aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Основы совецкой нацполитики


Если посмотреть, какое этническое состояние страны коммунисты получили в наследство, тогда становится очевидным, что процесс создания даже интернациональной республики требовал сложной и четко сформулированной политики. Если все пустить на самотек, то вполне вероятно, что в ходе модернизации некоторые нерусские шаг за шагом ассимилируются в русском языке и культуре, а некоторые полностью отвергнут Россию и будут отстаивать свою собственную национальную идентичность. И в том и в другом случае дело интернационализма проиграет. Поэтому для выработки национальной идентичности нерусских нужна была четкая политика «позитивных шагов», политика, которая, так или иначе, ставила русских в неравное положение. Бухарин чувствовал логику этой ситуации и говорил, что русским дадут возможность «купить подлинное доверие прежде угнетенных народов».
Сталин – народный комиссар по делам национальностей – в принципе поддерживал эту линию. Однако его беспокоило создание России просто в качестве отдельной, наравне с другими, национальной республики. Для этого у него было достаточно причин. «Россия» никогда не существовала как обособленная территория внутри Российской империи. Как же теперь выстроить ее? По этому вопросу у Сталина были серьезные расхождения с Лениным. Пока в горниле Гражданской войны формировались новые советские республики, Сталину виделось, что все они просто поглотятся Советским государством в форме Российской Советской Республики, прямого преемника старой Российской империи. Но Ленин чувствовал, что такая «Советская Россия» извлечет из сундука старое имперское высокомерие. Однажды в пылу дискуссии по этому вопросу он в нетерпении выпалил: «Я объявляю великорусскому шовинизму войну не на жизнь, а на смерть!» (В своем прошении о выдаче паспорта Ленин написал: «Национальности нет».) Он выдвинул предложение, чтобы Россия не была всеохватывающим государством, а вошла в федеративное Советское государство на тех же условиях, как и нерусские республики. Это общее федеративное государство не будет иметь ни этнического, ни географического обозначения, оно будет называться просто Союз Советских Социалистических Республик.
Один из главных мусульман-коммунистов Мирасаид Султан-Галиев пошел еще дальше Ленина. Он предложил, чтобы не только крупные нерусские национальности, но и меньшие этнические образования более не подчинялись России, а стали полноправными членами СССР на равных с Россией, Украиной и т.д. Ответ Сталина Султан-Галиеву ярко подчеркивает остроту дилемм, связанных с определением места России в структуре нового Советского государства. «Такое предложение, – указывал он, – означает распыление нашей федерации на мелкие кусочки и создание не Российского, а Русского ЦИК… Товарищи, что, нам и в самом деле это нужно?» Сталин указывал на опасность придания русскому этническому чувству внутри Советского Союза институционного воплощения. «Россия» воспринималась как сверхнациональное образование, как прошедший очищение призрак старой империи и как бестелесный предтеча будущего пролетарского международного государства, но никак не в качестве подлинного этноса или государства-нации. Истинное русское национальное государство в центре Советского Союза было бы настолько огромным и могущественным, что оно либо доминировало бы в Союзе, либо сделало бы его неработающим образованием.
Джеффри Хоскинг. Правители и жертвы. Русские в Советском Союзе. М., 2012. С. 89-91

Т.е. смысл создания большевиками «многоступенчатой федерации» был именно в том, чтобы русские в СССР ни в коем случае не имели ничего своего. И Джугашвайне был одним из авторов этой политики.
Tags: Враги народа, Совдепия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments