aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Боги евреев: Эл



Верховный ханаанейский б-г Эл
Угаритское изваяние


Культ Яхве был занесён в Ханаан в последние столетия II тыс. до н.э. кочевыми амореями из Мидиана в Северо-западной Аравии. Это подтверждается свидетельствами самой Еврейской Библии (далее – ЕБ), см. Суд. 5, 4-5; Втор. 33, 2; Ав. 3, 3, 7, именованием Яхве «Теманским» в надписи из Кунтиллет-Аджруд и упоминанием Шасу Яхве рядом с Шасу Сеир в египетских текстах конца II тыс. до н.э. По-видимому, историческая гора Синай находилась именно в Мидиане, где были обнаружены следы цивилизации позднего бронзового – раннего железного века, отсутствующие на полуострове Синай. Источники ЕБ расходятся в том, когда началось почитание Яхве. Согласно Яхвисту, это имя было известно с древнейших времён (Быт. 4, 26), согласно Элохисту и Священническому источнику, патриархи не знали имени Яхве, оно было впервые открыто Моисею (Исх. 3, 13-15). Священнический источник добавляет к этому, что патриархи ранее знали Яхве под именем Эл-Шаддай (Исх. 6, 3).

В Ханаане бронзового века Яхве не был известен. Его нет в угаритском пантеоне, он не упоминается ни в каких других ханаанейских источниках. Однако, будучи занесён амореями в Ханаан, он начал постепенно сливаться с местными ханаанейскими богами и поглощать их. В наибольшей степени такому поглощению подвергся глава ханаанейского пантеона Эл. О том, что он был верховным богом и ханаанейского племенного объединения Израиль, свидетельствует уже само имя этого объединения (Yisrael – «Эл правит»). Первоначально образы Эла и Яхве различались. Эл был полностью благим богом – творцом, патриархом, мудрецом, у Яхве же была злая разрушительная сторона. Самые ранние свидетельства (Суд. 5, 4-5) связывают Яхве с грозой, полностью чуждой Элу. В домонархические времена у евреев чаще всего встречались личные теофорные имена с компонентом Эл, имена с компонентом Яхве были очень редки (не считая Иисуса Навина, таких имён засвидетельствовано всего 5 из эпохи Судей). Положение менялось по мере того, как образы этих двух богов сливались.

Имя Эла происходит от общесемитского корня ’l, означающего просто «бог». В нескольких семитских языках этот корень засвидетельствован также в виде ’lh. Неизвестно, является ли элемент h поздним добавлением или, напротив, входил в состав корня с самого начала, а вариант ’l – его сокращение. Оба варианта представлены в том числе в еврейском языке в виде ’el (мн.ч. ’elim) и ’eloah (мн.ч. ’elohim). В ЕБ в общем значении «бог» обычно используется формально множественное число ’elohim. Уже с самого раннего времени в нескольких семитских языках засвидетельствовано использование слова с корнем ’l одновременно в качестве имени нарицательного «бог» и в качестве имени собственного конкретного, как правило верховного, бога Эла. Так обстояли дела в Угарите, из документов которого мы черпаем основную информацию о религии Ханаана, так обстоят дела и в ЕБ. В тех случаях, когда ЕБ воспроизводит мотивы, связанные в угаритских тестах с Элом, можно говорить о том, что мы имеем дело с приписыванием Яхве черт ханаанейского верховного бога. А случаев таких огромное множество. О том, насколько полно Яхве в конечном счёте усвоил себе образ Эла, можно судить уже по тому факту, что, в отличие от других ханаанейских богов, Эл никогда не упоминается в ЕБ как чуждый бог, отличный от Яхве.

В Угарите Эл – глава пантеона, «отец богов» (’abū banī ’ili), «отец человека» (’abū ’adami), «праотец» (ḫātiku), «творец творений» (bāniyu binwāti), «создатель вечный» (qāniyu ‘ōlam), «царь вечный» (melek ‘ōlam), «воин» (gibbōr). Даже беглый взгляд на тексты ЕБ показывает, что множество из этих эпитетов были напрямую унаследованы Яхве, который «Эл воин, отец изначала» (’el gibbor ’aḇi ‘ad) (Ис. 9, 6); «бог вечный» (’elohe ‘olam) (Ис. 40, 28), «царь вечный» (meleḵ ‘olam) (Иер. 10, 10) и т.д.

О влиянии образа Эла на Яхве можно говорить в тех случаях, когда последний описывается как мудрый старец. В угаритском эпосе Эл часто именуется ’ab šnm («отец лет»), упоминается его седая борода. ЕБ три раза упоминает о годах Яхве, при этом в двух случаях из трёх он называется Элом: «Вот, Эл велик, и мы не можем познать его; число лет его неисследимо» (Иов. 36, 26); «Я сказал: Эл мой! не восхити меня в половине дней моих. Твои лета в роды родов» (Пс. 101, 25) (это единственное место 101-го Псалма, где Яхве называется ’el); «Разве дни твои, как дни человека, или лета твои, как дни мужа» (Иов. 10, 5) (выше в Иов. 10, 2 Яхве именуется словом ’eloah, родственным слову ’el). В Книге пророка Даниила Яхве изображён как «ветхий днями» (арам. ‘attiq yomin) бог с волосами, подобными «чистой шерсти», т.е. седыми, что полностью воспроизводит атрибуты Эла (образ же «как бы сына человеческого», идущего «с облаками небесными», в конечном счёте восходит к Ваалу).

Возможно, ’el ‘olam (‘olam – «время, вечность»), упоминаемый в связи с событиями в Беэр-Шеве (Быт. 21, 33), есть одно из местных проявлений Эла как престарелого бога. Старость естественно связывается с мудростью. У Иезекииля царь Тира объявляет себя Элом и претендует на божественную мудрость: «ты говоришь: “я Эл, восседаю на седалище божием (’elohim), в сердце морей”, и будучи человеком, а не Элом, ставишь ум твой наравне с умом божиим (’elohim)» (Иез. 28, 2).

В ханаанейской традиции Эл – бог-творец, чья творческая деятельность передаётся глаголом qn; устойчивое выражение ’el qn ‘rṣ («Эл творец земли») засвидетельствовано финикийской надписью царя Азитавадды из Каратепе (ок. 720 г. до н.э.) и неопунической надписью из Лептис Магны в Триполитании. В одном из хеттско-ханаанейских мифологических текстов это выражение превратилось в личное имя верховного бога Элкунирша, вместе с которым упоминается его супруга Ашерту (Ашера).

ЕБ содержит несколько упоминаний об Эле в связи с его творческой деятельностью, передаваемой тем же глаголом qn: «Эл Эльон, творец (qoneh) неба и земли» (Быт. 14, 19); «Яхве Эл Эльон, творец (qoneh) неба и земли» (Быт. 14, 22) (в этих двух цитатах речь идёт о доеврейском ханаанейском боге Салима); ср. тж. личное имя Елкана (’Elqanah), «Эл создал» (1 Цар. 1, 1). Согласно Евсевию Кесарийскому (Евангельское приготовление 1, 10, 15), Филон Библский (ок. 100 г. н.э.) описывал Эльона (имя которого происходит от семитского корня ‘ly «высокий») как отдельного бога, отца Неба и Земли. В арамейском тексте договора из Сафиры (VIII в. до н.э.) Эльон также упоминается как отдельный бог в выражении «Эл и Эльон». Вероятно, Эл и Эльон изначально были отдельными ханаанейскими богами, образы которых постепенно слились.

Помимо творческой деятельности ЕБ приписывает Элу и Эльону и другие общие свойства, такие как связь с «горой богов»: «Взойду на небо, выше звёзд Эла вознесу престол мой и сяду на горе совета, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Эльону» (Ис. 14, 13-14); наличие у них сыновей: «Я сказал: вы – боги (’elohim), и сыны Эльона – все вы» (Пс. 81, 6) (ср. Втор. 32, 8); связь с мифическими реками: «Речные потоки веселят город богов (’elohim), святое жилище Эльона» (Пс. 45, 5). Однако имеются и случаи, когда Эльону приписываются свойства, присущие Ваалу, такие как связь с горой Цафон («Север») в вышеприведённом отрывке Ис. 14, 13 или явление в грозе (Пс. 17, 14).

Яхве унаследовал от Эла как главы пантеона его небесный двор «сынов божиих». В ЕБ они именуются bene ha-’elohim (Быт. 6, 2; Иов. 1, 6; 2, 2), bene ’elohim (Иов. 38, 7), bene ’elim (Пс. 28, 1; 88, 7), bene ‘elyon (Пс. 81, 6), т.е. производными от имени Эла и слившегося с ним Эльона, но никогда не «сынами Яхве». В ряде случаев собрание «сынов божиих» подразумевается, не называясь прямо, как, например, в рассказе о первых людях (Быт. 1, 26; 3, 22; 11, 7), в связи с призывом к пророчеству (3 Цар. 22, 19-22; Иер. 23, 18), в качестве божеств-хранителей отдельных народов (Ис. 24, 21; Пс. 81, 1; ср. Втор. 32, 8) и т.д.

Угаритский миф о Ваале упоминает «семьдесят сынов Ашеры» (KTU2 1.4.VI.46), а поскольку Ашера была супругой Эла, они являются также и сыновьями последнего. Это унаследованное от ханаанеев представление содержится в известном отрывке из Второзакония: «Когда Эльон давал уделы народам и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов божиих (bene ’elohim); ибо часть Яхве народ его, Иаков наследственный удел его» (Втор. 32, 8-9). Синодальный перевод, следуя масоретскому тексту, вместо «сынов божиих» указывает «сынов Израилевых», лишающих этот отрывок всякого смысла. То, что в оригинале речь шла именно о «сынах божиих», подтверждают кумранский фрагмент 4QDeut, греческая Септуагинта, старолатинская Итала и рукопись сирийской Гекзаплы Cambr. Or. 929. Согласно списку народов в Быт. 10 и интертестаментарным текстам (Таргум Псевдо-Ионафана на Втор. 32, 8; 1 Енох. 89, 59-77; 90, 22-27), евреи насчитывали на земле именно 70 народов.

Псалом 81 описывает сцену, связанную с этим кругом ханаанейских религиозных представлений: «Бог (’elohim) встал в совете Эла; среди богов (’elohim) произнёс суд… Я сказал: вы – боги (’elohim), и сыны Эльона – все вы; но вы умрёте, как человеки, и падёте, как всякий из князей» (Пс. 81, 1, 6-7). «Совет» или «собрание» (‘adat) Эла соответствует угаритскому «совету богов» (‘dt. ’ilm) (KTU2 1.15.II.7, 11). «Сыны Эльона», каждый из которых ранее имел в своей власти один из семидесяти народов земли, осуждаются на смерть за свою несправедливость; теперь один бог (’elohim) призывается судить землю и наследовать все народы (goyim) (Пс. 81, 8).

«Гора совета» или «собрания» (обозначаемого словом mo‘ed того же корня, что и ‘adat) упоминается у Исайи рядом с именами Эла и Эльона: «Взойду на небо, выше звёзд Эла вознесу престол мой и сяду на горе совета, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Эльону» (Ис. 14, 13-14). В Угарите совет богов во главе с Элом собирался именно на горе. Тут же упоминаются «звёзды Эла», а в Книге Иова звёзды, по-видимому, отождествляются с «сынами божиими»: «…При общем ликовании утренних звёзд, когда все сыны божии (bene ’elohim) восклицали от радости» (Иов. 38, 7). «Звёзды Эла» в Ис. 14, 13, вероятно, это устойчивое выражение, обозначающее полярные звёзды (Большую Медведицу?); можно предположить, что такими же устойчивыми выражениями являются «горы Эла» (Пс. 35, 7) и «кедры Эла» (Пс. 79, 10).

Яхве в ЕБ – ’el raḥum («бог милосердый»: Втор. 4, 31), ’el raḥum we ḥannun («бог человеколюбивый и милосердый»: Исх. 34, 6; ср. «щедр и милостив»: Пс. 102, 8); ’el ḥannun we raḥum («благий и милосердый»: Ион. 4, 2; «благий и милостивый»: Неем. 9, 31). Угаритский Эл часто именуется lṭpn ’il dp’id («благой Эл, милостивый»), эти же самые эпитеты прилагаются на арабском языке к Аллаху – laṭīf и ḏū fu’ād. В ЕБ подобные эпитеты для Яхве не засвидетельствованы, но причиной этого может быть отсутствие в еврейском языке производных от соответствующих семитских корней. Примечательно, что Аллах ислама унаследовал в формах raḥmān и raḥim также эпитет еврейского Яхве raḥum (происходящий от семитского корня rḥm со значением «матка, утроба»).

В Иез. 2, 2-10 пророчество против царя Тира Итбаала II выражено ханаанейским мифологическим языком, использующим связанную с Элом образность. За пределами этого отрывка термин ’el используется в Книге пророка Иезекииля лишь один раз – в составном имени Эл-Шаддай в Иез. 10, 5. Объявляя себя Элом, царь Тира одновременно претендует на божественную мудрость: «ты говоришь: “я Эл, восседаю на седалище божием (’elohim), в сердце морей”, и будучи человеком, а не Элом, ставишь ум твой наравне с умом божиим (’elohim)» (Иез. 28, 2). В угаритском эпосе мудрость – свойство прежде всего Эла (KTU2 1.4.V.3 и др.). Соответствие еврейскому выражению «седалище божие» (mošaḇ ’elohim) неоднократно упоминается в угаритском эпосе (mṯb ’il: KTU2 1.3.V.38, 1.4.I.12, 1.4.IV.52; mṯbt. ’ilm: KTU2 1.23.19, 1.53.5). Его нахождение «в сердце морей» перекликается с обитанием угаритского Эла «у истоков двух рек, среди ключей двух бездн» (mabbikê naharêmi, qirba ’apīqê tihāmatêmi) (CTA, 4.4.20-26). Наличие таких свойственных Элу черт, как мудрость, восседание на седалище богов и обитание среди вод, позволяет видеть в этом отрывке образ именно Эла, а не бога вообще. Ханаанейские корни этого отрывка подтверждает и упоминание в Иез. 28, 3 угаритского мифологического героя Даниила.

Второе пророчество против тирского царя в Иез. 28, 12-19 дважды упоминает «гору божию» (har ’elohim), как мы уже видели, связанную с образом Эла. Царь Тира описывается в нём как первоначально обитавший «в Едеме, в саду божием (gan ’elohim)» (Иез. 28, 13), но впоследствии изгнанный оттуда за свои прегрешения. Очевидная перекличка этого отрывка с рассказом о первочеловеке Адаме позволяет поставить вопрос о ханаанейском происхождении образа Эдемского сада в ЕБ.

В Быт. 2, 10-14 говорится о нахождении Эдема у истока рек – реальных Тигра и Евфрата и мифических Фисона и Хиддекеля. Истоки Тигра и Евфрата находятся на Армянском нагорье. В ассиро-вавилонском эпосе переживший Потоп герой Утнапиштим, получивший от богов бессмертие, поселён ими у «истока рек» (pî nârâti) (табл. 11, стр. 194-197), т.е., возможно, Тигра и Евфрата. Согласно хеттско-ханаанейскому мифу о боге Элкунирше (’el qn ‘rṣ – Эл творец земли), этот вариант ханаанейского Эла обитает у истока реки Мала (Евфрата). В Иов. 15, 7-8 сотворение первочеловека упоминается рядом с упоминанием о «совете божьем» (‘od ’eloah) и «мудростью», т.е. атрибутами Эла.

Один из эпитетов Эла в ЕБ – Шаддай. Священнический источник использует его как предпочтительное имя для бога в период от Авраама до открытия Моисею имени Яхве (Быт. 17, 1; 28, 3; 35, 11; Исх. 6, 3 и т.д.). Наиболее вероятная этимология считает это слово родственным аккадскому слову šadû «гора», что даёт возможность объяснить происхождение данного эпитета Эла его связью с «горой богов» или «горой совета».

В угаритских текстах Эл часто именуется «Быком Элом» (ṯr ’il) (KTU2 1.2.III.21, 1.4.III.31 и т.д.), что, по всей видимости, призвано подчёркнуть его силу. Этот бычий символизм Яхве унаследовал от Эла наряду с другими его свойствами, но, в отличие от других свойств Эла, он в конечном счёте был отвергнут яхвизмом. ЕБ содержит рассказ об установке царём Израиля Иеровоамом I золотых тельцов в Вефиле и Дане (3 Цар. 12, 26-33). Они, несомненно, были иконами Яхве. Об этом свидетельствует, во-первых, то, что Иеровоам стремился отвлечь ими евреев от хождения в Иерусалим для поклонения Яхве. Во-вторых, он заявляет о них: «Вот боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли Египетской» (3 Цар. 12, 28), а не существует никаких свидетельств о том, что подобное деяние когда-либо приписывалось какому-либо другому богу кроме Яхве. В-третьих, 32-я глава Книги Исхода, описывая вымышленное событие времени исхода, явно вдохновлённое событиями времени Иеровоама, определённо связывает культ золотого тельца с Яхве: «И провозгласил Аарон, говоря: завтра праздник Яхве» (Исх. 32, 5). В-четвёртых, сын Иеровоама носил яхвистское имя Авия («Отец мой – Яхве») (3 Цар. 14, 1). В-пятых, с территории Израильского царства известно только одно имя с компонентом «телец», и это имя ‘glyw («Телец Яхве» или «Яхве – телец») (найдено на остраконе из Самарии, датируемом примерно серединой VIII в.). В-шестых, тельцы остались нетронутыми во время переворота Ииуя (4 Цар. 10, 29). В-седьмых, их не осуждали пророки Илия и Елисей, а это свидетельствует, что в IX в. они ещё считались приемлемой частью яхвистского культа.

Примечательно, что одно из двух мест, где были установлены изваяния тельцов, называлось Вефилем (Бетэлем), что буквально означает «Дом Эла». В Книге Бытия бог Вефиля называется Элом: «Посланец божий (’elohim) сказал мне во сне: Иаков! … Я Эл Вефиля» (’anoḵi ha-’el bet-’el; определённый артикль ha здесь грамматически невозможен и является очевидной ошибкой) (Быт. 31, 11, 13); «[Иаков] устроил там жертвенник, и назвал сие место: Эл Вефиля (’el bet-’el), ибо тут явился ему бог (ha-’elohim)» (Быт. 35, 7). Ср. рассказ об установке Иаковом жертвенника в Сихеме: «И поставил там жертвенник, и назвал его “Эл – бог Израиля” (’el ’elohe yisrael)» (Быт. 33, 20). Там же в Сихеме в эпоху Судей упоминается «Дом Эла завета (’el berit)» (Суд. 9, 46) (возможно, то же самое, что и «Дом Ваала завета», упоминаемый выше в Суд. 9, 4).

Культ Вефиля тесно связан с патриархом Иаковом, который в своём благословении сыновьям именует своего личного бога «мощный Иаковлев» (Быт. 49, 24). Слово «мощный» (’aḇir) в еврейском написании ничем не отличается от слова «бык» (’abbir), и можно предположить, что в оригинальном тексте имелся в виду «бык Иаковлев». По всей видимости, культ Вефиля первоначально был одним из местных культов Эла в образе тельца, который впоследствии был усвоен Яхве. К концу VII в. он уже вызывал осуждение исключительных яхвистов, о чём свидетельствует пророк Иеремия: «И постыжен будет Моав ради Хамоса, как дом Израилев постыжен был ради Вефиля, надежды своей» (Иер. 48, 13). Однако в элефантинской общине, сохранявшей общепринятые религиозные практики допленных иудеев, почитание бога Вефиля продолжалось и в V в., что показывают обнаруженные в её документах теофорные имена Анат-Бетэль (АР 22, 125), Херем-Бетэль (АР 7, 7) и Эшем-Бетэль (АР 22, 124).
Tags: Религиозная история, Яхвизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments