aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Боги евреев: Ваал




Угаритское изображение б-га Ваала



Ваал (b‘l), буквально «господин», первоначально было эпитетом западносемитского бога грозы, бури и дождя Хадада, вытеснившим со временем во многих случаях его личное имя. В Еврейской Библии (далее – ЕБ) имя Ваал употребляется 58 раз в единственном числе и 19 раз во множественном числе (означая в целом ханаанейских богов, противопоставляемых Яхве). Как податель дождя, критически важного для выживания в климатических условиях Ханаана, Ваал представлял существенную угрозу для исключительного яхвизма, поэтому тексты, созданные сторонниками этого движения, относятся к его культу (в отличие от культа Эла) исключительно враждебно. Это, однако, не мешает им приписывать Яхве многочисленные мифологические сюжеты, первоначально связанные с Ваалом.

Культ ханаанейского бога грозы был широко распространён как в Израильском, так и в Иудейском царствах. Царь Израиля Ахав (1-я пол. IX в.), женившись на Иезавели, дочери царя Сидона Ефваала, воздвиг в Самарии храм и жертвенник Ваала (3 Цар. 16, 31-33), чем вызвал осуждение яхвиста Илии. Однако сам Ахав не видел никаких противоречий между Яхве и Ваалом, своим сыновьям он дал яхвистские имена Охозия («Укрепил Яхве») и Иорам («Яхве возвысил»). Охозия, как и его отец, поклонялся Ваалу (3 Цар. 22, 53). Заболев, он послал в Экрон спросить о своём здоровье у «Веельзевула» (b‘l zbl – «Ваала-князя»; в масоретском тексте это имя искажено на ba‘al zeḇuḇ – «Повелитель мух») (4 Цар. 1, 2).

Во время переворота Ииуя (сер. IX в.) храм Ваала в Самарии был разрушен, а его служители истреблены (4 Цар. 10, 18-28), но это отнюдь не означало конца ваалистского культа в Израиле. В самый канун падения Израильского царства пророк Осия (2-я пол. VIII в.) свидетельствует о распространённости почитания Ваала: «Когда Ефрем говорил, все трепетали. Он был высок в Израиле; но сделался виновным через Ваала, и умер» (Ос. 13, 1); «Я давал ей (Израилю) хлеб и вино и елей и умножил у неё серебро и золото, из которого сделали Ваала» (Ос. 2, 8); «И накажу её за дни служения Ваалам, когда она кадила им» (Ос. 2, 13) и т.д. Кроме того, Осия выступает против отождествления Ваала с Яхве: «И будет в тот день, говорит Яхве, ты будешь звать меня: “муж мой”, и не будешь более звать меня: “Ваал мой”» (Ос. 2, 16).

Цари Иудеи тоже следовали ваалистскому культу, например, Манассия (1-я пол. VII в.), который «поставил жертвенники Ваалу» (4 Цар. 21, 3), и др. Меры против него Иосии в Иудее оказались такими же бесплодными, какими до того оказались меры Ииуя в Израиле. В последние годы существования Иудейского царства пророк Иеремия сетует: «Ибо сколько у тебя городов, столько и богов (’elohim) у тебя, Иуда, и сколько улиц в Иерусалиме, столько вы наставили жертвенников постыдному, жертвенников для каждения Ваалу» (Иер. 11, 13) (ср. тж. Иер. 2, 8; 23, 13 и др.). В конце VI в. пророк Захария упоминает «плач о Хадад-риммоне в долине Мегиддонской» (Зах. 12, 11). Поскольку, как уже указывалось, Хадад –другое имя Ваала, это свидетельствует о сохранении культа Ваала на территории бывшего Израильского царства и в послепленное время.

В раннюю эпоху у евреев засвидетельствованы теофорные имена с компонентом Ваал, среди их носителей – израильский судья Иероваал («Да возвеличит Ваал»), он же Гедеон (Суд. 6, 32), сын царя Саула Ешбаал («Человек Ваала») (1 Пар. 8, 33), внук царя Саула Мериббаал («Величие Ваала») (1 Пар. 8, 34), сын царя Давида Веелиада («Ваал да узнает») (1 Пар. 14, 7) и др. На остраконах IX в. из столицы Израиля Самарии обнаружены имена 5 человек с компонентом Ваал и 9 человек с компонентом Яхве. Засвидетельствованы также имена, включающие оба компонента, такие как Веалия («Ваал есть Яхве») (1 Пар. 12, 5) или найденное на печати yhb‘l («Яхве есть Ваал»).

В угаритской мифологии отмечены три основные сюжета, связанные с Ваалом: борьба Ваала с богом моря Ямом, в которой Ваал побеждает и провозглашается царём, строительство дома для Ваала на горе Цафон («Север») и борьба Ваала с богом смерти Мотом, в которой Ваал сначала проглатывается Мотом, вследствие чего на земле прекращаются дожди, а потом возрождается к жизни, возвращая земле плодородие. Все эти три сюжета в ЕБ в той или иной степени приписаны Яхве.

Яхве-Ваал – победитель морских чудовищ

ЕБ приписывает Яхве победу над многоголовым змеем: «Ты сокрушил головы Левиафана (lwytn)» (Пс. 73, 14); «В тот день поразит Яхве мечём своим тяжёлым, и большим и крепким, Левиафана, змея бегущего (naḥaš bariaḥ), и Левиафана, змея изгибающегося (naḥaš ‘aqallaton), и убьёт чудовище (tannin) морское» (Ис. 27, 1). Упоминается также победа над Раавом (rhb): «Ты владычествуешь над яростию моря; когда воздымаются волны его, ты укрощаешь их. Ты низложил Раава, как поражённого; крепкою мышцею твоею рассеял ты врагов твоих» (Пс. 88, 10-11); «Восстань, восстань, облекись крепостию, мышца Яхве! Восстань, как в дни древние, в роды давние! Не ты ли сразила Раава, поразила чудовище (tannin)? Не ты ли иссушила море, воды великой бездны…?» (Ис. 51, 9-10). Поскольку Раав, как и Левиафан, называется «бегущим змеем», можно предположить, что речь идёт об одном и том же персонаже: «Силою своею волнует море и разумом своим сражает Раава. От духа его – великолепие неба; рука его поразила змея бегущего (naḥaš bariaḥ)» (Иов. 26, 12-13).

Угаритские тексты говорят о победе Ваала над семиголовым змеем (tnn) (KTU2 1.3.III.40) по имени Лотан (ltn), который описывается точно теми же словами, что и библейский Левиафан: «Ты поразил Лотана – змея бегущего (brḥ), убил змея изгибающегося (‘qltn), властителя о семи головах» (KTU2 1.5.I.1-3).

На битву с морской стихией Яхве отправляется верхом на колеснице: «Разве на реки воспылал, Яхве, гнев твой? разве на реки – негодование твоё, или на море – ярость твоя, что ты восшёл (tirkaḇ) на коней твоих, на колесницы (markəḇot) твои спасительные?» (Ав. 3, 8) (вопрос в данном случае – риторический). В этом Яхве вновь наследует Ваалу, устойчивый эпитет которого – «скачущий на облаках» (rkb ‘rpt) (KTU2 1.2.IV.8, 29 и др.). Яхве «делает облака своею колесницею (rəḵuḇo)» (Пс. 103, 3), он «шествует на крыльях ветра» (Пс. 103, 3), в его колесницу (rkb) запряжены крылатые керубы, ср.: «воссел (yirkaḇ) на керуба и полетел, и понёсся на крыльях ветра» (Пс. 17, 11).

Многочисленны упоминания о борьбе Яхве с морской стихией в Книге Иова, помимо цитировавшегося выше Иов. 26, 12-13 это: «Да проклянут её проклинающие день, способные разбудить Левиафана!» (Иов. 3, 8); «Разве я море или морское чудовище (tannin), что ты поставил надо мною стражу?» (Иов. 7, 12); «Бог не отвратит гнева своего; пред ним пали поборники Раава» (Иов. 9, 13); «Кто затворил море воротами, когда оно исторглось, вышло как бы из чрева, когда я облака сделал одеждою его и мглу пеленами его, и утвердил ему моё определение, и поставил запоры и ворота, и сказал: доселе дойдёшь и не перейдёшь, и здесь предел надменным волнам твоим?» (Иов. 38, 8-11); «Можешь ли ты удою вытащить Левиафана и веревкою схватить за язык его? вденешь ли кольцо в ноздри его? проколешь ли иглою челюсть его? будет ли он много умолять тебя и будет ли говорить с тобою кротко? сделает ли он договор с тобою, и возьмёшь ли его навсегда себе в рабы?» (Иов. 40, 20-23).

Обильные упоминания о победе Яхве над морем содержат также Псалмы, из них наиболее примечателен Псалом 28: «Воздайте Яхве, сыны богов (bene ’elim), воздайте Яхве славу и честь, воздайте Яхве славу имени его; поклонитесь Яхве в благолепном святилище его. Глас Яхве над водами; бог (’el) славы возгремел, Яхве над водами многими. Глас Яхве силён, глас Яхве величествен. Глас Яхве сокрушает кедры; Яхве сокрушает кедры Ливанские и заставляет их скакать подобно тельцу, Ливан и Сирион, подобно молодому единорогу. Глас Яхве высекает пламень огня. Глас Яхве потрясает пустыню; потрясает Яхве пустыню Кадес. Глас Яхве колеблет дубы и обнажает леса; и во храме его всё возвещает о его славе. Яхве восседал над потопом, и будет восседать Яхве царём вовек» (Пс. 28, 1-10).

Сравним этот текст с сохранившимся фрагментарно угаритским гимном Ваалу: «Ваал восседает подобно горе, Хадад [ ] подобно потопу, на горе своей, бог Цафона, на горе победы» (KTU2 1.101.1-3а); далее упоминаются его «семь молний [ ] восемь громов» (KTU2 1.101.3b-4). (Последовательность «семь-восемь» является примером характерного для ханаанейской поэзии приёма, именуемого «автоматическим параллелизмом», по смыслу же молний и громов у Ваала здесь одинаковое количество – семь.) В Псалме 28 Яхве, так же торжественно восседая над покорённой морской стихией, являет себя теми же семью громами-голосами. Столь поразительное сходство позволяет видеть в основе этого Псалма переработанный ханаанейский гимн в честь Ваала.

Как и некоторые из уже цитировавшихся отрывков из ЕБ, Псалмы 64, 92 и 103 относят борьбу Яхве с морем ко времени творения: «Поставивший горы силою своею, препоясанный могуществом, укрощающий шум морей, шум волн их» (Пс. 64, 7-8); «Престол твой утверждён искони: ты – от века. Возвышают реки, Яхве, возвышают реки голос свой, возвышают реки волны свои. Но паче шума вод многих, сильных волн морских, силён в вышних Яхве» (Пс. 92, 2-4); «Ты поставил землю на твёрдых основах: не поколеблется она во веки и веки. Бездною, как одеянием, покрыл ты её, на горах стоят воды. От прещения твоего бегут они, от гласа грома твоего быстро уходят; восходят на горы, нисходят в долины, на место, которое ты назначил для них. Ты положил предел, которого не перейдут, и не возвратятся покрыть землю» (Пс. 103, 5-9).

Борьба Ваала с морем в Угарите никак не была связана с творением, поэтому можно подозревать вавилонское влияние на появление этого мотива в ЕБ (говорящие о победе над морскими чудовищами Псалмы 73 и 88 определённо написаны во время вавилонского плена). Водная бездна в еврейском языке называется словом tehom, которое полностью соответствует имени аккадской Тиамат, из тела которой творит мир в аккадском мифе бог Мардук. Местами образ Техом в еврейском мифе так же антропоморфен, как образ Тиамат в аккадском: «Увидевши тебя (Яхве), вострепетали горы, ринулись воды; бездна (tehom) дала голос свой, высоко подняла руки свои» (Авв. 3, 10).

Наконец, угаритский миф о победителе моря Ваале является источником 7-й главы Книги пророка Даниила. В ней Яхве изображён как «ветхий днями» седой бог, что соответствует образу седобородого «отца лет» Эла. «Ветхий днями» даёт власть «подобному сыну человеческому», как Эл давал власть Ваалу. «Подобный сыну человеческому» идёт «с облаками небесными» (можно понять и «на облаках»), как это делал «скачущий на облаках» (rkb ‘rpt) Ваал. Власть даётся «подобному сыну человеческому» после его победы над морскими зверями, как Ваал получил царственность после победы над морем и его чудовищами.

Яхве-Ваал – обитатель горы Цафон

В угаритских текстах неоднократно упоминается гора Цафон («Север») как место обитания Ваала (KTU2 1.5.I.11, 1.6.I.57-59 и т.д.). Общепризнано её отождествление с самой высокой горой Сирии Джебель аль-Акра (называвшейся в античное время также Касием), которая находится рядом с берегом Средиземного моря севернее Угарита. В еврейском языке, помимо названия горы, это слово стало обозначать и просто «север» (ṣap̄on).

В Псалме 47 название Цафон перенесено на гору Сион в Иерусалиме: «Гора Сион, вершины Цафона, город великого царя» (Пс. 47, 3). Цафон упоминается в знаменитом отрывке из Исайи, где царь Вавилона осуждается при помощи образов, заимствованных из ханаанейского мифа о низвержении Хелеля, сына бога рассвета Шахара: «Взойду на небо, выше звёзд Эла вознесу престол мой и сяду на горе совета, на вершинах Цафона; взойду на высоты облачные, буду подобен Эльону» (Ис. 14, 13-14). В Книге Иова Цафон как божественная гора отождествляется с небом: «Он простирает Цафон над пустотою, вешает землю ни на чём» (Иов. 26, 7). Книга пророка Иезекииля открывается описанием его видений: «И я видел, и вот, грозовой ветер шёл от Цафона, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него» (Иез. 1, 4). Сочетание грозовой теофании с Цафоном позволяет предположить, что «видения бога (’elohim)» (Иез. 1, 1), которые явились Иезекиилю, были посланы Ваалом.

Яхве-Ваал и смерть

В угаритском мифе бог смерти Мот проглатывает Ваала, смерть которого описывается словами: «Умер могучий Ваал, погиб князь (zbl), владыка земли». Эл и другие боги оплакивают его, Анат хоронит его на вершине Цафона, на земле начинается засуха. Некоторое время спустя Эл видит сон, в котором «небеса елей дождём изливают, реки текут мёдом». Это означает возвращение к жизни Ваала, который приветствуется восклицаниями: «Жив могучий Ваал, есть князь (zbl), владыка земли» (KTU2 1.4.VIII-1.6.VI).

Замечательное отражение мифа о Ваале и Моте имеется в главах 5-6 и 13-14 Книги пророка Осии. Осия предсказывает, что Израиль умрёт, как умер Ваал: «Когда Ефрем говорил, все трепетали. Он был высок в Израиле; но сделался виновным через Ваала, и умер» (Ос. 13, 1). Согласно угаритскому мифу, Ваал забрал с собою в подземный мир дождь и росу, чем вызвал засуху на земле. Согласно Осии, когда Израиль будет во власти смерти, «придёт восточный ветер… из пустыни, и иссохнет родник его, и иссякнет источник его» (Ос. 13, 15). Возвращение Ваала к жизни возвращает дождь и росу, восстановление Израиля тоже связывается с дождём и росой: «Он придёт к нам, как дождь, как поздний дождь оросит землю» (Ос. 6, 3); «Я буду росою для Израиля» (Ос. 14, 6). Благодаря Яхве Израиль воскреснет, как воскрес Ваал: «Пойдём и возвратимся к Яхве! ибо он… оживит нас через два дня, в третий день восставит нас, и мы будем жить пред лицем его» (Ос. 6, 1-2). Яхве спасёт Израиль от преисподней и смерти, как от них спасся Ваал: «От руки Шеола я избавлю их, у Мота выкуплю их. Мот! где твоё жало? Шеол! где твоя победа?» (Ос. 13, 14).

Очевидно, что Осия здесь полемически играет образами культа Ваала: поклоняющийся Ваалу умирает и попадает во власть Мота, избавить от этой власти Ваал не в силах, это может сделать только Яхве. Здесь мы имеем возможность наблюдать Яхве в процессе вытеснения им своего соперника с одновременным присвоением его свойств. При этом важно отметить, что, в отличие от угаритского мифа, Осия (это особенно ясно из 14-й главы) имеет в виду отнюдь не телесное воскресение, а лишь восстановление Израиля по возвращении его из плена.

Ещё один отголосок мифа о воскресении Ваала обнаруживается в составе т. наз. «Апокалипсиса Исайи» (Главы 24-27 Книги пророка Исайи): «Оживут мертвецы твои, восстанут тела их! Воспрянут и воспоют лежащие в прахе: ибо роса твоя – роса света, и земля извергнет духов (rəp̄aim)» (Ис. 26, 19) (ср., однако, пятью стихами выше: «Мёртвые не оживут, духи (rəp̄aim) не встанут» (Ис. 26, 14)). Автор Апокалипсиса Исайи очевидно зависим от Осии: он использует те же глаголы в значении «оживать» (ḥyh) и «восставать» (qwm), те же образы женщины в муках родов, никак не могущей родить (Ос. 13, 13; Ис. 26, 17-18), разрушительного восточного ветра (Ос. 13, 15; Ис. 27, 8), дающей жизнь росы (Ос. 14, 6; Ис. 26, 19) и т.д.

И точно так же, как и Осия, он использует отголоски ваалистского культа для предсказания не телесного воскресения, а лишь возвращения Израиля из изгнания, ср. в следующей главе: «Мерою (? – неясное слово) ты наказал её (Израиль), когда изгнал её; исторг ветром своим тяжёлым в день восточный. И чрез это загладится беззаконие Иакова… И вы, сыны Израиля, будете собраны один к другому» и т.д. (Ис. 27, 8-9, 12).

В связи с этим следует отвергнуть как необоснованные утверждения, что вера в телесное воскресение присутствует уже в таких ранних текстах ЕБ, как Ос. 6, 2 и Ис. 26, 19. Их авторы всего лишь играют образами смерти и воскресения, заимствованными из мифа о Ваале, говоря о вполне материальном возвращении Израиля из плена. Единственное в ЕБ и самое раннее в иудаизме свидетельство о вере в (частичное) телесное воскресение содержится в Книге пророка Даниила: «И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление» (Дан. 12, 2). В этот текст, созданный в середине II в., как и в иудаизм в целом, представление о телесном воскресении было заимствовано из зороастризма.
Tags: Религиозная история, Яхвизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments