aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Когда ислам перестал быть арабской племенной религией

Мухаммад обращался со своей проповедью ислама только к арабам и не предполагал её распространения на другие народы:

Можно согласиться, что никакой паузы между походами на арабские племена, не принявшие ислам, в Аравии и завоеванием Ирака и Сирии не было, они естественно продолжались в этих завоеваниях, но с одной существенной оговоркой – этот переход произошел стихийно, силой обстоятельств, а не был результатом заранее намеченных мероприятий.
Проблема сводится прежде всего к выяснению взглядов Мухаммада относительно пределов распространения ислама. В Коране засвидетельствованы только утверждения о том, что Мухаммад послан к арабам, его задача – откровение, ниспосланное им на их родном языке. Если верить мусульманской исторической традиции, то та же мысль в несколько иной форме – в Аравии должна быть только одна вера – высказывалась им в последние дни во время смертельной болезни (Ансаб ал-ашраф тасниф Ахмад ибн Йахйа ал-ма’аруф би ал-Балазури, ал-джуз’ ал-аввал, тахкик Мухаммад Хамид Аллах. Ал-Кахира, 1959. С. 516). Ранняя мусульманская историческая традиция не пыталась вложить в его уста идею завоевания мира, хотя в начале VIII в., когда она бурно развивалась, непрерывное расширение границ мусульманских владений представлялось естественным и закономерным процессом. И это больше убеждает в отсутствии у него такой идеи, чем рассказы историков о призывах Мухаммада к владыкам мира принять ислам.
О.Г. Большаков. История халифата. Т. 1. Ислам в Аравии. 570-633. М., 2002. С. 210
При «четырёх праведных халифах» (632-661) и халифате Омейядов (661-750) ислам оставался арабской племенной религией. Для неарабов приобщение к исламу было возможно только через принятие статуса мавлы (т.е. через формальное включение в состав одного из арабских родов), но даже и после этого они оставались неполноценными мусульманами:

Чистокровные арабы относились к мусульманам-инородцам свысока, издевались над нечистым выговором, иными привычками в быту, избегали родниться с ними. Наиболее националистически настроенные арабы говорили: «Молитву делают недействительной трое – осел, собака и мавла». Далее тот же источник свидетельствует: «Они не называли их по кунье (т.е. с уважительным обращением “Отец такого-то”), а звали только по именам и прозвищам, не шли с ними в одном ряду и не пускали их вперед в торжественных выходах, а если они присутствовали на трапезе, то [арабы] сидели перед ними. Если же угощали мавлу из уважения к его возрасту, достоинствам и знанию, то сажали его в проходе для разносчика хлеба, чтобы не было ни от кого скрыто, что это не араб. Не звали их читать молитву над покойником, если присутствовал араб, даже если присутствующий был ничтожным человеком. А тот, кто сватался к женщине из них, обращался не к ее отцу или брату, а к ее патрону, и если тот давал согласие – женился, а если нет – отказывался. А если ее выдавал замуж отец или брат без согласия своего патрона, то брак был недействительным; даже если он совокупился с ней, это считалось сожительством, а не браком» (Ибн Абдраббихи).
Новообращенные искали подтверждения своего равноправия с арабами в Коране и мусульманском предании. Убеждению арабов в том, что данное Мухаммаду откровение ставит их выше остальных народов (характерно, что отступничество неарабов каралось менее сурово, чем отступничество арабов, это показывает подавление восстание ал-Хиррита), мусульмане-неарабы противопоставляли тезис о том, что это откровение – для всех.
О.Г. Большаков. История халифата. Т. 3. Между двух гражданских войн. 656-696. М., 1998. С. 178-179
Из племенной арабской ислам превратился в надплеменную религию только после захвата власти в Халифате Аббасидами в 750 г.:

Многочисленные мавлы, пришедшие с победной армией, не могли уже быть мусульманами второго сорта: утратив монополию на власть, арабы утратили и монополию на ислам. <…> Интернационализация ислама, реально происшедшая после победы Аббасидов, имела огромное значение для его распространения. Эти изменения осознавались современниками и особенно следующим поколением, имевшим возможность оценить последствия случившегося во временной перспективе. Суть этих изменений прекрасно охарактеризовал историк середины IX в. Абу Тахир Тайфур: «И перешла власть от сынов Умаййи к сынам ал-Аббаса при этом [сочетании звезд], и отошла вера магов от дихканов, и приняли они ислам во время Абу Муслима, и был этот переход похож на начало новой общины [верующих] (милла)». В этом смысле аббасидский переворот действительно можно оценивать как революцию в истории мусульманского мира. Ислам перестал быть религией только арабов, и для его развития открылись большие возможности. В этом отношении не будет ошибкой сказать, что с падением Умаййадов Халифат из арабского превратился в мусульманский. Но произошло это помимо воли новой династии, под воздействием объективных причин.
О.Г. Большаков. История халифата. Т. 4. Апогей и падение арабского Халифата. 695-750. М., 2010. С. 289
Tags: Ислям
Subscribe

  • Вперёд, к победе коммунизма!

    Композиция «Шествие советских людей к коммунизму» скульптора Н.В.Томского располагалась в центральной части павильона «Машиностроение» (сейчас…

  • В Русском музее

    Вера Шестакова (1914-1993) «В Русском музее» 1949 г.

  • Новички

    Михаил Цепляев «Новички» 1983 г.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments