aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Несостоявшийся губернатор Петербурга




Алексей Михайлович Круглов
(1886 г. – 14 апреля 1943 г.)



Ленинград должен будет стать столицей оккупированной России и переименован в «Санкт-Петербург», а образованное вновь Санкт-Петербургское губернаторство должно стать образцовым, подавая пример другим существующим губернаторствам в оккупированной России. Со слов Багратион-Мухранского, главой губернаторства должен стать губернатор, который будет контролироваться и подчиняться Верховному комиссару германского правительства. Вся власть в городе и губернии должна быть сосредоточена в руках губернатора, а работа губернаторства должна быть направлена на оказание максимальной помощи немецким войскам в войне с большевиками и поэтому весь административно-хозяйственный аппарат должен состоять в основном из немцев и бывших белоэмигрантов.

Из проживавших в Советской России к управлению планировалось привлекать только тех, кто активно боролся с советской властью, в частности из среды старой интеллигенции, враждебно настроенной к советской власти. Багратион-Мухранский указал Круглову на необходимость продумать структуру управления губернаторством с расчетом того, чтобы она способствовала быстрейшему восстановлению нормальной хозяйственной жизни в городе и чтобы население города было мобилизовано на выполнение приказов германского командования. При этом было отмечено обратить особое внимание на организацию фильтрации населения города и его окрестностей, чтобы избавиться от всякой «большевистской заразы».

Вопросу фильтрации населения после оккупации города Круглов придавал очень важное значение. Он предлагал создать специальный комитет при губернаторстве, который бы возглавил вместе с полицией всю фильтрацию населения города. Весь город предполагалось разбить на отдельные участки, где создается отделение полиции. Эти отделения полиции под руководством городского управления полиции и комитета по борьбе с политическими врагами должны проводить фильтрацию всего населения. Для этой цели все взрослое население с 15-ти летнего возраста должно заполнить специальную опросную анкету, заверить ее одним поручителем из врагов советской власти, приложить документы, удостоверяющие правильность анкетных данных и все это сдать в участковое отделение полиции для просмотра и проверки. При представлении документов особую ценность из них имеют те, которые характеризовали бы человека, как ущемленного советской властью, или удостоверяли о том, что этот человек был сторонником и деятелем царского самодержавия.

Со всеми выявленными советскими патриотами Круглов, как губернатор, должен был безоговорочно проводить беспощадную борьбу по фашистским правилам. Особо ожесточенную расправу он хотел учинить над коммунистами, комсомольцами и евреями, для которых должна быть одна мера: расстрел или виселица. Круглов считал, что никакого судебного разбирательства или следствия над советскими патриотами делать не нужно, а расправляться по законам военного времени, т.е. уничтожать, как врагов фашистских властей. Непосредственное выполнение расправы над советскими людьми должна произвести полиция по указанию губернатора и комитета по борьбе с политическими врагами.

Когда Круглов задал Багратион-Мухранскому вопрос, на какие кадры рассчитывает германское правительство для работы в губернаторстве, он ответил, что германскими властями составлен персональный состав будущего губернаторства, причем сюда вошло много лиц из бывших русских белоэмигрантов и ряд лиц, проживающих в настоящее время в Ленинграде, имеющих связь с германскими разведывательными органами. Из русских белоэмигрантов он назвал: б. князя Оболенского, князя Белозерско-Белосельского, барона Медема (родственника быв. Псковского губернатора) (вероятно, имелся в виду зондерфюрер Николай Николаевич фон Медем, сын Николая Николаевича фон Медема, бывшего Псковского Губернатора (1911–1915 гг.) и губернатора Петрограда (1915–1916 гг.), который работал в отделе немецкой пропаганды. Осенью 1941 г. он был редактором фашистской газеты «За Родину» в г. Дно, а в 1942 г. стал редактором более крупной газеты «Северное Слово» в г. Ревель), Успенского и себя – Багратион-Мухранского Василия Михайловича. Из лиц, проживающих в Ленинграде и имеющих связь с германской разведкой, Багратион-Мухранский назвал Гартмана Владимира Александровича, Надененко Иосифа Николаевича и его, Круглова Алексея Михайловича.

С.К. Бернев
НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ГУБЕРНАТОР САНКТ-ПЕТЕРБУРГА




Насколько всё это было возможно, свидетельствует хотя бы то, что Козинцев в Ташкенте уже готовил фильм про советских партизан(ок) в занятом немцами Петербурге:


Одним из наиболее разительных примеров блокадного незнания, конструирующего и определяющего репрезентацию, является сценарий Григория Козинцева «Город в кольце» (1942). Я обращаюсь к этому тексту, хотя он относится к ситуации осени 1941-го – зимы 1942-го, чтобы продемонстрировать, как разительно наше ретроспективное понимание истории может отличаться от восприятия очевидца. Оказавшийся в конце 1941 года в эвакуации, Козинцев предсказал для города такое же будущее, которое постигло и другие осажденные города Советского Союза в начале войны, – в его сценарии город был сдан немцам. Такое историческое чтение позволяет нам представить, насколько хрупким представлялось очевидцам военное положение Ленинграда: еще более невероятным кажется то, что Козинцев предоставил свой сценарий киностудии, рассчитывая сделать «приемлемый» фильм с ценным пропагандистским посланием. «Город в кольце» должен был описывать героическую борьбу партизан в городе, захваченном немцами. Оставаясь верен себе, Козинцев умудрился совместить в сценарии моменты полной политической лояльности (партийный руководитель города тов. Щукин, объезжая город во время осенних бомбежек, при виде каждой руины звонит по прямому телефону тов. Сталину, и они вместе оплакивают очередную архитектурную утрату) с «пережитками» его художественных взглядов двадцатых годов еще ФЭКСовской пробы – в первую очередь, с гротеском и преданностью теме петербургского пространства как игрового. Так, название задуманного фильма, «Город в кольце», то есть трагическая судьба города, сюжетно дублируется в коллизии возмездия: фашисты гибнут в железном кольце рук доблестных партизанок, борющихся с противником... в борделе оккупированного города.

Полина Барскова
АВГУСТ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО, И МЕХАНИЗМ КАЛЕНДАРНОЙ ТРАВМЫ: РАЗМЫШЛЕНИЯ О БЛОКАДНЫХ ХРОНОЛОГИЯХ

Tags: Жизнь Замечательных Людей, Петербург, Русско-советская война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments