?

Log in

No account? Create an account

Операция «Апрельская погода» - aquilaaquilonis — ЖЖ

июл. 28, 2013

12:32 pm - Операция «Апрельская погода»

Previous Entry Поделиться Next Entry






Апрель 1945 г.
Позиции РОА на Восточном фронте
На Восточном фронте рядом с немецкими гренадерами оборонительные бои против большевиков ведут части Русской Освободительной Армии.
Уже долгое время наилучшим образом обученные и вооружённые самым современным немецким оружием русские добровольцы, с новой силой вступающие в борьбу за освобождение своей Родины, сражаются стойко и отважно.
Разведывательный отряд переправляется через реку.
Богмер, Рота пропаганды СС




Начало операции «Апрельская погода» было назначено на 13 апреля 1945 г. 12 апреля начальник штаба 9-й армии полковник Гёльц поставил в известность о плане наступления группу армий и оперативный отдел Генерального штаба сухопутных войск. В поздние вечерние часы 12 апреля русские части заняли свои исходные позиции, стала осторожно подключаться артиллерия, занявшая позиции на возвышенности к западу от Одера. В эту ночь пароль для русских и немецких солдат перед плацдармом «Эрленгоф» звучал «Хайль Власов».

В установленный срок, 13 апреля 1945 г., в 4.45, за полчаса до начала наступления, русская и немецкая артиллерия нанесли сильный огневой удар по противнику. На советские позиции на плацдарме, а также паромы и переправы, посыпался настоящий «град снарядов». Эта огневая подготовка была, по высказываниям наблюдателей, «чрезвычайно впечатляющей». Подполковник фон Нотц сообщает, что он в последний раз за Вторую мировую войну видел столь мощный огонь артиллерии с немецкой стороны. После того как огонь был перенесен вперед и собственная артиллерия начала обстреливать позиции вражеских батарей, пути подхода и тому подобные цели на восточном берегу Одера, согласно плану, перешли в наступление: с севера – усиленный 2-й полк во главе с подполковником Артемьевым, а с юга – усиленный 3-й полк во главе с подполковником Александровым-Рыбцовым.

Дивизионный штаб и германская команда связи еще ночью перенесли свой командный пункт на возвышенность у берега Одера и наблюдали за операцией через стереотрубу. У русских и немцев были в равной мере «большие надежды». Майор Швеннингер вспоминает о своем ясном чувстве, что от исхода операции «Апрельская погода», где русские солдаты под русским командованием сражались с солдатами Красной Армии, «зависит дальнейшая судьба власовской акции и тем самым одновременно решается существенный для Германии вопрос». И генерал-майор Буняченко, который, в конечном итоге, приложил все свои силы для успеха наступления и «боролся за любую поддержку», был, как свидетельствует Швеннингер, «очень сосредоточен и абсолютно радостно взволнован», когда поступили первые сведения об успехах и условленные сигнальные ракеты несколько раз возвестили о необходимости дальнейшего перенесения огня вперед.

Уже с первого броска полкам РОА как на севере, так и на юге удалось прорвать советскую оборону. К 8.00 был занят ряд бункеров и очагов сопротивления противника и достигнут выигрыш территории в 500 метров. В перехваченных радиопереговорах врага говорилось об «уничтожающем» эффекте огневой подготовки и о серьезном положении на плацдарме. Утреннее донесение группы армий в ОКХ также говорило о планомерном ходе операции «Апрельская погода», но одновременно и об усилении к данному моменту сопротивления противника и сильном минометном огне по наблюдательным позициям собственной артиллерии.

Чтобы подавить фланговый артиллерийский огонь с восточного берега Одера, еще в течение утра была начата обещанная «авиационная поддержка». Путь русским гренадерам и саперам попытались проложить 26 штурмовиков 4-й авиадивизии и самолеты ВВС РОА, узнаваемые по голубым Андреевским крестам, – лишь «слабые части», как докладывал армии авиационный офицер связи, но все же 1/10 авиационных сил, задействованных в этот день на всем Восточном фронте. Суточные донесения 9-й армии группе армий и группы армий в ОКХ от 13 апреля тоже подчеркивают, что «собственная артиллерия» и «летные части 4-й авиадивизии» поддержали наступление «600-й п. д. (русской)... эффективно.., с хорошим результатом (согласно штабу квартирмейстера, большие потери)».

Но после первоначальных успехов оба полка залегли под фланговым огнем врага перед советскими полевыми укреплениями и «мощными проволочными заграждениями», о которых предупреждали уже немецкие командиры. Не удалась и вторая попытка наступления северной полковой группы во главе с подполковником Артемьевым. Лишь теперь между русскими и немцами вскрылись принципиальные расхождения во мнениях.

Генерал Буняченко, как упоминалось, сначала неохотно, а затем с полной отдачей посвятил себя планированию и подготовке наступления на плацдарм «Эрленгоф» и, видимо, надеялся «пробиться». Но когда продвижение вперед замедлилось и полки, в конечном итоге, застряли, «его настроение изменилось». С этого часа он хотел только прервать операцию, вывести дивизию из боя и осложнений, чтобы избежать угрожающего рокового конца на Одере. При отражении многократно повторявшихся попыток немцев «задействовать полностью вооруженную и укомплектованную дивизию для укрепления всюду шатающегося и осыпающегося фронта», теперь вполне проявились лидерские качества Буняченко. С помощью ума, твердости и природной, хитрости он сумел увести части с фронта и направить 20 тысяч своих солдат, вопреки всем немецким требованиям и угрозам, в Богемию, для соединения с остальными частями Освободительной армии.

В связи с наступлением 1-й дивизии РОА на плацдарм «Эрленгоф», с немецкой стороны – одним из последних наступлений на всем Восточном фронте перед концом войны, необходимо отметить два существенных момента. Во-первых, оно готовилось совместно немцами и русскими и проводилось русскими при максимально возможной тогда поддержке со стороны немцев – в тот поздний час войны это был пример практической реализации идеи немецко-русского братства по оружию. Во-вторых, солдаты Русской освободительной армии под русским командованием даже в последние дни войны вступили в вооруженную борьбу против советской системы. При этом они дрались храбро. Даже советский автор Тишков не мог не признать, что «власовские части сражались с упрямством, которое придает людям отчаяние. Тем самым и Власов несет часть вины за потери Советской армии в Берлинской операции». Советские защитники плацдарма действительно понесли «большие потери», но и жертвы наступавших власовских солдат убитыми и ранеными, с учетом многочасовой продолжительности боя, единодушно характеризуются как «значительные». Подполковник фон Нотц, проникший на плацдарм с юга, сообщает, что видел «там много убитых с обеих сторон».

Иоахим Гофман
РОА на Одерском фронте

Comments:

[User Picture]
From:anton21
Date:Август 3, 2013 07:00 pm

исчерпаность людского моб. ресурса

(Link)
У Владимира Бешанова есть где-то пример с Курляндским выступом, который
так и не смогли ликвидировать все советские прибалтийские фронты вместе взятые.

Бешанов говорит об исчерпанности человеческого материала, к концу войны некого было уже в атаки посылать.

На центральном же и южном направлениях мобилизовали всех на захваченных Красной Армией территориях Восточной Европы.

Если бы не приток этих новобранцев, вполне возможно, что все белорусские и украинские фронты оказались в том же положении, что и прибалтийские.
(Ответить) (Thread)
(Удалённый комментарий)
[User Picture]
From:aquilaaquilonis
Date:Август 5, 2013 11:13 pm
(Link)
Вам надо - вы и давайте.
(Ответить) (Parent) (Thread)