aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Присоединение русских княжеств к Литве на примере Смоленска

Поклонники Великого княжества Литовского любят заявлять, что присоединение русских княжеств к Литве происходило добровольно, с сохранением местных русских порядков. Лукавство подобного рода заявлений заключается в том, что обстоятельства присоединения к Литве большинства русских княжеств, оказавшихся в составе ВКЛ, в письменных источниках вообще никак не отражены. Т.е. нам предлагается на слово верить, что это происходило мирно, по воле местного русского населения. А если верить на слово нам не хочется? – К счастью, процесс присоединения к Литве ряда русских земель всё-таки нашёл отражение в летописях. Рассмотрим его на примере Смоленска.

Первое «добровольное присоединение», состоявшееся в сентябре 1395 г. Витовт распускает ложный слух, что идёт на татар, на самом деле идёт к Смоленску, обманом выманивает из города смоленских князей, хватает их и отсылает в Литву. Город подвергается сожжению и грабежу, жители угоняются в полон. Править Смоленском Витовт ставит своего наместника – литовского князя-католика.

О Смоленьскомъ пленении и о томъ, како Витовтъ облесть сътвори надъ ними. Тои осени князь Витовтъ Литовьскии събравъ около себе силу Литовьскую, и поиде ратью, творяся на Темире-Аксака, а не на Смоленескъ; и промчеся слово то всюду, яко на Темирь-Аксака идеть, а мимо Смоленескъ; се же слово пренесеся того для, да быша Смолняни ополошилися к немоу. А в то время въ граде Смоленьске князи Святославличи беахоу в разности, враждовааху, прящеся коиждо про часть отчины своеа, о [оу]делехъ княжениа своего, и не хотяаху братъ брата слушати. Бывше ему подъ Смоленьскомъ, и выеха к немоу князь Глебъ Святославличь с боляры не въ мьнозе дружине; онъ же, честивъ его и даривъ с любовию, отпусти с миромъ, рекъ к нимъ: «да бы есте выехали вси князи братеникы ко мне съ любовию по опасу; аже боудеть промежи вами слово или какова пря, и вы на мене шлитеся, яко же на третии, и язъ васъ право суждю». И тако Витовтъ облесть творить надъ ними и зва ихъ к собе изъ города лестью, яко право хотя разсудити промеждю ими и разделити комуждо часть отчины княжениа ихъ. Они же яша веру словесемь его, и выидоша к нему съ дары и с любовию вси братеники Святославличи и вси князи Смоленьскии, дондеже не оста отъ нихъ ни единъ въ граде, но вси кождо ихъ съ своими боляри. Онъ же изнимавъ ихъ всехъ князеи Смоленьскихъ, и послаша въ свою землю Литовьскую, а самъ посадъ пожже, а людеи много полонивъ, а имение бесщисленое пограби, и тако взя градъ и все Смоленьское княжение за себе, и посади въ Смоленьске своего наместника, единаго отъ князь своихъ Ямонта да Василеи Борииковъ. Се же првое взятие Смоленьское отъ Витовта приключися въ [о]сенине, септября 28, въ вторьникъ; а князь Юрьи Святославличь в то время на Рязани былъ, оу тестя своего оу Лелка Ивановича оу князя Рязаньского.
Новгородская IV летопись. ПСРЛ. Т. 4, ч. 1, стр. 378-379

Второе «добровольное присоединение» (неудачное) в августе 1401 г. Спустя 5 лет после «освобождения» Смоленска Литвой смоляне изнывают под гнётом непомерных налогов в литовскую казну и терпят издевательства от новых католических правителей города. Они открывают ворота города бывшему смоленскому князю Юрию Святославичу и его союзнику Олегу Рязанскому. Литовский наместник и пролитовские бояре избиваются. Витовт идёт к Смоленску и осаждает его в течение 4 недель, расстреливая из пушек. Однако эта попытка «добровольного присоединения» терпит неудачу.

Тои же зимы приаша Смолняни князя своего Юрья Святославича на княжение, а Витовтова наместника князя Романа Бряньськаго оубиша; и приходи князь Витовьтъ съ всею силою Литовьскою ко Смоленьску, и стоя подъ городомъ 4 недили, и би поушками городъ; и отъи[до]ша отъ града, вземъ миръ съ княземь Юрьемь по старине.
<…>
Месяца авгоуста князь Юрьи Святославичь да Олегъ Рязаньскии приидоша къ Смоленьскоу, а в городе въ Смоленьске бысть мятежь и крамола: овии хотяхоу Витовта, а дроузии отчича; князь же Юрьи сослася съ гражданы, граждани же Смолняни, не могоуще трьпети налоги, насильства отъ иноверныхъ отъ Ляховъ, и прияша князя Юрья, и предашася, и градъ емоу отвориша. А князь Романъ Михаиловичь Бряньскии тоу тогда седелъ отъ Витовта, оубьенъ бысть жалостно нужною смертию, а княгиноу его и дети отпоустиша, а наместницы Витовтовы поимаша, и боляръ, которыи не хотели отчича князя Смоленьского или Бряньскыхъ или Смоленьскыхъ, техъ всехъ посекоша; и тако князь Юрьи взя Смоленескъ и паки седе в немъ въ своеи очине. Тои же осени князь Витовтъ приходилъ ратью ко Смоленьскоу на князя Юрья, и стоявъ много днии подъ Смоленьскимъ и не возмя города, поиде во свою землю, вземъ перемирье.
Новгородская IV летопись. ПСРЛ. Т. 4, ч. 1, стр. 390-391

Третье «добровольное присоединение» (неудачное) весной 1404 г. Витовт не оставляет надежды «освободить» Смоленск. На этот раз он осаждает город со всем своим войском и расстреливает его из пушек в течение 7 недель – вновь неудачно.

И Витовтъ съ Олгордовичи, с Корибоутомъ и с Лоугвенемъ и съ Светригаиломъ, и съ всею силою, прииде ратью къ Смоленьскоу, а князь Юрьи затворися въ городе съ всеми Смолняны. Витовтъ же всю весноу стоявъ, колико бевъся и тружався, и не може его выстояти, и пушками бивъ, градъ бо бе Смоленьскь крепокъ велми; 7 недель бывъ, и потомъ по Велице дни отстоупи прочь, а по зажитиемъ и по [во]лостемъ Смоленьскимъ много зла оучинивъ.
Новгородская IV летопись. ПСРЛ. Т. 4, ч. 1, стр. 396

Четвёртое «добровольное присоединение» летом 1404 г. Союзника Юрия Святославича Смоленского Олега Рязанского уже нет в живых, поэтому смоленский князь пытается в борьбе с Литвой заручиться поддержкой Василия I Московского. Он отправляется в Москву и признаёт там себя подданным Василия, однако московский князь, женатый на дочери Витовта и связанный с ним договором о дружбе, не оказывает Смоленску никакой помощи. В отсутствие Юрия Витовт вновь осаждает Смоленск и 26 июня 1404 г. берёт его измором. Смоленские князья и бояре отправляются в заточение, а «освобождённый» город передаётся в управление полякам.

И князь Юрьи съслася съ княземъ Василиемь Московьскимъ и выеха из города не во мнозе дроужине, а княгиню свою с бояры оставивъ во Смоленьске, и приказа имъ ждати себе на первои срокъ и на дроугыи и на третии, а самъ поеха на Москвоу и билъ челомъ князю великомоу Василию Дмитриевичю, дающися ему самъ и со всемъ своимъ княжениемь; князь же великии Василии не прия его, ни своего княжениа Смоленьскаго, не хотя изменити къ Витовътоу. Егда же бысть князь Юрьи на Москве, а в то время Витовтъ собра силоу многоу и ста оу Смоленьска; граждани же, не могоуще трьпети въ граде гладомъ и изнеможениемь отъ всякиа истомы, градъ Смоленескъ предашася Витовтоу; се есть последнее пленение отъ Витовта Сьмоленьскоу, в Петрово говение, месяца июня въ 26, в четвертокъ. И тако Витовътъ взя градъ и все Смоленьское княжение за себе, и княгиню Юрьевоу изымавъ и посла ю в Литовьскую землю, а князеи Смоленьскихъ поимавъ, а боляръ, которыи добра хотели своему князю Юрью, а техъ разведе и расточи, а въ Смоленьске свои наместники посади и Ляхи посажа, и темъ Ляхомъ предасть градъ дръжати, а по князя по Юрья посла на взыскание его. И князь Юрьи то слышавъ съ своимъ сыномъ Феодоромъ, съжалився в горести душа, и побежа с Москве в Новъгородъ Великии, и тамо Новгородци приаша его с миромъ.
Новгородская IV летопись. ПСРЛ. Т. 4, ч. 1, стр. 397

Однако это ещё не конец истории. Из Москвы Юрий Святославич направляется в Новгород, где новгородцы назначают его служебным князем и дают ему в кормление несколько городов. Витовт требует от новгородцев выдать ему Юрия Святославича, но получает отказ. Псковичи заявляют о своей поддержке решения новгородцев не выдавать Витовту смоленского князя, в ответ на что зимой 1405-1406 г. Витовт идёт войной на Псков и совершает там локальный «освободительный геноцид».

Прииде поганыи отступник правыя веры християнъския отметникъ божии, сынъ дияволь, неверникъ правде, ни крестному целованию, князь литовъскии Витовтъ, и повоева Псковскую власть и город Коложе взялъ на миру и на крестномъ целовании, а миру не отказавъ, ни крестнова целования не отславъ, ни мирных грамот, а грамоту разметную псковъскую посла к Новугороду, а сам окаянныи поиде на Псковскую землю, и шедши повоева месяца февраля въ 5 день, на память святыя мученицы Агафии, первое прииде на Коложскую землю, на Фарисеове недели в пятницу: овых изсече, овых поведе во свою землю, а всего полону взя 11 тысящь мужеи и женъ и малых детеи, опроче сеченых; а под городомъ Вороначем наметаша ратницы мертвых детеи две лодии; не бывала такова пакость яко же и Пъсковъ сталъ.
Псковская I летопись. ПСРЛ. Т. 5, вып. 1, стр. 28

В ответ псковичи и новгородцы обращаются за помощью к московскому князю.

Зимы тое о великомъ заговении взя Витовтъ воиною на миру Псковскии городъ Коложе, а грамоту ихъ крестную Псковскую присла въ Новгородъ, а подъ Вороночемъ стоя два дни и отъиде, волости повоевавъ, а люди посекъ, а иные въ полонъ поведе. Псковичи же о томъ съ Новогородци ездиша на Москву великому князю жаловатися, и князь великии посла брата своего князя Петра Псковичемъ на помощь.
Симеоновская летопись. ПСРЛ. Т. 18, стр. 151

Действия Витовта в конце концов вынудили Василия Дмитриевича Московского выступить против своего тестя. Московские и литовские войска сходились друг с другом три раза (на Плаве осенью 1406 г., под Вязьмой осенью 1407 г. и на Угре осенью 1408 г.), но до прямых боевых действий дело так и не дошло. Смоленск остался под Литвой – на следующие 110 лет. Что касается обстоятельств его включения в состав ВКЛ, то нет никаких оснований не экстраполировать их в общем и целом на процесс подчинения Вильне и других русских княжеств, не отражённый в письменных источниках. О степени добровольности этого процесса вы можете сами судить по приведённым выше цитатам.
Subscribe

  • Маша Гессен

    Если вы не поняли, Маша Гессен требует чтобы к ней применяли местоимение they, что Википедия и делает. )))

  • Чё-то ржу

    Маша Гессен в «Нью-Йорк Таймс»: “Yevgenia Albats, a Russian investigative journalist and a close friend of the Navalny family’s, told me…

  • Из поэтических откликов на смерть Достоевского

    Не могу не процитировать два стихотворения, приведённые в той же книге Игоря Волгина «Последний год Достоевского». Одно написано простым русским…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Маша Гессен

    Если вы не поняли, Маша Гессен требует чтобы к ней применяли местоимение they, что Википедия и делает. )))

  • Чё-то ржу

    Маша Гессен в «Нью-Йорк Таймс»: “Yevgenia Albats, a Russian investigative journalist and a close friend of the Navalny family’s, told me…

  • Из поэтических откликов на смерть Достоевского

    Не могу не процитировать два стихотворения, приведённые в той же книге Игоря Волгина «Последний год Достоевского». Одно написано простым русским…