aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Из русской поэзии о Великой войне

1914

Лети, летящая, лети!
Её теперь не остановишь,
И на подкупленном пути
И в Чермном море не изловишь.

Уже не тщитесь! Ей одной
Дано от Бога быть летучей, –
И перед грозною войной
Беременеть грозовой тучей.

Она избыла свой урок:
То вещего раскаты грома
Её терзали в страшный срок
Четырёхлетнего разгрома.

Отцы, спалённые в огне,
Теперь искуплены детями.
О сердце! Ты ступаешь не-
исповедимыми путями...

Не говорите ни о чем!
Священный враг уже заколот,
Уже архангельским мечом
Низринут в вековечный холод.

Она к последнему идёт,
Судьба вершится роковая, –
И бездна бездну наведёт,
Звериным голосом взывая.

16 сентября 1914 г.








Великий ассириолог, переводчик и поэт Владимир Казимирович Шилейко родился 2 (14) февраля 1891 г. в семье офицера Двинского пехотного полка, вскоре вышедшего в отставку и ставшего уездным исправником в Петергофе. По семейному преданию, уже в 7-летнем возрасте мальчик начал самостоятельно изучать древнееврейский язык. Окончив с золотой медалью Петергофскую гимназию, Шилейко поступил на восточный факультет Петербургского университета «по еврейско-арабско-сирийскому разряду», где также увлёкся ассириологией. В 1913 г., заболев туберкулёзом, он был вынужден оставить учёбу в университете и поступить внештатным сотрудником в Отдел древностей Эрмитажа. В 1914 г. Шилейко начал публиковать статьи в ведущих европейских научных журналах, в 1915 г. выпустил книгу «Вотивные надписи шумерийских правителей», за которую получил Большую серебряную медаль Русского археологического общества.

В 1911 г. Шилейко познакомился с Николаем Гумилёвым, через которого сблизился с другими петербургскими поэтами, присоединившись к акмеистскому «Цеху поэтов» и став завсегдатаем «Бродячей собаки». Зимой 1913-1914 г. он участвовал в качестве оппонента в диспутах с футуристами. В 1914 г. в журнале «Гиперборей» состоялась первая публикация собственных стихов Шилейко, тогда же сложился своеобразный дружеский поэтический «триумвират» Шилейко, Гумилёва и Михаила Лозинского. Гумилёв начинает поэтический перевод «Гильгамеша» по подстрочнику Шилейко. Летом 1914 г. он жил на квартире Шилейко в доме № 10 по 5-й линии Васильевского острова. По свидетельствам современников, Шилейко разделял патриотический подъём Гумилёва, вызванный началом войны, и участвовал вместе с ним в народных манифестациях. Памятником этих событий и является приведённое выше стихотворение.

В документах Михаила Лозинского сохранился черновик ещё одного военного стихотворения Шилейко:

Спокойно и сознательно живу:
Вершу труды, крепясь ношу вериги,
И, тонким сном забывшись наяву,
Порой люблю читать немые книги.

И вдруг приходят, говорят: «Войны
Гроза идёт! <пробел> народам!»
Что ж, я готов. Я – верный сын страны,
Меня вскормившей молоком и мёдом.

Спокойно сознаю, что я умру:
Я не умею делать дело боя…
И только жаль, что в красную дыру
Душа и книг не унесёт с собою.

……………………………………..
……………………………………..
Я не герой, я – только сын страны,
Меня вскормившей молоком и мёдом.

Возможно, это стихотворение было позднее завершено: Лозинский посылал его (или цитировал в письме) Гумилёву на фронт, о чём свидетельствует цитата в ответном письме Гумилёва от 2 января 1915 г.: «И мэтр Шилейко тоже позабыл о своей “благоухающей легенде”. Какие труды я вершу, какие ношу вериги? Право, эти стихи он написал сам про себя и хранит их до времени, когда будет опубликован последний манифест, призывающий его одного».




Акварельный портрет Владимира Шилейко, нарисованный его первой женой С.А. Краевской. 1917 г.


Вопреки скептицизму Гумилёва, Шилейко действительно был призван на военную службу, хотя уже и под самый занавес участия России в войне. 13 января 1917 г. он был определён в 172-й пехотный запасной полк и отправлен в город Вильманстранд Выборгской губернии. Уже в конце февраля, после произошедшего государственного переворота, он вновь оказывается в Петрограде, но в июне, следуя воинскому долгу и своим научным интересам, отправляется в Феодосию, где формируются воинские части для войны на Закавказском фронте или в Северном Иране. Однако в августе он окончательно увольняется из армии по болезни и возвращается в Петроград.

Ко времени корниловского мятежа, между 25 августа и 2 сентября, относятся воспоминания Л.В. Шапориной о Шилейко: «По приезде мы как-то зашли в Привал комедиантов к Борису Пронину. Восторженно радостная встреча. Борис был всегда восторженно настроен; по винтовой лестнице поднялись в маленькую уютную комнату, где уже находились Шилейко и Виктор Шкловский. Шкловский был в военной форме, помнится, в солдатской куртке, с георгиевским крестом на груди. Он ходил взад и вперёд по комнате, скрестив по-наполеоновски руки. Шилейко его поддразнивал. Говорили о ген. Корнилове, тогда началось его наступление на Петроград. – “Мы выйдем его встречать с цветами”, говорил Шилейко. – “Вы, конечно”, обращаясь ко мне, отвечал Шкловский, – “как все женщины, готовы целовать копыта у коня победителя”. Маленький Шкловский хорохорился. Он рассказывал, что крест получил от Корнилова, но будет бороться против него до последней капли крови. – “За здоровье Его Величества”, – поднял бокал Шилейко и чокнулся со мной. Вл. Шилейко был очень талантливый поэт и египтолог, рано погибший от туберкулёза. Очень красивое лицо, напоминавшее изображения Христа, красивые руки с длинными пальцами».







Как ранее в «Бродячей собаке», так теперь Шилейко стал завсегдатаем в «Привале комедиантов». Там он находился и в ночь на 25 октября, когда посетители услышали залп «Авроры». После возвращения в Петроград в апреле 1918 г. Гумилёва Ахматова добилась от него развода и вышла замуж за Шилейко. Их бурная семейная жизнь протекала в интерьерах Мраморного дворца, где Шилейко занимал служебную квартиру, будучи с 1918 г. штатным сотрудником Эрмитажа.




Шилейко с сенбернаром Тапом на своей квартире в Мраморном дворце. Рисунок М. Фармаковского.


Брак распался в 1920 г., в основном по причине «сатанинской ревности Шилейко» (Ахматова), но бывшие супруги и после него сохраняли дружеские отношения. С 1924 г. Шилейко заведовал ассирийским отделом Музея изящных искусств в Москве, где в основном с этого времени и жил. Его чрезвычайно плодотворная научная деятельность прервалась 5 октября 1930 г. вследствие смерти от туберкулёза в возрасте 38 лет.

Источник: В. Шилейко. Пометки на полях. Стихи. Издательство Ивана Лимбаха. СПб., 1999




1927 г.


Tags: Великая война, Жизнь Замечательных Людей, Катастрофа, После Катастрофы, Русская словесность
Subscribe

  • Всё-таки

    Воспетый Альфредом Вольдемаровичем Розенбергом славянин с женской рабской душей действительно существует в природе. Сегодня это крепостной…

  • Это другоеТМ

  • Любимые фильмы 90-х )

    Какие у вас самые нелюбимые и тошнотворные отечественные фильмы из 90-х? Ну вот чтоб прям брезгливо и неприятно было смотреть. У меня довольно хорошо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments