aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

За всё приходит час расплаты (2)

В сентябре 1532 г. служилый Чингисид из династии ханов Большой Орды Шах-Али (Шигалей), бывший в 1519-1521 гг. казанским ханом, получил от великого князя Василия III в кормление Серпухов и Каширу. В то же время его младший брат Джан-Али был назначен ханом Казани. Считая себя обойдённым и сам желая получить казанский престол, Шах-Али завязал самостоятельные связи с Казанью и другими татарскими государствами, на что не имел права по условиям службы. Когда в январе 1533 г. об этом стало известно Василию III, на Шах-Али обрушилась суровая кара:

Тоя же зимы, генваря, князь велики Василей Ивановичь всеа Руси положилъ опалу свою на бывшаго царя Казанского Шигалеа, что онъ правду свою порушилъ, учалъ ссылатися въ Казань и въ иные государьства безъ великого князя ведома; и за то его велелъ князь велики ж жалованиа свести съ Коширы и съ Серпухова, да поимавъ съслалъ на Белоозеро и съ царицею и посадилъ за сторожи.
Воскресенская летопись. ПСРЛ. Т. 8. С. 281

В заключении Шах-Али провёл почти два года. В декабре 1535 г. он был привезён в Москву к юному великому князю Ивану IV и его матери регентше Елене Глинской:

Декамриа 12 Шигалей царь на Москву приехалъ, и князь великий велелъ царю быти у себя, и Шигалей царь пришелъ къ великому князю на очи, палъ передъ великымъ княземъ и сталъ на коленехъ и билъ челомъ великому государю Ивану за свою преступку… И... рекъ: «…И вы, государи мои, меня, холопа своего, пожаловали, таковую мою проступку мне отдали и меня, холопа своего, въ томъ пощадили и очи свои государьскые мне, холопу своему, дали видети; а язъ, холопъ вашь, ныне какъ вамъ учинилъ правду, государемъ своимъ, и на той на своей правде и до смерти своей хочю крепко стояти и умрети за ваше государево жалование».
Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 13. С. 100-103

Историческая в полном смысле этого слова сцена. Вспомним, что всего лишь за полстолетия до этого хан Большой Орды Ахмат ещё пытался разговаривать с Иваном III на языке угроз: «А вам ся есмя государи учинили от Саина царя сабелным концемъ. И ты б мою подать въ 40 день собралъ… а на себе бы еси носилъ Ботыево знамение, у колпока верхъ вогнув ходил» («ярлык» Ахмата). В ответ на предложение великого князя о мирных переговорах в 1480 г. он заносчиво требовал: «нолны Иван будет сам у него и у царева стремени» (Вологодско-пермская летопись. ПСРЛ. Т. 26. С. 265). Теперь же 30-летний внук Ахмата, называя себя холопом, вымаливает себе прощение, стоя на коленях перед 5-летним внуком Ивана III.
Tags: Дюжина ножей в спину евразийству, История России, Московское Царство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment