aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Доводы в пользу северноаравийского происхождения культа Яхве

Культ Яхве был занесён в Ханаан в последние столетия II тыс. до н.э. кочевыми племенами из области Мидиана (в русской традиции Мадиама) в Северо-западной Аравии (частично или полностью совпадающей с библейскими топонимами Эдом, Сеир и Феман). В Ханаане бронзового века Яхве не был известен. Его нет в угаритском пантеоне, он не упоминается ни в каких других ханаанейских источниках. На Мадиам как первоначальное место его культа указывает ряд свидетельств – как библейских, так и внебиблейских.

Возможно, самые древние упоминания о Яхве содержатся в ряде египетских текстов эпохи Нового царства (XVI-XII вв. до н.э.), говорящих о шасу – кочевых племенах, обитавших к северо-востоку от Египта, в т.ч. в Мадиаме. Этноним шасу происходит от египетского глагольного корня šʔs («бродить») и означает «бродяги, кочевники». В списке врагов Египта из храма в нубийском городе Солебе, построенном при фараоне Аменхотепе III ок. 1380 г. до н.э., упоминается «земля шасу Яхве» (tʔ šʔsw yhwʔ). Это выражение встречается ещё в двух списках народов времён Рамзеса II (1279-1213). «Шасу Яхве» называются в числе шести разновидностей шасу, среди которых упоминаются также «шасу Сеира» (šʔsw s‘rr). Если верно отождествление египетского слова yhwʔ (теонима, использующегося как топоним?) с именем Яхве (в пользу чего говорит его сходство с позднейшей еврейской формой yhw/yhwh), мы имеем свидетельство о присутствии культа Яхве среди кочевников Мадиама уже к XIV в.

Еврейская Библия сохранила древнюю традицию о заимствовании евреями культа Яхве через Моисея у мадиамитян (точнее, у одной из их ветвей – кенеян). После своего бегства из Египта Моисей приходит в Мадиам и женится на дочери местного священника (kohen), который именуется то Рагуилом, то Иофором, то Ховавом (вопрос осложняется тем, что еврейское слово ḥoten может означать как тестя, так и шурина): «У священника Мадиамского было семь дочерей… И пришли они к Рагуилу, отцу своему… Моисею понравилось жить у сего человека; и он выдал за Моисея дочь свою Сепфору» (Исх. 2, 16, 18, 21). Яхве открылся Моисею на «горе божией» Хорив, когда тот «пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского» (Исх. 3, 1), приказав ему вывести евреев из Египта. После исхода из Египта «услышал Иофор, священник Мадиамский, тесть Моисеев, о всём, что сделал бог (’elohim) для Моисея и для Израиля, народа своего, когда вывел Яхве Израиля из Египта» (Исх. 18, 1), и вместе с женой и детьми Моисея вышел встретить его к «горе божией», т.е. Хориву.

Дальнейшее повествование предполагает, что Иофор был священником (kohen) именно Яхве: «И сказал Иофор: благословен Яхве, который избавил вас из руки египтян и из руки фараоновой, который избавил народ сей из-под власти египтян; ныне узнал я, что Яхве велик паче всех богов (’elohim), в том самом, чем они превозносились над ними. И принёс Иофор, тесть Моисеев, всесожжение и жертвы богу (’elohim); и пришёл Аарон и все старейшины Израилевы есть хлеба с тестем Моисеевым пред богом (’elohim)» (Исх. 18, 10-12). Попрощавшись со своим тестем, Моисей вместе с евреями отправляется «в пустыню Синайскую», где они заключают завет с Яхве. Из этого повествования следует, что историческая гора Синай находилась именно в Мадиаме, к востоку от Красного моря, а не на полуострове, ныне именуемом Синайским.

По настоянию Моисея его тесть, теперь уже именуемый Ховавом, отправляется вместе с ним от горы Синай в путь к Ханаану: «И сказал Моисей Ховаву, сыну Рагуилову, Мадианитянину, тестю Моисееву: мы отправляемся в то место, о котором Яхве сказал: “вам отдам его”; иди с нами… И отправились они от горы Яхве» (Числ. 10, 29, 33). После завоевания Ханаана «сыны Кенеянина, тестя Моисеева, поднялись из города Пальм (Иерихона) с сынами Иудиными в пустыню Иудину, которая на юг от Арада, и пришли и поселились среди народа» (Суд. 1, 16). Позднее упоминается «Хевер Кенеянин», который «отделился от Кенеян, сынов Ховава, тестя Моисеева» и поселился близ Кедеса на севере Ханаана (Суд. 4, 11). Эти связанные родством с Моисеем мадиамитяне-кенеяне, позднее растворившиеся в составе ханаанейского племенного объединения Израиль, могли составить ядро культа Яхве на новом месте.

Большинство из кенеян, пришедших вместе с евреями в Ханаан, осело на земле, но одна из их групп, рехавиты (1 Пар. 2, 55), по завету своего прародителя Ионадава продолжала вести кочевой образ жизни. Ионадав был участником яхвистского переворота, осуществлённого в Израильском царстве Ииуем: «И поехал оттуда [Ииуй], и встретился с Ионадавом, сыном Рихавовым, шедшим навстречу ему, и приветствовал его, и сказал ему: … “поезжай со мною, и смотри на мою ревность о Яхве” … И вошёл Ииуй с Ионадавом, сыном Рихавовым, в дом Ваалов… И поразили их [служителей Ваала] остриём меча» (4 Цар. 10, 15-16, 23, 25).

Очевидно, по мнению рехавитов, кочевой образ жизни лучше всего способствовал сохранению завета с Яхве: «Ионадав, сын Рехава, отец наш, дал нам заповедь, сказав: “не пейте вина ни вы, ни дети ваши, вовеки; и домов не стройте, и семян не сейте, и виноградников не разводите, и не имейте их, но живите в шатрах во все дни жизни вашей, чтобы вам долгое время прожить на той земле, где вы странниками”. И мы послушались голоса Ионадава, сына Рехавова, отца нашего, во всём, что он завещал нам» (Иер. 35, 6-8). Яхве устами Иеремии полностью поддерживает эту точку зрения: «А дому Рехавитов сказал Иеремия: так говорит Яхве Воинств, бог Израилев: за то, что вы послушались завещания Ионадава, отца вашего, и храните все заповеди его и во всём поступаете, как он завещал вам, – за то, так говорит Яхве Воинств, бог Израилев: не отнимется у Ионадава, сына Рехавова, муж, предстоящий пред лицем моим во все дни» (Иер. 35, 18-19).

Показательно, что наиболее верными приверженцами культа Яхве Еврейская Библия представляет кенеян, сохранявших изначальный образ жизни кочевников Мадиама. Помимо того, ряд её текстов отражает древнюю традицию о пришествии Яхве из областей, близких к Мадиаму: «Яхве пришёл от Синая, открылся им от Сеира, воссиял от горы Фарана и шёл с сонмами святых» (Втор. 33, 2); «Когда выходил ты, Яхве, от Сеира, когда шёл с поля Эдомского, тогда земля тряслась, и небо капало, и облака проливали воду» (Суд. 5, 4); «Яхве! соверши дело твоё среди лет… Бог (’eloah) от Фемана грядёт и святой – от горы Фаран» (Авв. 3, 3). Внебиблейским подтверждением этой традиции служит упоминание о «Яхве Теманском/Феманском» (yhwh tmn) в надписи примерно 800 г. до н.э., обнаруженной при раскопках израильского караван-сарая в Кунтиллет-Аджруде.

Источники ЕБ расходятся в том, когда началось почитание Яхве. Согласно Яхвисту, это имя было известно с древнейших времён: «Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Яхве» (Быт. 4, 1); «У Сифа также родился сын, и он нарек ему имя: Енос; тогда начали призывать имя Яхве» (Быт. 4, 26), см. тж. Быт. 5, 28-29; Быт. 9, 26-27; Быт. 14, 22; Быт. 15, 2; Быт. 21, 33; Быт. 24, 2-3; Быт. 27, 20; Быт. 27, 27; Быт. 28, 12-13; Быт. 28, 16; Быт. 28, 20-22; Быт. 29, 31-35; Быт. 31, 49; Быт. 32, 9; Быт. 49, 1, 18. Согласно другой версии (Элохиста и Священнического кодекса), патриархи не знали имени Яхве, оно было впервые открыто Моисею. В отличие от Яхвиста, Элохист и Священнический кодекс признают новизну Яхве в еврейской религии, но пытаются снять её за счёт вписывания его в предшествующую религиозную традицию, утверждая, что патриархи ранее знали Яхве под именем Эл Шаддай: «Являлся я Аврааму, Исааку и Иакову с именем Эл Шаддай, а с именем моим Яхве не открылся им» (Исх. 6, 3).

Употребление имени Шаддай распределено по тексту ЕБ очень неравномерно. Оно является самым частым обозначением бога патриархов в период от Авраама до Моисея в священнической традиции (см., напр., Быт. 17, 1; 28, 3; 35, 11; Исх. 6, 3). Оно также встречается в остатках поэтической традиции, восходящей, возможно, ещё к эпохе Судей (см., напр., Быт. 49, 25; Числ. 24, 4, 16; Пс. 68, 15), что доказывает его глубокую древность. Вслед за тем наступает перерыв в его использовании, которое вновь возобновляется в архаизирующем языке Книги Иова и других поздних частей ЕБ.

Слово šadday состоит из корня šad и адъективного суффикса -ay (<-ayyu), его более древний вариант šadayyu восходит к ханаанейскому корню ṯdy/ṯdw, родственному корню аккадского слова šadû (<*ṯadwum) – «гора», широко использовавшегося ассирийцами и вавилонянами в качестве божественного эпитета (ср., например, одно из имён ассирийского бога Ашшура šadû rabû – «великая гора»). Однако первоначальное значение семитского корня ṯdy/ṯdw – «сосок», «женская грудь», о чём согласно свидетельствуют угаритское ṯd, еврейское šādayim, арамейское tēdayyā’, арабское ṯdy и т.д. Перенос значения «женская грудь» > «гора» вполне естественен и засвидетельствован во многих языках мира.

Таким образом, имя Шаддай является одним из божественных эпитетов, с древних времён широко распространённых в семитском мире и имеющих прозрачную этимологию. Вопрос с происхождением имени Яхве гораздо сложнее. Помимо стандартной формы yhwh и её вариантов yhw и yh, оно также встречается в ЕБ в форме ’hyh: «И сказал: так скажи сынам Израилевым: ’hyh послал меня к вам. И сказал ещё бог (’elohim) Моисею: так скажи сынам Израилевым: yhwh, бог (’elohim) отцов ваших, бог Авраама, бог Исаака и бог Иакова послал меня к вам» (Исх. 3, 14-15). В еврейском языке I тыс. до н.э. слово ’hyh означало «аз есмь», ср.: «И заповедал Иисусу, сыну Навину, и сказал ему: будь тверд и мужествен, ибо ты введешь сынов Израилевых в землю, о которой я клялся им, и аз есмь (’hyh) с тобою» (Втор. 31, 23) или «И сказал: нареки ему имя Лоамми, потому что вы не мой народ, и аз не есмь (’hyh) ваш» (Ос. 1, 9). По-видимому, автор Исх. 3, 14 использовал ’hyh для объяснения своей аудитории непонятного ей смысла имени yhwh.

Относительно слова yhwh общепризнано, что оно является имперфектом глагола 3 л. ед.ч. Что касается изначального смысла глагольного корня, мнения расходятся. Согласно одной из точек зрения, он родственен глаголу hwy, имперфект которого (с каузативным значением «приводить к бытию, рождать») составляет первый элемент засвидетельствованных во II тыс. аморейских имён типа Yahwi-Ilum, Yahwi-Haddu – «Породил (или Да породит) Эл или Хадад». Однако нигде в западносемитском мире такие имена не существовали в качестве теонимов. Ближайшая аналогия к теониму yhwh обнаруживается в южносемитском мире – глагольными имперфектами являются имена Ya‘ūq («Он защищает») и Yaġūt («Он помогает»), упоминаемые в Коране (71, 23) в числе богов, которым люди поклонялись во времена Ноя. В арабском языке корень hwy имеет несколько значений, в том числе «падать» и «дуть», оба из которых подходят к образу Яхве как грозового бога, заставляющего падать дождь и дуть ветер, ср. в Песне Деворы: «Когда выходил ты, Яхве, от Сеира, когда шёл с поля Эдомского, тогда земля тряслась, и небо капало, и облака проливали воду» (Суд. 5, 4). Подобные сближения, хотя сами по себе они являются довольно шаткими, в совокупности с прочими доводами свидетельствуют в пользу мнения о североаравийском источнике культа Яхве.
Tags: Религиозная история, Яхвизм
Subscribe

  • Всё-таки

    Воспетый Альфредом Вольдемаровичем Розенбергом славянин с женской рабской душей действительно существует в природе. Сегодня это крепостной…

  • Это другоеТМ

  • Любимые фильмы 90-х )

    Какие у вас самые нелюбимые и тошнотворные отечественные фильмы из 90-х? Ну вот чтоб прям брезгливо и неприятно было смотреть. У меня довольно хорошо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments