aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Bidding Farewell to Prussian Blue




Лэм и Линкс Геде, рокерши-близняшки, чья пронацистская группа Prussian Blue породила несколько лет назад целую бурю в СМИ, подросли – и изменили свои взгляды.

«Я больше не белая националистка, – заявила Лэм в эксклюзивном интервью для The Daily, первом за пять лет. – Мы с сестрой теперь довольно либеральны».

«Лично я люблю разнообразие, – поддержала её Линкс. – Я восхищаюсь тем, что у нас так много разных культур. Я считаю, что это здорово, и я каждый день чувствую гордость за человечество, что у нас так много разных мест и людей».

Им сейчас по 19 лет, но они всё ещё говорят обезоруживающе детскими голосами. Однако их слова не всегда были так милы. В 2006 г. сёстры, создавшие свою группу по предложению вождя белых националистов Уильяма Пирса, привлекли к себе международное внимание такими песнями, как «Hate for Hate: Lamb Near the Lane», которую Лэм написала вместе с покойным Дэвидом Лейном, членом террористической группы The Order, отбывавшим тогда свой 190-летний срок за участие в убийстве еврейского журналиста Алана Берга в 1984 г. (они с Лэм переписывались).

Дуэт Prussian Blue никогда не попадал в поп-чарты и выступал только на небольших площадках. Однако в течение короткого периода в середине 2000-х гг. Лэм и Линкс, казалось, были везде – «новое лицо ненависти», как их назвали в одной новостной передаче. Их история даже вдохновила мюзикл White Noise – первоначально низкобюджетную постановку, которая стала известной благодаря Вупи Голдберг и получила ряд положительных рецензий в Чикаго в начале этого года. По слухам, теперь её планируют поставить на Бродвее.

Нездоровое внимание привлекал, естественно, контраст между расистскими, антисемитскими высказываниями (в добавок к футболкам со смайликами в виде лица Гитлера и нацистским приветствиям на сцене) и провозглашавшими их девочками-ангелочками.

Теперь близняшки Геде заявляют, что поменяли свои взгляды, и приписывают свои прежние политические заявления детской наивности. «Мы с сестрой получали образование дома, – говорит Линкс. – Мы были деревенскими дурочками. Мы проводили почти всё время на холме, играя с нашими овечками».

Лэм согласна с ней. «Я говорила множество слов, смысл которых был мне совершенно непонятен», – заявляет она.

Мать девочек – Эйприл Геде, состоявшая в таких расистских группах, как National Alliance и National Vanguard, воспитывала своих дочерей в духе белого национализма – смеси расовой гордости, враждебности к иммигрантам, отрицания холокоста и сопротивления проникновению евреев и других цветных.

Но после поступления в государственную школу и переезда в Монтану Лэм и Линкс решили, что они больше не верят в то, чему их учили.

Последние пять лет Лэм и Линкс провели, по словам Лэм, «стараясь не привлекать к себе внимания и жить нормальной жизнью», отвергая многочисленные просьбы об интервью. Кроме того, они знают, что перемена в их убеждениях не понравится некоторым членам движения, которое некогда провозгласило их своими знаменосцами. «Меня уже называли предательницей расы, – говорит Линкс. – Однако это то, с чем им придётся смириться», – добавляет она вызывающе.

Однако девочки продолжают поддерживать хорошие отношения со своей матерью, которая, по их словам, как это ни странно, поддержала их философскую эволюцию. «Она говорит, что учила нас подвергать вещи сомнению и рада тому, что мы не принимает некритично любые её слова», – утверждает Линкс.

Линкс, страдающая от ряда заболеваний, живёт у себя дома в северо-западной Монтане вместе со своей матерью, отчимом и сводной сестрой Дрезден. Лэм, работающая горничной в гостинице, живёт неподалёку от них и часто заходит в гости.

На вопрос The Daily о том, сожалеет ли она о чём-нибудь, Эйприл Геде ответила: «Я думала, что это будет просто небольшой забавой. Я не ожидала, что это приобретёт такие масштабы. Если девочки об этом сожалеют, я думаю, мне тоже следует об этом сожалеть».

Однако Эйприл, работающая над созданием в своём районе белой общины под названием Pioneer Little Europe, подозревает, что либеральный поворот её дочерей может быть временной причудой. «Им 19 лет, – говорит она. – Я думаю, когда у них появятся собственные дети, они придут к тем же выводам, что и я».

Возможно, так и будет, однако в настоящее время девочки хотели бы оставить всё в прошлом. Роль образцовых арийских детей оказалась для них непосильной. Обе девочки говорят, что труднее всего было общаться с прессой, которая обычно представляла их и их взгляды в ложном свете. Популярность оказалась для них огромным стрессом и, по-видимому, в конечном счёте привела к проблемам со здоровьем у обеих.

В первый год обучения в школе у Линкс обнаружили рак, и докторам пришлось удалить из её плеча большую опухоль. Потом у неё развилась редкая болезнь под названием синдром циклической рвоты. Лэм тоже приходится нелегко. Она страдает от сколиоза и хронических болей в спине, а также от отсутствия аппетита и сильного эмоционального стресса.

Примерно год назад Лэм и Линкс обнаружили лекарство, которое, по их утверждениям, оказало на них чудесное воздействие. «Я должна признаться, что марихуана спасла мне жизнь, – признаётся Линкс. – Я, возможно, уже умерла бы, если бы у меня не было её». Линкс стала одной из первых пяти несовершеннолетних, получивших разрешение на медицинское употребление марихуаны в штате Монтана. Теперь такое же разрешение есть и у Лэм.

Наркотик также помог двойняшкам возродить творческие импульсы, которые они когда-то направляли на создание музыки. Они обе занялись живописью – в основном на астрологические темы, а Линкс реставрирует мебель. Они надеются поступить с колледж и собираются посвятить себя легализации марихуаны в 50 штатах.

Change of heart
Former Nazi teeny boppers are singing a new tune
Tags: weltschmerz
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments