aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Об украинско-монгольском боевом братстве, часть 1

Некоторые примечательные факты украинской истории, которые мало известны широкой публике. В 1245 г. Даниил Галицкий отправился в Орду к Батыю и получил от него ярлык на свои земли. При этом он встал на колени перед монгольским ханом, признал себя его холопом и пил по его приказу кумыс. В 1258 г. монгольский полководец Бурундай приказал галицко-волынским князьям идти с ним в поход на Литву. Василько отправился в поход с Бурундаем, в то время как Даниил пошел на Литву отдельно и взял Волковыйск. О масштабах этого монгольско-украинского похода сообщает Воскресенская летопись: «Того же лета взяша Татарове всю землю Литовскую» (ПСРЛ. Т. 7. С. 162). В 1259 г. галицко-волынские князья по требованию Бурундая разрушили свои крепости (Даниил от страха перед монголами в это время бежал в Польшу, а потом в Венгрию). Вслед за этим последовал совместный монгольско-украинский поход на Польшу, во время которого был взят город Сандомир. Ипатьевская летопись умалчивает об обстоятельствах его взятия, но Великопольская хроника сообщает, что горожане сдали город, поддавшись на обман галицко-волынских князей.  

1245: поездка Даниила к Батыю

Приславшу же Могучееви посолъ свои к Данилови и Василкови,

будущю има во Дороговьскыи: «Дай Галич», бысть в печали велице, зане не

утвердилъ бе земле ее городы. И думавъ с братомъ своимъ и поеха ко Батыеви река:

«Не дамъ полу отчины своей, но еду к Батыеви самъ»…

И прииде Переяславлю, и стретоша татарове. Оттуда же еха къ Куремесе и виде, яко

несть в них добра…

Оттуда же приде к Батыеви на Волгу. Хотящу ся ему поклонити, пришедшу же

Ярославлю человеку. Сънъгурови, рекшу ему: «Брат твои Ярославъ кланялъся кусту и

тобъ кланятися». И рече ему: «Дьяволъ глаголеть из устъ ваших. Богъ загради уста

твоя и не слышано будеть слово твое». Во тъ час позванъ Батыемь, избавленъ бысть

богомъ и злого их бешения и кудешьства. И поклонися по обьчаю ихъ, и вниде во

вежю его. Рекшу ему: «Данило, чему еси давно не пришелъ? А ныне оже еси пришел —

а то добро же. Пьеши ли черное молоко, наше питье, кобылий кумузъ?» Оному же

рекшу: «Доселе есмь не пилъ. Ныне же ты велишь — пью». Он же рче: «Ты уже нашь

же тотаринъ. Пий наше питье». Он же испивъ поклонися по обычаю ихъ, изъмолвя

слова своя, рече: «Иду поклониться великой княгини Баракъчинови». Рече: «Иди»,

Шедъ поклонися по обычаю. И присла вина чюмъ и рече: «Не обыкли пити молока, пий

вино».

О злее зла честь татарьская! Данилови Романовичю, князю бывшу велику, обладавшу

Рускою землею, Кыевомъ и Володимеромъ и Галичемь со братомъ си, инеми странами,

ньне седить на колену и холопомъ называеться! И дани хотять, живота не чаеть. И

грозы приходять. О злая честь татарьская!...

Бывшу же князю у них дний 20 и 5, отпущенъ бысть, и поручена бысть земля его

ему, иже беаху с нимь. И приде в землю свою, и срете его братъ и сынови его, и

бысть плачь обиде его, и болшая же бе радость о здравьи его.

 

 

1258: поход на Литву с Бурундаем

Времени же минувшу, и приде Буранда безбожный злый со множествомъ полковъ

татарьскыхъ в силе тяжьце и ста на местех Куремьсенех. Данило же держаше рать с

Куремьсою и николи же не бояся Куремьсе, не бе бо моглъ зла ему створити никогда

же Куремьса, дондеже приде Буранда со силою великою. Посла же послы к Данилови,

река: «Иду на Литву. Оже еси миренъ, пойди со мною».

Данилови же седшу с братомъ и со сыномъ, печалнымъ бывше, гадахуть: ведахуть бо,

аще Данилъ поедеть, и не будеть с добромъ. Сгадавъше вси, и еха Василко за

брата. И проводи братъ до Берестья, и посла с нимъ люди своя. И помолився богу,

святому Спасу избавнику, яже есть икона яже есть в городе Мелнице во церкви

святое Богородице и ныне стоить в велице чести; обеща ему Данило король

украшениемь украсити и.

Василкови же едущу по Бурундаи одиному по Литовьской земле, обретъ негде литву,

избивъ ю и приведе саигатъ Бурондаеви. И похвали Бурандай Василка, «аще братъ

твой не ехалъ». И воеваше ездя с нимъ. Ищющю ему сыновца своего Романа, воеваша

землю Литовьскую и Нальщаньску. Княгиню бе бо оставилъ у брата и сына своего

Володимера.

Потом же Данило король, ехавъ, взя Волковыескъ и Глеба князя пославъ я, и

держашеть и во чести, яко болма бо еха ко Волковыеску, ловя яти ворога своего

Вышелка и Тевтивила. И не удуси его в городе, искаше ею по стаемь, посылая люди,

и не обрете ею Беста бо велику лесть учинила: я Вышелгъ сына его Романа. И пакы

посла Михаила, и воева по Зелеви, ища ею, и не обрете ею. Потом же мысля ити на

Городенъ, творя ею тамъ.

 

 

1259: поход на Польшу с Бурундаем

И приде весть тогда Данилови князю и к Василкови, оже Буронда идеть оканный

проклятый, и печална бысть брата о томь велми. Прислалъ бо бяше, тако река: «Оже

есте мои мирници, сретьтя мя. А кто не сретить мене, тый ратный мне».

Василко же князь поеха противу Бурандаеви со Лвомъ, сыновцемь своимъ, а Данило

князь не еха с братомъ, послалъ бо бяше себе место владыку своего Холмовьского

Ивана.

И поеха Василко князь со Лвомъ и со владыкою противу Бурандаеви, поимавъ дары

многы и питье, и срете и у Шумьски. И приде Василко со Лвомъ и со владыкою

передо нь с дары; оному же велику опалу створшу на Василка князя и на Лва;

владыка стояше в ужасти величе.

И потомъ рече Буронда Василкови: «Оже есте мои мирници, розмечете же городы свое

все». Левъ розмета Даниловъ и Стожекъ, оттоле же пославъ Лвовъ розмета, а

Василко пославъ Кремянечь розмета и Луческь.

Василко же князь ишь Шюмьска посла владыку Ивана напередь ко брату своему

Данилови. Владычи же приехавшю к Данилови князю, и нача ему поведати о бывшем, и

опалу Бурандаеву сказа ему. Данилови же убоявшуся, побеже в Ляхы, а из Ляховъ

побеже во Угры.

И тако поиде Бурандай ко Володимерю, а Василко князь с ними. И не дошедшу ему

города, и ста на Житани на ночь. Бурандай же нача молвити про Володимерь:

«Василко, розмечи городъ». Князь же Василко нача думать в собе, про городъ, зане

не мощно бысть розметати вборзе его величествомъ. Повеле зажечи и, и тако черес

ночь изгоре всь. Завътра же приеха Бурандай в Володимерь, и виде своима очима

городъ изгоревши всь, и нача обедати у Василка на дворе и пити. Обедав же и пивъ

и леже на ночь у Пятидна. Завътра же присла татарина именемь Баимура. Баимуръ же

приехавь ко князю и рче: «Василко, прислал мя Буранда и велел ми городъ

роскопати». Рче же ему Василко: «Твори повеленое тобою». И нача роскопывати

городъ, назнаменуя образъ победы…

И по семь поиде Буранда вборзе к Люблину. От Люблина же поиде ко Завихвосту, и

придоша к реце к Висле. И ту изнаидоша собе бродъ у Висле, и поидоша на ону

страну рекы и начаша воевати землю Лядьскую.

Потом же придоша к Судомирю…

Завътра же игумени с попы и сь дьяконы, и изрядивше крилосъ, и отпевши обеднюю,

и начаша ся причащатися первое сами, и потомъ бояре и с женами с детми, таже вси

от мала и до велика,

И начаша ся исповедатися, ово ко игуменемь, друзии же к попомъ и дьякономъ, зане

бяше людии множьство в городе. Потом же поидоша со хресты из города, и со

свечами, и с каделы, и поидоша же и бояре и боярыне, изрядившеся во брачныя

порты и ризы, слугы же боярьские несяху перед ними и дети ихъ. И бысть плачь

великь и рыдание: мужи плакахуся сверьстьниць своихъ, матери же плакахуся чадъ

своихъ, братъ брата, и не бысть кто помилуя ихъ. Гневу бо божию скончавшюся на

нихъ. Выгнаным же имъ из города, и посадиша е татарове на болоньи возле Вислы, и

седоша два дни на болоньи, тоже почаша избивати я, все мужескь полъ и женьскъ, и

не оста отъ нихъ ни одинъ же.

Потом же поидоша ко Лысцю городу. И пришедшемъ же имъ к нему, и обьступиша:

городъ же бяше в лесе, на горе, церкви же бяше в немь камена святое Троице.

Городъ же не твердъ бяше, взяше же и того, исекоша же все от мала и до велика,

Потом же возворотися Бурандай на западъ во своя вежи. И тако бысть конець

Судомирьскому взятью.

 

1259 Великопольская хроника: «В упомянутом выше году перед праздником св. Андрея [во искупление] грехов христиан в Сандомирскую землю вторглись татары с пруссами, русскими, куманами и другими народами и безобразно ее разорили грабежами, поджогами и убийствами. И зная, что большое множество людей со своим имуществом прибыло в сандомирскую крепость, окружили ее, непрерывно штурмуя. Русские же князья – Василько, брат русского короля Даниила, а также упомянутые сыновья – Лев и Роман, видя, что осада затягивается, задумали окружить жителей крепости обманным путем. Обеспечив безопасность, [они] сошлись с жителями крепости, убеждая их просить у татар заверений безопасности, и сдать им крепость и имущество, находившееся в ней, чтобы татары даровали им жизнь. Жители крепости, предпочитая [свою] жизнь [спасению] самой крепости и имущества и надеясь сохранить жизнь так, как было сказано выше, обманутые советом указанных князей, будто бы они смогут уйти свободными, не беспокоясь о жизни и о своих женах, получили от татар и указанных князей твердое обещание [и] открыли ворота. Они оставили в крепости все имущество и безоружные вышли из нее. Увидев их, татары набросились на них, как волки на овец, проливая огромное количество крови невинных людей, так что разливавшиеся потоки крови, стекая в Вислу, вызвали ее наводнение. И когда они устали в своей ярости, они остальных мужей, как стадо свиней, столкнув в реку Вислу, потопили. Молодых же женщин, красивых девушек и юношей увели с собой пленными. И погибло тогда много тысяч человек как в продолжительном плену, так и пораженные мечом. Татары же, забрав из крепости и города Сандомира имущество [людей], спалили их; и совершили они, о горе, находясь в Краковской и Сандомирской землях в течение многих дней, деяния злые и безобразные» («Великая хроника» о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. М., 1987. С. 184-185).

Tags: История Украины-Каракалпакии
Subscribe

  • Креационизм

    Творение из ничего – это философская идея, она была развита учениками Платона в ходе обсуждения, прежде всего, диалога «Тимей», который и является…

  • А вот как через свой народ говорит Бог

    «О Родина, счастливый и неисходный час!» Стихи из «Октоиха» Сергея Есенина, музыка Георгия Свиридова Концерт к 100-летию со дня рождения…

  • «Сатана» в Еврейской Библии

    Слово śaṭan встречается в текстах Еврейской Библии 23 раза, из них 13 раз (10 раз в Книге Иова и 3 раза в Книге пророка Захарии) с артиклем и 10 раз…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments