виде дерева на иудейских печатях VIII-VII вв. до н.э.


Не менее определённо она просматривается и за более поздним образом Шехины – «присутствия» Яхве, отношения которой с ним время от времени описываются квазисупружеским языком. Помимо этого, некоторые черты Ашеры после её формального упразднения были присвоены самим Яхве. Наиболее ярким свидетельством такого процесса является присвоение Яхве эпитета raḥum, происходящего от слова raḥam «матка, утроба», метафорически также вообще «женщина», и связанной с ним образности. На русский язык этот эпитет традиционно переводится как «милостивый» или «милосердный»: Яхве – ’el raḥum («бог милосердый»: Втор. 4, 31), ’el raḥum we ḥannun («бог человеколюбивый и милосердый»: Исх. 34, 6; ср. «щедр и милостив»: Пс. 102, 8); ’el ḥannun we raḥum («благий и милосердый»: Ион. 4, 2; «благий и милостивый»: Неем. 9, 31).

Как и можно было ожидать, Эл и Ваал – ханаанейские мужские божества, практически все черты которых усвоил Яхве, в Угарите никогда не обозначаются словами, производными от корня rḥm. Угаритские тексты иногда используют слово rḥm как эпитет богини Анат (KTU, 1.6.II.5, 27 и т.д.). Однако обычно Анат именуется btlt (евр. bətula) или, реже, ġlmt (евр. ‘alma). Вопреки распространённому мнению, последние два слова как в угаритском, так и в еврейском, по-видимому, являются синонимами, означая юную женщину, но не обязательно девственницу. Например, ‘alma означает замужнюю женщину в Ис. 7, 14 («Вот, ‘alma зачала и родит сына»), bətula – в Иоил. 1, 8 («Рыдай, как bətula, … о муже юности её»). В Угарите Анат определённо не является девственницей, поскольку упоминается её совокупление с Ваалом.

В ряде контекстов невозможно установить, кто именно имеется в виду под словом rḥm(y), например, в поэме о Керете, где rḥmy в числе прочих богов является к нему на свадьбу (KTU, 1.15.II.6). В KTU, 1.23.13 упоминается šd ’aṯrt w rḥm, в KTU, 1.23.28 – šd ’aṯrt w rḥmy («поле Ашеры и rḥm(y)»).

Однако богиней-родительницей и кормилицей по преимуществу в Угарите является Ашера. Она – матриарх угаритского пантеона. В KTU, 1.4.VI.46 упоминаются «семьдесят сынов Ашеры» (обычное обозначение совокупности), в KTU, 1.6.I.40-41 – «Ашера и сыны её, Элат и воинство сородичей её» (Элат – женская форма имени Эла – эпитет Ашеры). На свадьбе Керета Эл обещает тому, что его наследник «будет пить молоко Ашеры, сосать грудь девы <…>, кормилицы» (ynq ḥlb ’a[ṯ]rt | mṣṣ ṯd btlt <…> | mšnq[t]) (KTU, 1.15.II.26-28). В поэме о рождении Элом богов Шахара и Шалима («Рассвета» и «Заката») (имя второго из которых носит Иерусалим – «Основание Шалима») сообщается, что «добрые боги <…> сосут сосцы грудей Ашеры» (’ilm n‘mm <…> ynqm b ’ap zd ’aṯrt) (KTU, 1.23.23-24).




Изображение Ашеры на печати из иудейского города Лахиша, VIII в. до н.э.


У евреев, как и у угаритян, слово raḥam могло употребляться в значении «женщина», см. слова матери Сисары из Песни Деворы: «Верно, они нашли, делят добычу, по девке (raḥam), по две девки (raḥamatayim) на каждого воина» (Суд. 5, 30) (возможно, в данном случае более точным был бы более грубый перевод). При этом оно могло использоваться и в своём прямом значении – «матка, утроба», как например в благословении Иакова Иосифу. Этот очень древний и сильно испорченный текст сначала перечисляет ряд традиционных эпитетов Эла, со временем усвоенных Яхве: «Бык (’br) Иакова», «Пастух, Камень Израиля», «Эл, отец твой, который помогает тебе, и Шаддай, который благословляет тебя», после чего упоминает «благословения небес свыше, благословения бездны, таящейся внизу», «благословения сосцов и утробы (raḥam)» (Быт. 49, 24-25). Следует предположить, что в первоначальном тексте источником благословения была божественная чета Эла и Ашеры. После того, как имя Ашеры было цензурировано и источником всех обещаемых благ сделан Яхве, он стал также и подателем «благословения сосцов и утробы».

Это не единственный в ЕБ случай, когда Яхве, вытеснив Ашеру, оказался вынужденным вступить вместо неё в обязанности богини, отвечающей за вынашивание, рождение и выхаживание детей: «Доведу ли я до родов, и не дам родить? говорит Яхве. Или, давая силу родить, заключу ли [утробу]? говорит бог (’elohim) твой» (Ис. 66, 9); «Послушайте меня, дом Иаковлев и весь остаток дома Израилева, принятые [мною] от чрева, носимые [мною] от утробы (raḥam)» (Ис. 46, 3). Наряду со словом «утроба» (raḥam) в подобных отрывках постоянно используется производный от него глагол со значением «миловать, жалеть»: «Не дорогой ли у меня сын Ефрем? не нянчимое ли дитя? ибо, как только заговорю о нём, всегда с любовью воспоминаю о нём; внутренность моя возмущается за него; умилосержусь над ним (raḥem ’araḥamennu), говорит Яхве» (Иер. 31, 20); «Утешил Яхве народ свой и пожалел (yəraḥem) страдальцев своих. А Сион говорил: “оставил меня Яхве, и господин мой забыл меня!” Забудет ли женщина грудное дитя своё, чтобы не пожалеть (raḥem) сына чрева своего?» (Ис. 49, 13-15).

Приведённые цитаты поясняют, каким образом за Яхве закрепился «женский» эпитет raḥum. Он не означает, что Яхве стал обладателем матки и совсем превратился в женщину. Мужчиной он при этом быть не перестал, о чём, например, свидетельствует довольно натуралистический рассказ о лишении им девственности Иерусалима (слово женского рода в еврейском языке): «Ты выросла и стала большая, и достигла превосходной красоты: поднялись груди, и волоса у тебя выросли, и ты была нага и непокрыта. Я проходил мимо тебя, и увидел тебя, и вот, время твоё было время любви; и простёр я полы мои над тобою, и покрыл наготу (‘erwa) твою; и поклялся тебе и вступил в союз с тобою, говорит господин мой Яхве, – и ты стала моею. Омыл я тебя водою и смыл с тебя кровь… Сыновей своих и дочерей своих ты родила мне» (Иез. 16, 7-9, 20). Однако вследствие усвоения им качеств Ашеры определённые черты андрогинного божества Яхве всё-таки приобрёл.
Tags: Религиозная история, Яхвизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments