aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Вагинов как поэт Катастрофы





Константин Вагинов родился в 1899 г. в Петербурге в семье жандармского полковника (сменившего после начала Великой войны свою немецкую фамилию Вагенгейм на Вагинова) и дочери сибирского золотопромышленника. В 1908-1917 гг. учился в классической гимназии Гуревича, летом 1917 г. поступил на юридический факультет Петроградского университета, однако случившийся вскоре большевистский переворот сбросил его на самое дно общества. Проведя несколько месяцев в кокаиновых притонах Петрограда, Вагинов в начале 1918 г. был насильственно мобилизован санитаром в Красную армию. В Петроград он вернулся только в 1921 г. полумёртвым от голода, с выбитыми ударом приклада передними зубами. Летом того же года он был принят в гумилёвский «Цех поэтов» и создал вместе с Николаем Тихоновым поэтическую группу «Островитяне». Кроме того, Вагинов дружил с Михаилом Бахтиным, сотрудничал с обэриутами и принимал участие почти во всех объединениях поэтов Петрограда. Его первый сборник стихов «Путешествие в хаос» вышел в свет в конце 1921 г., в 1926 и 1931 г. за ним последовали ещё два сборника. Вагинов также является автором четырёх романов, три из которых («Козлиная песнь», «Труды и дни Свистонова» и «Бамбочада») увидели свет при его жизни, а четвертый («Гарпагониана») был издал (в США) только в 1983 г. Умер в 1934 г. в возрасте тридцати пяти лет от туберкулёза. Похоронен на Смоленском кладбище (могила не сохранилась).

Основная тема ранней поэзии Константина Вагинова – гибель европейской русской государственности и культуры под напором варварского азиатского большевизма.


ПЕТЕРБУРЖЦЫ

Мы хмурые гости на чуждом Урале,
Мы вновь повернули тяжёлые лиры свои:
Эх, Цезарь безносый всея Азиатской России
В Кремле Белокаменном с сытой сермягой, внемли.

Юродивых дом ты построил в стране белопушной
Под взвизги, под взлёты, под хохот кумачных знамён,
Земля не обильна, земля неугодна,
Земля не нужна никому.

Мы помним наш город, Неву голубую,
Медвяное солнце, залив облаков,
Мы помним Петрополь и синие волны,
Балтийские волны и звон площадей.

Под нами храпят широкие кони,
А рядом мордва, черемисы и снег.
И мёртвые степи, где лихо летают знамёна,
Где пращуры встали, блестя, монгольской страны.

***

Сынам Невы не свергнуть ига власти,
И чернь крылатым идолом взойдёт
Для Индии уснувшей, для Китая
Для чёрных стран не верящих в восход.

Вот я стою на торжищах Европы
В руках озера, города, леса
И слышу шум и конский топот
Гортанные и птичьи голоса.

Коль славен наш Господь в Сионе
Приявший ночь и мглу и муть
Для стран умерших сотворивший чудо
Вдохнувший солнце убиенным в грудь.

***

Отшельником живу, Екатерининский канал 105.
За окнами растёт ромашка, клевер дикий,
Из-за разбитых каменных ворот
Я слышу Грузии, Азербайджана крики.

Из кукурузы хлеб, прогорклая вода.
Телесный храм разрушили.
В степях поёт орда,
За красным знаменем летит она послушная.

Мне делать нечего пойду и помолюсь
И кипарисный крестик поцелую
Сегодня ты смердишь напропалую Русь
В Кремле твой Магомет по ступеням восходит

И на Кремле восходит Магомет Ульян:
«Иль иль Али, иль иль Али Рахман!»
И строятся полки, и снова вскачь
Зовут Китай поднять лихой кумач.

Мне ничего не надо: молод я
И горд своей душою неспокойной.
И вот смотрю закат, в котором жизнь
Империи Великой и Просторной.

***

Немного мёда, перца и вервены
И тёмный вкус от рук твоих во рту.
Свиваются поднявшиеся стены.
Над нами европейцы ходят и поют.

Но вот они среди долин Урала,
Они лежат в цепях и слышат треск домов
Средь площадей, средь улиц одичалых,
Средь опрокинутых арийских берегов.

1921-1923 гг.

Tags: Катастрофа, Любимые стихи, Смерть большевизму
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments