aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Русская националистическая утопия кн. Владимира Одоевского





Князь Владимир Фёдорович Одоевский знаменит многими вещами. Самый старший представитель самого знатного русского рода, всю жизнь состоявший на государственной службе, помощник директора Императорской публичной библиотеки, многолетний директор Румянцевского музея, писатель, композитор, музыкальный критик, кулинар, друг, помощник и покровитель трёх поколений практически всех наиболее заметных деятелей русской культуры времени её самого блестящего расцвета, издатель, редактор, основатель нескольких благотворительных учреждений, соучредитель Русского географического общества, философ, мистик, маг, алхимик, «Русский Фауст», человек безупречных моральных качеств, вызывавший уважение и любовь у всех, кто с ним встречался, вообще один из людей, наиболее приблизившихся в своей жизни к воплощению идеала русского человека. В число многочисленных достоинств князя входит то, что он является автором романа «4338-й год» – одного из редких в русской литературе образцов жанра утопии, причём, что немаловажно, утопии русской националистической.

Этот роман В.Ф. Одоевского не был закончен автором и при его жизни публиковался лишь частично. Отрывок из 2-й части был впервые напечатан с заглавием «Петербургские письма» под псевдонимом «В. Безгласный» в 1835 г. журналом «Московский наблюдатель». Другой отрывок с заглавием «4338 год. Петербургские письма» был впервые напечатан за подписью кн. В. Одоевского в альманахе В. Владиславлева «Утренняя заря» в 1840 г. Остальные отрывки, обнаруженные в архиве Одоевского, были опубликованы лишь в 1926 г.

Одоевский видит мир по прошествии 2500 лет разделённым на два полушария – северное русское и южное китайское. Безусловно господствует северное, китайцы выступают старательными подражателями русских, достигших всех возможных высот в науках и искусствах. Роман написан в виде писем путешествующего по России китайского студента Ипполита Цунгиева своему однокашнику:
Наконец я в центре русского полушария и всемирного просвещения; пишу к тебе, сидя в прекрасном доме, на выпуклой крышке которого огромными хрустальными буквами изображено: Гостиница для прилетающих. Здесь такое уже обыкновение: на богатых домах крыши все хрустальные или крыты хрустальною же белою черепицей, а имя хозяина сделано из цветных хрусталей. Ночью, как дома освещены внутри, эти блестящие ряды кровель представляют волшебный вид; сверх того, сие обыкновение очень полезно, – не так, как у нас, в Пекине, где ночью сверху никак не узнаешь дома своего знакомого, надобно спускаться на землю.
Москва и Петербург слились в один столичный мегаполис:
Что за город, любезный товарищ! что за великолепие! что за огромность! Пролетая через него, я верил баснословному преданию, что здесь некогда были два города, из которых один назывался Москвою, а другой собственно Петербургом, и они были отделены друг от друга едва ли не степью. Действительно, в той части города, которая называется Московскою и где находятся величественные остатки древнего Кремля, есть в характере архитектуры что-то особенное.
Основным средством передвижения служат воздушные гальваностаты:
…Если бы ты видел, с какою усмешкою русские выслушали мои опасения, мои вопросы о предосторожностях... они меня не понимали! они так верят в силу науки и в собственную бодрость духа, что для них летать по воздуху то же, что нам ездить по железной дороге. Впрочем, русские имеют право смеяться над нами; каждым гальваностатом управляет особый профессор; весьма тонкие многосложные снаряды показывают перемену в слоях воздуха и предупреждают направление ветра.
Проблема климата решена за счёт поставки тёплого воздуха с экватора:
Воздушные дороги здесь содержат в отличном порядке, да – чуть не забыл – мы залетели к экватору, но лишь на короткое время, посмотреть начало системы теплохранилищ, которые отсюда тянутся почти по всему северному полушарию; истинно, дело достойное удивления! труд веков и науки! Представь себе: здесь непрерывно огромные машины вгоняют горячий воздух в трубы, соединяющиеся с главными резервуарами; а с этими резервуарами соединены все теплохранилища, особо устроенные в каждом городе сего обширного государства; из городских хранилищ тёплый воздух проведен частию в дома и в крытые сады, а частию устремляется по направлению воздушного пути, так что во всю дорогу, несмотря на суровость климата, мы почти не чувствовали холода. Так русские победили даже враждебный свой климат!
Связь на расстоянии поддерживается при помощи магнетического телеграфа (телефон? скайп?):
Для сношений в непредвиденном случае между знакомыми домами устроены магнетические телеграфы, посредством которых живущие на далёком расстоянии разговаривают друг с другом.
Американцы одичали:
Мы, без шуток, сделались бы теперь похожими на этих одичавших американцев, которые, за недостатком других спекуляций, продают свои города с публичного торгу, потом приходят к нам грабить, и против которых мы одни в целом мире должны содержать войско. Ужас подумать, что не более двухсот лет, как воздухоплавание у нас вошло во всеобщее употребление, и что лишь победы русских над нами научили нас сему искусству!
Не лучше и положение англичан:
Англичане продают свои острова с публичного торга, Россия покупает.
Меньше всего повезло немцам – про них никто уже даже не помнит, кем они были на самом деле:
На каждое слово напишут по две тысячи диссертаций, и всё-таки не откроют их значения. Вот, например, хоть слово немцы; сколько труда оно стоило нашим учёным, и всё не могут добраться до настоящего его смысла. Физик задел мою чувствительную струну; студенту истории больно показалось такое сомнение; я решился блеснуть своими знаниями.
– Немцы были народ, обитавший на юг от древней России, – сказал я, – это, кажется, доказано; немцев покорили Аллеманны, потом на месте Аллеманнов являются Тедески, Тедесков покорили Германцы или, правильнее, Жерманийцы, а Жерманийцов Дейчеры – народ знаменитый, от которого даже язык сохранился в нескольких отрывках, оставшихся от их поэта, Гёте...
– Да! Так думали до сих пор, – отвечал Хартин, – но теперь здесь между антиквариями почти общее мнение, что Дейчеры были нечто совсем другое, а Немцы составляли род особой касты, к которой принадлежали люди разных племён.


Полностью читать здесь.
Tags: Русская словесность, Русские подвижники, Русский национализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment