aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Космогония и космология Еврейской Библии

Рассказ о творении в ЕБ представляет собой вариант месопотамского мифа о творении, лучше всего известного по вавилонской эпической поэме «Энума элиш». Фраза «В начале сотворил бог небо и землю» (Быт. 1, 1), которой открывается ЕБ, является анонсом событий, описываемых ниже в стихах 6-10. До начала творения существует никем не созданная водная «бездна» (təhom). Собственно творение начинается с создания металлической «тверди» (raqi‘a – производное от глагольного корня rq‘, «ковать»), т.е. неба, которое делит воды на верхние и нижние, после чего посреди нижних вод создаётся суша, т.е. земля. Затем на твёрдом небесном своде крепятся солнце, луна и звёзды.

ЕБ даёт нам картину традиционной семитской космогонии, которая заключается в творении мира верховным богом из первобытных вод. Слово, переводимое на русский язык как «бездна», в еврейском оригинале звучит как təhom и является прямым ханаанейским соответствием имени аккадской Тиамат – богини, олицетворяющей первобытные воды. Книга Бытия, сочинённая в V-IV вв. н.э., описывает творение довольно демифологизированно: «И сказал бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И создал бог твердь; и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью» (Быт. 1, 6-7). Однако более ранние тексты ЕБ говорят об этих событиях ещё вполне мифологическим языком: увидевши Яхве, «ринулись воды; бездна (təhom) дала голос свой, высоко подняла руки свои» (Авв. 3, 10).

После того, как Яхве «своею силою расторг море» (Пс. 73, 13) и «его знанием были рассечены бездны (təhomot)» (Притч. 3, 20), он «мудростью основал землю, утвердил небеса разумом» (Прит. 3, 19). Точно так же его аккадский аналог Мардук после победы над Тиамат «Рассёк её тушу, хитроумное создал. Разрубил пополам её, словно ракушку. Взял половину – покрыл ею небо» (Энума элиш, 4, 136-138). После победы над водной бездной Яхве помещает её саму и её порождения под охрану: «Кто затворил море воротами, когда оно исторглось, вышло как бы из чрева... И утвердил ему моё определение, и поставил запоры и ворота, и сказал: “доселе дойдёшь, и не перейдёшь, и здесь предел надменным волнам твоим”?» (Иов. 38, 8-11); «Ты положил предел, которого [воды] не перейдут, и не возвратятся покрыть землю» (Пс. 103, 9); «Я положил песок границею морю, вечным пределом, которого не перейдёт» (Иер. 5, 22); «Разве я море или морское чудовище, что ты поставил надо мною стражу?» (Иов. 7, 12). Так же поступает Мардук: «Сделал запоры, поставил стражей, – Пусть следят, чтобы воды не просочились» (Энума элиш. 4, 139-140).

Демифологизированным языком творение описывает созданная ещё позже Книги Бытия Книга Притч, повествующая о времени, «когда он (Яхве) ставил небеса, когда полагал круг на лицо бездны (təhom), когда утверждал вверху облака (šəḥaqim), когда укреплял источники бездны (təhom), когда давал морю закон, чтобы воды не преступали его, когда полагал основания земли» (Притч. 8, 27-29). Слово šəḥaqim (с первоначальным смыслом «высокие перистые облака» или «облачное небо»?) может использоваться как синоним слова «твердь» (raqi‘a): «Ты ли с ним выковал (tarqia‘) облака (šəḥaqim), твёрдые, как литое зеркало?» (Иов. 37, 18).

Представление о творении из ничего ЕБ совершенно чуждо. Безосновательны утверждения, что в еврейском языке имеется особый глагол для обозначения именно такого творения – bara’, отличающийся от глагола ‘asa, обозначающего творение из какого-то материала. Чтобы убедиться в этом, достаточно просто прочитать текст 1-й главы Книги Бытия, обращая внимание на глаголы, используемые в еврейском оригинале: «В начале сотворил (bara’) бог небо и землю… И создал (‘asa) бог твердь… И создал (‘asa) бог два светила великие… И сотворил (bara’) бог рыб больших… И создал (‘asa) бог зверей земных… И сказал бог: создадим (‘asa) человека по образу нашему, по подобию нашему… И сотворил (bara’) бог человека по образу своему, по образу божию сотворил (bara’) его; мужчину и женщину сотворил (bara’) их… И увидел бог всё, что он создал (‘asa), и вот, хорошо весьма». Очевидно, что глаголы bara’ и ‘asa используются взаимозаменяемо, без какой-либо разницы в смысловом наполнении.

Мир ЕБ окружён водою со всех сторон – и снизу: «Утвердил землю на водах» (Пс. 135, 6), «Ибо он основал её на морях и на реках утвердил её» (Пс. 23, 2), и сверху: «Хвалите его, небеса небес и вóды, которые превыше небес» (Пс. 148, 4). Именно мировой океан, на котором покоится плоская земля, имеется в виду во второй заповеди: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в водах ниже земли» (Втор. 5, 8). Землю на её месте держат столпы: «Сдвигает землю с места её, и столпы её дрожат» (Иов. 9, 6), «Ты поставил землю на твёрдых основах: не поколеблется она во веки и веки» (Пс. 103, 5), «Колеблется земля и все живущие на ней: я утвержу столпы её» (Пс. 74, 4) и т.д.

На столпах покоится также и небо: «Столпы небес дрожат и ужасаются грозы его» (Иов. 26, 11). Эти поддерживающие верхние воды столпы – горы: «Бездною (təhom), как одеянием, покрыл ты её (землю), на горах стоят воды» (Пс. 103, 6). Псалмопевец представляет себе мировой катаклизм как сокрушение небесных опор водами: «Не убоимся, хотя бы поколебалась земля, и горы двинулись в сердце морей. Пусть шумят, вздымаются воды их, трясутся горы от волнения их» (Пс. 45, 3-4).

Многочисленные поэтические параллелизмы свидетельствуют, что авторы ЕБ используют слова «бездна», «море», «реки» и «воды» взаимозаменяемо: «Запретит он морю, и оно высыхает, и все реки иссякают» (Наум. 1, 4); «Вот, прещением моим я иссушаю море, превращаю реки в пустыню» (Ис. 50, 2); «Видели тебя воды и убоялись, и вострепетали бездны (təhomot)» (Пс. 76, 17); «Нисходил ли ты в источники моря и входил ли в глубины бездны (təhom)?» (Иов. 38, 16); «Бездна (təhom) говорит: не во мне она (премудрость); и море говорит: не у меня» (Иов. 28, 14).

Небо в ЕБ изображается как твёрдый купол («твердь»), покрывающий плоскую землю: Яхве «свод свой утвердил на земле» (Ам. 9, 6). Края небес опираются на землю и являются, тем самым, и её краями: «Спроси… от края небес до края небес» (Втор. 4, 32); «Хотя бы ты был рассеян до края небес, и оттуда соберёт тебя Яхве, бог твой» (Втор. 30, 4).

Над «твердью» находятся воды, а ещё выше их – «небеса небес», место обитания Яхве: «Яхве принадлежат небеса и небеса небес» (Втор. 10, 14); «Небеса и небеса небес не вмещают тебя» (3 Цар. 8, 27). Яхве «строит горницы свои на небесах» (Ам. 9, 6), «устрояет над водами горние чертоги свои» (Пс. 103, 3). Они также служат ему хранилищами: он «изводит ветер из хранилищ своих» (Пс. 134, 7), «Входил ли ты в хранилища снега и видел ли сокровищницы града, которые берегу я на время смутное, на день битвы и войны?» (Иов. 38, 22-23). Яхве «есть тот, который восседает над сводом земли» (Ис. 40, 22), он также «ходит по небесному своду» (Иов. 22, 14).

Иезекиилю в его видении является колесница Яхве, представляющая собой вселенную в миниатюре. Четыре керуба несут на себе небесный свод, на котором стоит престол Яхве: «Над головами животных было подобие тверди (raqi‘a), как вид изумительного кристалла… А над твердью, которая над головами их, было подобие престола по виду как бы из камня сапфира; а над подобием престола было как бы подобие человека вверху на нём» (Иез. 1, 22, 26). Подножие Яхве из голубого камня сапфира (лазурита) видят Моисей и его спутники на горе Синай: «Потом взошёл Моисей и Аарон, Надав и Авиуд и семьдесят из старейшин Израилевых, и видели бога Израилева; и под ногами его нечто подобное работе из чистого сапфира и, как самое небо, ясное» (Исх. 24, 9-10).

Между «небесами небес» и «твердью» находятся воды, поэтому о Яхве говорится, что он «восседает над потопом» (Пс. 28, 10). В «тверди» имеются «окна» (’arubbot); когда Яхве их открывает, на землю проливается дождь: «Не открою ли я для вас окон небесных?» (Мал. 3, 10); «Окна с высоты растворятся» (Ис. 24, 18); «Если бы Яхве и открыл окна на небе» (4 Цар. 7, 2). Во время великого потопа земля была затоплена водами как сверху, так и снизу: «Воды потопа пришли на землю, … разверзлись все источники великой бездны (təhom), и окна небесные отворились» (Быт. 7, 10-11).





Космогония и космология, представленные в ЕБ, являются наследием общесемитской и допленной еврейской древности. Послепленные авторы, представлявшие победивший исключительный яхвизм, не нашли в «языческой» космологии ничего, противоречащего их собственным взглядам, и лишь сочли нужным внести демифологизирующие поправки в унаследованную ими космогонию.
Tags: Религиозная история, Яхвизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments