aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Неизвестный советский классик Корней Чуковский

Сам К[орней]. Ч[уковский]. ещё в 1903 году выступил со статьёй в защиту еврейского национализма, в которой приспособил почвенничество Ф.М. Достоевского к еврейским проблемам (Чуковский К.И. Два слова о космополитизме и национализме: Из письма к одному антисионисту // Южные записки. 1903. № 17. С. 701-703). Такая позиция автора не покажется удивительной, если учесть, что в литературу, по собственному признанию К.Ч., его ввёл виднейший сионист В. Жаботинский. «Он ввёл меня в литературу… Он выслушал мои философские бредни и повёл меня к Израилю Моисеевичу Хейфецу, редактору “Одесских новостей”, и убедил его напечатать отрывок из моей нескончаемой рукописи. Хейфец напечатал. Это случилось 6 октября 1901 г.» (Рахель Павловна Марголина и её переписка с Корнеем Ивановичем Чуковским. Иерусалим, 1978. С. 19-20).
Как следует из других писем К.Ч. к тому же адресату, К.Ч. в гимназические годы окружало гораздо больше евреев, чем это может вообразить читатель «Серебряного герба» (Чуковский К.И. Серебряный герб: Повесть. М., 1963). Помимо Владимира Жаботинского – «некий велемудрый Равницкий», у которого «было множество старинных еврейских книг», Хаим Бялик и другие. Уже с учётом только этих обстоятельств интерес К.Ч. к еврейской культуре, проявившийся в ряде статей 1900-х годов, кажется закономерным, и можно даже определить источники влияния…
К.Ч. писал: «Правда, если бы не евреи, русская культура едва ли существовала бы. Пойдите в любую библиотеку, читают почти сплошь евреи. Театр, выставка, публичная лекция, митинг – везде евреи, изучающие, спорящие, слушающие, работающие. <…> Но акушерка не то же, что родильница; и, может быть, главная трагедия русского интеллигентного еврея, что он всегда только помогает родам русской культуры, накладывает, так сказать, на неё щипцы, а сам бесплоден и фатально неспособен родить. <…> Пропеть на весь мир “Песнь песней”, а потом пойти в хористы чужой полудикой литературы <…>» (Чуковский К.И. Евреи и русская литература // Свободные мысли. 1908. 14 янв. № 36). Подчеркивая даровитость и имманентную духовность евреев, К.Ч. в то же время утверждал, что уход в русскую культуру «вырывает у них из рук тот матерьял, на котором они могли бы отпечатлеть свою личность <…>» (там же)...
Такое мог написать лишь человек, осознававший свою принадлежность к еврейской нации или, по крайней мере, непринадлежность к русской. Забегая вперёд, скажем, что, согласно имеющемуся авторитетному свидетельству, его отец действительно был евреем (и сам К.Ч., к слову сказать, женился на еврейке, Марии Борисовне Гольдфельд)…
Несмотря на то, что слух о еврейском происхождении отца К.Ч. циркулировал давно (Берберова Н.Н. Железная женщина. 2-е изд. N.Y., 1982. С. 149; очевидно, Н.Н. Берберова знала об этом ещё с петербургских времён), достоверных свидетельств о национальности отца К.Ч. известно всего два: во-первых, воспоминания Ольги Моисеевны Грудцовой, в девичестве Наппельбаум, какое-то время жившей в доме К.Ч. в Переделкино и близко его наблюдавшей; во-вторых – рассказ К.И. Лозовской.
Анализируя «двойственность» К.Ч., Грудцова предположила, что причин могло быть две: сексуальность и происхождение. «Мать была прачка, дочь крепостного, красавица, умница, отец – инженер, еврей. Вы скрывали его национальность и до революции, и после. Даже мне говорили, что он был сын помещика, но есть люди, которые знали его. Незаконнорожденный, исключённый из царской гимназии, “кухаркин сын”, вместе с тем талантливый, влюблённый в поэзию, – несомненно у Вас с детства был комплекс неполноценности. Не из-за него ли была Ваша подозрительность, стремление унизить людей?» (Грудцова О.М. Довольно, я больше не играю…: Повесть о моей жизни // Минувшее: Исторический альманах. <Т.> 19. М.; СПб., 1996. С. 97, 98).
Рассказ Лозовской более конкретен: она сообщила, что отца К.Ч. «звали Эммануил Левинсон. Он был петербургским студентом, а мать К.И. – горничной из украинских крестьян. Их брак формально не был зарегистрирован, т.к. для этого требовалось крещение Эммануила. Еврейский дед К.Ч., владелец типографий в Петербурге, Одессе и Баку, запретил сыну креститься и, стало быть, жениться официально. Связь распалась, когда родилось уже двое детей – девочка и мальчик. <…> Расставшись с матерью К.И., его отец переехал в Баку и там женился. Жена его была еврейкой, зубным врачом» (Бейзер М. Корней Чуковский и евреи // Народ мой (Ленинград). 1991. 30 мая. № 9 (17). Впервые: Ленинградский еврейский альманах. 1985. № 8 («самиздат»)).
…В «Баку и его район на 1909 г.» (СПб., 1909. С. 167) упомянуто «Первое типографское товарищество», товарищем-распорядителем которого назван Эммануил Соломонович Левенсон… Совпадение имени названного К.И. Лозовской лица и бакинского товарища-распорядителя Первого типографского товарищества вполне может свидетельствовать о том, что именно этот Эммануил Соломонович Левенсон и есть искомый «петербургский студент».

АХУТОКОЦ-АХУМ. Опыт расшифровки сказки Корнея Чуковского о Мухе // М.Н. Золотоносов. Слово и тело. Сексуальные аспекты, универсалии, интерпретации русского культурного текста XIX-XX веков. М., 1999. С. 79-160



Жена Корнея Ивановича Чуковского с 1903 г. (поручителем жениха на свадьбе был Владимир Жаботинский) – Мария Борисовна, урождённая Мария Арон-Беровна Гольдфельд, дочь бухгалтера Арона-Бера Рувимовича и домохозяйки Тубы Ойзеровны Гольдфельдов. Дочь – известная советская диссидентка Лидия Корнеевна Чуковская (1907-1996), первым браком замужем за литературоведом Цезарем Самойловичем Вольпе, вторым – за физиком Матвеем Петровичем Бронштейном.



Семья Чуковских за обедом


Tags: Еврейское государство СССР, Йеху
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments