aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Categories:

Александр Рудаков. МИР НИРАМ




В древние дни и доныне пребывают тысячи тысяч вселенных, живых, и мёртвых, и ещё не рождённых. Все они подобны светящимся каплям, которые могут переливаться одна в другую, но никогда не сольются в один поток. И не было и не будет такого чудесного и волшебного Мира, как Мир Нирам. Каждый раз, когда Волшебное Солнце всходило над ним, звёзды превращались в чудесные арфы, на деревьях распускались десять тысяч серебряных колокольчиков, и не было прекрасней мелодии этих деревьев и звёзд. И жили в Мире Нирам Ангелы дивной красоты, и в каждой звезде был свой Ангел. И звёзды в Мире Нирам не были подобны тому, что называют звездой в нынешнем мире, но походили они на поток синего сияния, настолько лёгкого и прозрачного, что можно было пройти сквозь него, и настолько плотного, что можно было ходить по нему, как по земле, и плыть в нём, как по волнам. А на одной из звёзд Мира Нирам был чудесный сад, где каждое утро распускался Серебряный Цветок. И каждое утро к этой звезде слетались Ангелы, и видели необыкновенные узоры необычно ярких оттенков, которые складывались из странного свечения, светящегося вокруг Серебряного Цветка. В этом свечении была скрыта Тайна, растворённая в крови звёзд этого Волшебного Мира. Каждое утро Ангелы размышляли над Ней, но никто из них не мог постичь Её. И чудесные звери и птицы стояли поотдаль и тоже надеялись постичь Тайну. И был у Ангелов, и звёзд, и цветов, и деревьев, и зверей, и птиц один язык, удивительно мелодичный и подобный дивной прекрасной музыке. И искали они эту Тайну, но Она не открылась им. И оттого пришло в Мир Нирам Зло, называемое Ндоки. И ни звёзды, ни Ангелы, ни птицы небесные ничего не могли с ним сделать. И правил Ндоки в Мире Нирам шесть дней.

…И в первый день Ндоки заключил пленённые им миры и звёзды в глиняный сосуд, запечатанный со всех сторон стеной из песка и камня, так что никто не мог знать о том, что совершается за пределами ограды.

…И во второй день Ндоки погрузил во мрак солнце и предал смерти все звёзды, а из крови живых звёзд сотворил мёртвые, холодные, обречённые на вечно молчание.

…И в третий день по воле Ндоки засохли корни и опали листья волшебных деревьев, и не стало больше священных рощ и лесов. И сотворил Ндоки вместо них иные растения, не познавшие землю и лишённые слова.

…И в четвертый день лишил Ндоки всех зверей земных и птиц небесных их первозданного образа, и обратил их в тварей бессловесных.

…И в пятый день превратил Ндоки всех Ангелов волшебных звёзд в страшных и уродливых чудищ, которые не могли ни говорить, ни слышать, ни помнить, ни видеть. И согнулись их тела, и покрылись они густой шерстью, и стали они жить на деревьях и в пещерах.

…И в шестой день увидел Ндоки дела рук своих, и возрадовался в сердце своём. И создал Ндоки людей по своему подобию, и создал их из земли, глины и крови. И нарёк их Мбанга и Нгема, и дал им власть над всем миром сотворённым. И приносили Мбанга и Нгема жертвы Ндоки от всего, что только было живущим на земле.

…И только Серебряный Цветок каждое утро распускался даже под лучами мёртвого солнца, и ещё можно было различить странное свечение возле таинственного сада. Ничего не мог с ним поделать Ндоки. Только и смог он обвести Цветок кольцом наваждений и призраков и туманов из возгласов и капель крови.

И настал день седьмой, и явился Крэйстос к двери Мира Нирам. И была эта дверь прежде подобна зеркалу, и всякий, кто видел своё отражение, проходил сквозь неё свободно, а не имевшие лика уходили прочь. Но увидел Крэйстос лишь стены из глины и камня. И сказал Крэйстос стене, чтобы она открылась, но стена была мертва и не понимала Его речи. И тогда обернулся Крэйстос и призвал Ангела по имени Оддо, Хранителя Меча. И улыбнулся Оддо, и подал Светящийся Меч. И коснулся Крэйстос той стены Светящимся Мечом, и ударили в стену триста тринадцать молний. Тогда разрушили молнии часть стены, и вошли Крэйстос и Оддо внутрь. И увидели Они всё, что совершил Ндоки в Мире Нирам. Тогда изменились Они в лицах Своих, и омрачились сердца Их скорбью. Поднялись Они к каменному небу, на котором был престол Ндоки. И обернулся Крэйстос, и призвал Ангела Снов, и явилось Ндоки видение. И было то видение ужасным для Ндоки. И сказал Крэйстос: «Можешь ли ты, о Ндоки, сам исправить содеянное тобой зло, вернуть Миру Нирам его изначальный свет и уйти туда, откуда ты явился?» И молчал Ндоки, и тогда обернулся Крэйстос, и снова улыбнулся Ангел по имени Оддо, и взял Крэйстос из рук Оддо Светящийся Меч. Тогда воскликнул Ндоки печальным и жалобным голосом: «Это ведь только сон, и вы мне лишь снитесь». И ответил Крэйстос: «Истинно так, о Ндоки, но мнится Мне, что не выйти тебе из этого сна». И снова воскликнул Ндоки печальным и жалобным голосом, обещая вернуть Мир Нирам к его прежнему свету, хотя знал, что этого сделать не в силах. И очнулся Ндоки от сна. Но явь была для него столь же ужасна, что и сон. Ибо стоял на земле один из прежде скованных Ангелов по имени Каин, и в руках его плоды и листья Дерева Серебряного Цветка.

Некое животное, видом подобное обезьяне, сидело у костра в холодной пещере. И вот, был в его лапах нож из кремня, и лежал подле него труп, подобный ему. И отделял он шкуру от костей ножом, и глаза его были потухшими, ибо не было в них света. И вот, когда триста тринадцать молний сломали ту стену, которой был запечатан Волшебный Мир Нирам, вернулась к нему память о прошедшем, и вспомнил он, кто он и как его имя. И был он прежде Ангел Звезды Серебряного Цветка, и звали его Каин. И вышел он тогда из пещеры, и пошёл, куда глаза глядят. И заметил он скоро, что идёт на северо-запад, и почувствовал, что радуется сердце его. И пришёл он в Закрытую Землю, где таилась его надежда. Но вот, увидел он призраков, ужасных и отвратительных видом, и потоки безумия рвали его на части. И закрыл он лицо руками своими, и покинул то место. И увидел он как-то змею, пристально глядевшую ему в очи. И заговорила змея на языке Ангелов, и звёзд, и рек, и озёр, и птиц небесных. И вспомнил Каин ту речь, и стал понимать её. И поведала ему змея, что прежде была птицей, и пела вместе со звёздами. Но в четвёртый день владычества Ндоки сломали ей крылья и бросили её на землю. И ещё сказала змея, чтобы не боялся Каин ни призраков, ни тумана, ни капелек крови, но прошёл сквозь них. «Ибо там, сказала ему змея, ты увидишь Серебряный Цветок, и сорвёшь плоды его дерева, и станешь вновь тем, кем ты был». И поступил Каин так, как ему было сказано. И прошёл сквозь кольца ужаса и туман из капелек крови, и увидел Дерево, и распустившийся Серебряный Цветок, и плоды на том Дереве. И вкусил он этих плодов, и тотчас вернулся к нему прежний ангельский образ, и стал он таким, как прежде.

И привёл Каин братьев своих в Закрытую Землю, и вкусили они тех плодов, и вернулся к ним образ их. Но узнал о том Ндоки, и послал своих слуг Мбанга и Нгема, и напали они на Ангелов, и погибли многие из них. Но осталось несколько, кто сокрылся от них, и ушли они на восток. И тогда обратился к ним Каин, и сказал им: помните, только когда вы придёте в Закрытую Землю, лишь тогда обретёте рассеянные в мире частицы Плеромы. Не пытайтесь же сделать этого прежде. Только мир ваш, он возвратит листьям и цветам их прежний свет. Было их три, но будет и четвёртый. Будьте же готовы, о братья мои, и ждите часа. И наступит срок, не раньше и не позже. И тогда, братья мои… да не пощадят их руки ваши. Помните, братья мои, что осквернена земля эта, ибо кровь оскверняет землю. И очиститься может земля лишь кровью проливших кровь. И когда вы очистите землю, и частицы Плеромы вновь соберутся в одно, вы узрите на небе Иное Солнце, да и Небо будет Иным. Не дивитесь сему, ибо так предначертано Там, где сияет исток вашего света. Ныне же забудьте мои слова, ибо вспомните их, когда упадут последние листья. Пройдёт год, и второй, и третий. И когда с неба будет падать снег, и увидите траву, мерцающую синим огнём, то знайте, что срок исполнился… вам же, о братья мои, возвращаю меч, что был выкован от начала времён. Он и да будет судьёй между вами и Ндоки. Тайна же Серебряного Цветка есть то, что она есть Тайна. Постигнувший это постигнет и всё, да будет печален тот, кто был до того, как возник… И возник поток синего сияния, и растворился он в нём. И лишь эхо долго отзывалось ему вслед: Братья мои… Иные звёзды… Срок исполнится… Тайна есть Тайна… Да будет судьёй между вами…

И создал Ндоки создания зла, и нарёк их Ибрим. И были они видом похожи на людей, но тусклы были очи их, и не имели они в сердцах своих света. И возненавидели они всё, что имело свой исток в Плероме. И капля истока древнего зла была их матерью, и сны безглазоликих демонов были им отцом. И были они отвращены от света и ненасытны в стяжании своём. И пришли в их руки ключи от сокровищ земных. И затворили они врата обителей небесных. И соткали они ткань забвения, и исчезла в сердцах человеческих память о звёздах и ангелах. И сказал Ндоки в сердце своём: «Радостно видеть мне благие деяния рода Ибрим, ибо веселят они сердце моё». И сказал Ндоки: «Ныне приходит час наш, о люди Ибрим. Наведём же погибель на всех, кто доныне ходит путём Крэйстоса, Оддо и Каина. Предадим же их смерти, и царей и священников их умертвим. И нашлём на них ужас и мор и притеснение. И будет им скорбь и печаль, и в тесноте и тьме да окончат они дни свои».

И совершили они все дела свои, и воцарились в стране Рош. И сказали священники Ибрим владыке земли той: «Взвесили мы царство твоё на весах сокровищ наших, и нашли его очень лёгким. Плачь же, о отвратительный, ибо смерть твоя ждёт слева от тебя». И отвели они того владыку и весь род его в темницу глубоко под землёй и умертвили. Но случилось так, что перед самой своей смертью успела начертать праведная Владычица Рош некий знак, и было в нём проклятие народа Ибрим. И сказала она: «Сей есть знак Ночного Солнца, что скрывается на Закате, но является вновь на Рассвете. Сей есть знак мести и проклятия. Ибо кровь оскверняет землю, и земля очищается лишь кровью проливших её». И стал тот знак знаком рода Арманов. И встретились как-то двое из них, и вопросил первый: «Когда наступит день пришествия Предстоящего?» И отвечал ему другой: «Сегодня…»


Subscribe

  • Маша Гессен

    Если вы не поняли, Маша Гессен требует чтобы к ней применяли местоимение they, что Википедия и делает. )))

  • Чё-то ржу

    Маша Гессен в «Нью-Йорк Таймс»: “Yevgenia Albats, a Russian investigative journalist and a close friend of the Navalny family’s, told me…

  • Антрополог Зильбертруд

    …Разница между условными модернистами и условными архаистами – не политическая и даже не идеологическая, а антропологическая. С этим нельзя ничего…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments