aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Заглянувший за ту сторону

Недавно я неожиданно обнаружил, что живу по соседству с домом, который послужил последним приютом для человека, сыгравшего важную роль в русской культуре XX века, но при этом остающегося почти неизвестным широкой общественности. Я, со своей стороны, ранее полагал, что знаю об этом человеке довольно много, но, решив узнать о нём побольше, нашёл, что имею дело с одной из самых примечательных русских биографий такого богатого на примечательные русские биографии столетия.





Например, если вы читали Платона по-русски, велика вероятность того, что вы читали его в переводах, сделанных в этом самом доме.






Андрей Николаевич Егунов родился 14 (26) сентября 1895 г. в Ашхабаде в семье офицера русских колониальных войск, происходившего из дворян Ярославской губернии. В 1903 г. отца перевели на службу в Кронштадт, в 1904 г. вся семья переехала в Петербург, ставший для Андрея Егунова родным городом. В 1913 г. он окончил Тенишевское училище, в 1918 г. – классическое отделение историко-филологического факультета Петроградского университета, год спустя – славяно-русское отделение того же факультета, параллельно посещая курсы романо-германской филологии. После окончания университета Егунов работал научным сотрудником в Академии истории материальной культуры и преподавателем на кафедре классической филологии Ленинградского университета и в ряде других учебных заведений.

В 20-е годы Андрей Егунов входил в состав переводческой группы АБДЕМ вместе с Александром Болдыревым, Аристидом Доватуром, Андреем Миханковым и Эмилем Визелем. Участники группы регулярно собирались друг у друга дома или у университетских профессоров-античников Сергея Жебелёва и Ивана Толстого. Группа совместно перевела с греческого романы Ахилла Татия «Левкиппа и Клитофонт» и Гелиодора «Эфиопика» и ряд диалогов Платона. Абдемиты поддерживали дружеские связи с окружением Михаила Бахтина и обэриутами, а также с Константином Вагиновым, который в гротескном виде изобразил их в ряде своих сочинений. В частности, в «Гарпагониане» Егунов выведен под именем Локонова.

Одновременно с переводами Егунов занимается собственным сочинительством. Свои поэтические опыты он ещё в 1920 г. представлял Блоку, позднее о его рассказах положительно отзывался Кузмин. В 1931 г. под псевдонимом «Андрей Николев» вышла в свет единственная прижизненная книга прозы Андрея Егунова – роман «По ту сторону Тулы», которому он в 1960-х гг. даст подзаголовок «советская пастораль». Роман представляет собой эпатажный текст в духе сочинений Вагинова и обэриутов. Советская критика откликнулась на него отрицательной рецензией, опубликованной в «Книге строителям социализма», и вскоре роман был изъят из продажи. Другой роман Егунова этого же периода – «Василий остров» – и его рассказы считаются утерянными. В конце 1920-х – начале 1930-х гг. были также написаны стихи Егунова, позднее вошедшие в сборник «Елисейские радости», и первая редакция поэмы «Беспредметная юность».

20 января 1933 г. Алексей Егунов был арестован. Поводом для ареста стало его присутствие на собраниях молодёжного литературного кружка «Осьминог». Другие члены кружка ранее общались с Р.В. Ивановым-Разумником, которого в начале 1933 г. в очередной раз арестовало ОГПУ – по сфабрикованному делу «об организационно-идейном центре народничества». Арестованные по этому делу члены «Осьминога» на допросах назвали имя Егунова. После четырёхмесячного пребывания в ДПЗ на Шпалерной улице Алексей Николаевич был отправлен на 3 года в ссылку в Томскую область, оставив в Ленинграде мать, жену и брата.

По окончании срока ссылки Егунов некоторое время жил в Томске, преподавая в местном университете и общаясь с другими ссыльными, в числе которых были Клюев и Шпет, а в 1938 г. поселился в Новгороде, не имея возможности вернуться в Ленинград, так как был лишён ленинградской прописки. На новом месте жительства Егунов преподавал иностранные языки в вечерней школе, с некоторого времени регулярно приезжая в Ленинград, чтобы вести там в университете курсы греческого и латыни. В Новгороде вместе с ним жили его мать и младший брат Александр, в 1941 г. освободившийся из советского концлагеря. Там же Егунова застала немецкая оккупация.

Общество, в котором вращался в Новгороде Егунов, включало сестёр Зинаиды Гиппиус Татьяну и Наталью и философов С.А. Аскольдова и И.А. Андриевского. В это же время Егунов познакомился с Борисом Филистинским (Филипповым), который после освобождения из советского концлагеря, как и он, не имея возможности вернуться в Ленинград, жил в Новгороде. Как и Егунов, Филистинский увлекался русской литературой и сам писал стихи (его первый стихотворный сборник «Град невидимый» увидел свет в Риге в 1944 г.). После прихода немцев Филистинский стал активно с ними сотрудничать. Он возглавлял оккупационную полицию Новгорода и публиковался в русской прессе. Позднее Филистинский ушёл с немцами на запад, после войны стал заметным историком русской литературы в Германии и США и, в частности, осуществил первую в истории публикацию стихов Егунова в сборнике «Советская потаённая муза», вышедшем в 1961 г. в Мюнхене.

Егунов тоже сотрудничал с немцами – и вряд ли только в силу нужды, учитывая, что он был «“ультраправый”, согласно всем мемуарным свидетельствам». Он упоминается в отчёте за период с 25.02.42 по 04.03.42 новгородской зондеркоманды Оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга (Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg, ERR), занимавшегося культурными ценностями на оккупированных территориях: «Обстоятельные и неоднократные переговоры имели место с… Андреем Николаевичем Егуновым, служащим переводчиком при коменданте гарнизона». Далее в отчёте сообщается о совещании представителей ERR с местными русскими активистами, желающими помочь в спасении культурных ценностей. В числе участников совещания упоминаются Борис Филистинский и младший брат Андрея Егунова Александр.

В документе псковской зондеркоманды ERR, видимо, от июня 1943 г. «Список лиц, годных к работе по оценке, проживающих за пределами Пскова» под номерами 2 и 7 упоминаются Андрей и Александр Егуновы.





2. Андрей Николаевич Егунов, род. в 1895 г. Филолог, доцент кафедры классической филологии Ленинградского университета, писатель-романист, поэт, пропагандист. Был сослан в Нарым (полярная Сибирь). Переводчик в комендатуре, хорошо говорит на немецком и других европейских языках.

7. Александр Николаевич Егунов, род. в 1905 г. В настоящее время штурман в немецком флоте. Хороший писатель-романист, пропагандист, в 1936-1941 гг. был заключён в лагерь НКВД в Ухто-Ишемске (брат А. Егунова, справки через него).

В другом документе ERR от 6 сентября 1943 г. упоминается о намерении сотрудника ERR навестить «господина Егунова» при поездке в Гатчину, из чего следует, что Андрей Николаевич в это время проживал уже там, а не в Новгороде. Возможно, живя в Гатчине, Егунов установил связи с Ивановым-Разумником, также оказавшимся на занятой немцами территории. Во всяком случае, оба они ушли на запад с отступающей немецкой армией. Разумник умер в Мюнхене в 1946 г., успев перед смертью опубликовать летопись своих советских злоключений – книгу «Тюрьмы и ссылки», а Егунов оказался на немецкой территории, оккупированной советской армией. Ему удалось скрыть факт своего сотрудничества с немцами, выдав себя за остарбайтера, насильно угнанного на работу в Германию, и даже устроиться в Берлине преподавателем немецкого языка офицерам-танкистам советской 12-й армии, желавшим поступать в военную академию.

Впрочем, возвращение «на Родину» в планы Андрея Николаевича явно не входило, потому что 25 сентября 1946 г. он совершил побег в американский сектор Берлина. Однако дышать вольным воздухом Егунову было суждено недолго – уже 29 сентября американцы задержали его в Касселе и после разбирательства выдали обратно советским властям (правда, на эти три дня свободы пришёлся его 51-й день рождения). За попытку вырваться из цепких лап «Родины» Егунов был приговорён к 10 годам концлагерей, которые отбывал на Урале и в Казахстане.

Вернувшись в 1956 г. в Ленинград, Андрей Николаевич работал в Институте истории естествознания и техники и Пушкинском доме, продолжал переводить диалоги Платона (им были переведены «Федр», «Законы» и «Государство»), подготовил новое издание романа Гелиодора «Эфиопика», издал монографию «Гомер в русских переводах XVIII-XIX веков». Последние годы Егунов прожил в комнате коммунальной квартиры дома № 10 по Вёсельной улице в Гавани Васильевского острова, где у него по воскресеньям собирались молодые филологи и переводчики, увлечённые античностью и русской культурой начала XX века. Андрей Николаевич умер от рака 3 октября 1968 г. Его отпели в Князь-Владимирском соборе и похоронили на Шуваловском кладбище.





Как уже упоминалось, первые публикации стихотворений Андрея Егунова начали появляться на Западе в 1960-х гг., в постсоветское время они вместе с его романом «По ту сторону Тулы» также неоднократно издавались в России. Благодаря этой работе в последнее время всё яснее становится его значение как человека, родившегося с призванием стать одним из гениев русской культуры XX столетия, но жестоко искалеченного вместе с самой этой культурой. Об этом он говорил в своих последних стихотворных строках, написанных в 1965 г.:

Для наших русых – русичей иль россов –
среди помойных ям и собственных отбросов
мир оказался тесен, и в ничто
они себя спихнуть старались разом.
Пустые розы на откосе у траншеи
уже пустой
болтаются, как голова на шее,
и шёпотом кивают соловьям,
зиянье ям преображая в песень:
вы, вы вымерли, и мы хотим за вами,
о Боже мой, кто нас сорвёт,
кто нас возьмёт домой,
в жилище призраков и русых и российских,
убийственных, витийственных и низких?
Tags: befreite russische gebiete, Жизнь Замечательных Людей, После Катастрофы, Русская словесность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments