aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Русские человеческие потери от татарских набегов в первой половине XVII в.

В течение первой половины XVII в. татары ни разу не задавались целью территориального захвата. Они почти не разрушали городов; мы имеем только одно краткое указание на сожжение ими в 120 г. (1611-1612) Царева-Борисова. Немало уничтожали они сел и деревень; крупную цифру сожженных татарами дворов (несколько более 200) дают сведения о набеге 1633 г. Татары не брезговали захватом движимого имущества, всякого рода домашнего скарба, но только в том случае, если не представлялось возможности взять что-либо более ценное. Больше интересовали татар конские табуны и животинные стада. Указаниями на отгон лошадей и животинных стад буквально пестрят сообщения о татарских набегах. В общей сложности этот материальный ущерб был очень значителен, но он не поддается учету. Главной целью татарских набегов был захват полона.

От первой половины XVII в. мы имеем ряд официальных данных о количестве полона. Учет потерь от татарских набегов, как об этом можно заключить из материалов Разряда, производился уездными воеводами по указанию правительства. Разряд настойчиво требовал таких сведений и упрекал воевод за пренебрежение этой обязанностью. В 1643 г., получив сообщение ливенского воеводы И.В. Бутурлина о набеге татар, правительство писало ему: «А нам ведомо учинилось, что в тот татарский приход наши служилые люди побиты и в полон поиманы, а ты пишешь к нам только о службе своей; а что на том бою служилых тульского полку дворян и детей боярских, и иноземцев, и донских и яицких казаков, и ливенцев детей боярских и казаков, и стрельцов, и черкас, и что в уезде каких людей побито и в полон взято, и ты о том к нам не пишешь. А нам, великому государю, то надобно ведать, как которые служилые люди с бусурманы за православную крестьянскую веру и за наше государство бились, и кровь свою пролили и головы свои поклали, а иные в полон поиманы, чтобы побитых и полоненных дородство и кровь николи в забвении не было и за ту их явную службу было б почему взыскати нашею государскою милостью детей и родимцев их, а которые в полону, и тех бы за их явную службу было почему из плена окупить. А по нашему царскому указу служилых людей, которые на татарском бою побиты, и тех велено писать на Москве в соборной церкви Пречистые Богородицы, честнаго и преславного ее Успения, и по монастыри в вечные сенаники». Далее следует наставление жить в Ливнах «с великим береженьем», чтоб «себя и людей уберечь и уезда воевать не дать и православных христиан в плен и в расхищенье не выдать». Сохранившиеся в делах Разряда списки и сводки русского полона за разные годы по ряду уездов или по отдельным местностям доказывают, что такой учет потерь действительно велся.

Значительные по силе набеги были совершены в 1632-1637 гг. Мы имеем достаточно точные данные о полоне за 1632 г. – 2660 человек, 1633 г. – 5700, 1637 г. – 2280, всего – 10 640 человек. Набеги 1634-1636 гг. по своей силе, количеству татар, участвовавших в них, по территории, охваченной ими, немногим уступали годам, от которых мы имеем сведения о полоне. Поэтому можем допустить, что потери за все шесть лет достигали 18 тыс. человек. Затем крупные набеги происходили в 1643-1645 гг. Полон, захваченный в 1644 г., определялся «в треть» татарского войска, которое достигало 30 тыс. это был самый большой урон, причиненный татарами в период 20-40-х годов XVII в. Определение это, конечно, только приблизительно. Если мы даже его примем, оно не превысит 10 тыс. человек. Набеги 1644 г. были совершены не меньшими, во всяком случае, силами, чем в 1645 г. В 1645 г. полона было захвачено 6200 человек. Допустим, что в 1643 г. полон был несколько меньшим. Относительно итога потерь при набегах зимой 1641-1642 гг. мы имеем указание, что произведенная в январе – феврале 1642 г. по приказу царя Магмет Гирея перепись полона, захваченного крымцами зимой 1641-1642 гг., дала цифру в 710 человек. Поскольку зимой полон не мог быть продан за море, неполнота этой цифры может быть отнесена исключительно на счет сокрытия части полона. Затем часть полона попала в Азов и к Малым ногаям. В течение 1642 г. набеги были незначительными, потому что Магмет Гирей запрещал их. Не будет преувеличением, если мы допустим, что с зимы 1641 г. и в течение всего 1642 г. было взято в полон до 2000 человек. Таким образом, всего за 1641-1645 гг. могло быть взято в полон приблизительно до 25 тыс. человек.

Мы имеем целое десятилетие непрерывных и сильных татарских набегов в 1607-1617 гг. В эти годы, кроме крупных вторжений крымцев и других татар в 1609-1610 гг., не менее сильными были нападения татар разных улусов, Больших и Малых ногаев, в 1608, 1613-1616 гг. Вообще ногаи воевали Русь в те годы «не выходя». Условия для успеха набегов были благоприятными, ибо оборонительная система до 1613 г. не функционировала, а после 1613 г. лишь медленно начала восстанавливаться, но все еще была очень слабой. Следует допустить, что полон за 1607-1617 гг. был обильнее, чем весь полон, исчисленный нами выше за 30-40-е годы. Общее суждение о многочисленности полона, захваченного татарами в 1607-1617 гг., мы уже приводили выше. В качестве отправной точки можно взять цифру в 15 тыс. полонянников, освобожденных в 1619 г. из одной только орды Больших ногаев. Это, понятно, была только какая-то часть полона, оставшегося в орде после десятилетия непрерывных набегов. Известно, что Большие ногаи массами сбывали русский полон восточным купцам. Не менее энергично в течение всего десятилетия действовали Малые ногаи и азовские татары. Крымцы в качестве союзников Польши нападали на Московское государство более короткий срок, до 1611-1612 гг., но их нападения были самыми сильными из всех. Даже белгородские татары во главе с Кантемир мурзой приходили под Серпухов в 1609 г. Будет, безусловно, сильно преуменьшенной цифра в 100 тыс. полона, захваченного татарами в десятилетие 1607-1617 гг. Присоединив сюда более 40 тыс. полона за 30-40-е годы, исчисленные нами выше, а также, принимая во внимание ряд набегов за 20-е годы, мы можем считать, что в течение всей первой половины XVII в. могло быть взято в полон от 150 до 200 тыс. русских людей. Цифра эта будет минимальной.

Было бы очень важно выяснить, что получали татары от захвата полона такой численности. Лишь в незначительной части татары использовали полонянников в качестве рабочей силы, а более всего сбывали их на рынках за море. Цены на полонянников, как известно из записок современников, а также из посольских дел, были очень разнообразны в зависимости от качества полона, состояния рынка, спроса и предложения. Были случаи, когда цены на полонянников сильно падали, до 10-20 руб. за «доброго» полонянника. В 30-х годах малые ногаи хвастливо заявляли, что они отдавали полонянника за чашку проса. Напротив, нередко лишь с трудом можно было добыть полонянника за 100 и более рублей. Чаще всего источники говорят о цене в 50 рублей. Крымские цари брали на себя пятую или десятую часть полона обычно натурой. Но царь Ислам Гирей в 40-х годах брал на себя деньгами по 10 золотых с человека. Мы не знаем техники взимания этой пошлины на царя; судя по указанному размеру пошлины, средняя цена полонянника равнялась от 50 до 100 зол., или, при переводе на русские деньги, 40-80 рублей. Такая несколько повышенная цена связана с усиленным спросом на полон со стороны турецкого правительства. Несравненно более высокими были выкупные цены полонянников. Отдать полонянника на выкуп для татар было несравненно выгоднее. Здесь обычные рыночные цены не применялись. Средства, расходовавшиеся правительством на выкуп полонянников, были значительны. Почти ежегодно тратились на эту цель многие тысячи рублей. Мы привели эти данные для того, чтобы представить себе хотя бы очень приблизительно те огромные денежные средства, которые доставляла татарам торговля русским полоном. Во всяком случае, в течение только первой половины XVII в. за захваченный на Руси полон татары должны были выручить много миллионов рублей. Само собой разумеется, что для Московского государства потеря населения не могла быть измерена расценками русских полонянников на татарских рынках.

А.А. Новосельский. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М.-Л., 1948. С. 434-436
Tags: Дюжина ножей в спину евразийству, История России
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments