aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Вновь о служилых татарах

В дополнение к уже приводившимся мною материалам о положении служилых татар в Московском Государстве (см. 1, 2, 3) ещё две цитаты. Одна – из книги относительно вменяемого татарского историка (как ни странно, такие пока встречаются), подтверждающая высказывавшиеся мною ранее мысли. Вторая – из летописного рассказа о походе Ивана III на Новгород в 1471 г., в котором участвовал со своим отрядом касимовский царевич Данияр. Она свидетельствует, что московский великий князь не позволял служилым татарам творить произвол в отношении русского населения даже враждебной ему Новгородской земли.

Управление своими землями было прерогативой удельного русского князя; татарские служилые царевичи в своих «царствах» управляли только подчиненными им татарами в полной мере, по отношению же к русским крестьянам они оставались своего рода кормленщиками. П.П. Смирнов совершенно прав, когда пишет, что пожалования во владение татарским царевичам не обращали посады в вотчину и поместную собственность их новых владельцев, а лишь передавали им права собирать для себя некоторые доходы, в том числе и поземельные. Оставаясь кормленщиками по отношению к русским крестьянам, цари и царевичи были в то же время своего рода удельными государями для служилых татар.
Служилые татары сохраняли свою национальную систему деления и подчинялись мурзам и бекам (князьям). Их конные отряды обычно присоединялись к тем полкам, где в данный момент они были нужны. Но, безусловно, русское правительство относилось с некоторым недоверием и к высшему татарскому сословию, и к служилым татарам. Во время походов у них «в приставех» обязательно находился голова из русских служилых: «С городецкими князьями и мурзами, и с всеми мещерскими людьми, и с царевыми шигалеевыми людьми – Дмитрий Григорьев сын Плещеев, с служивыми татары – Григорий Никитин сын Сукин».
Булат Рахимзянов. Касимовское ханство (1445-1552 гг.). Очерки истории. Казань, 2009. С. 64-65, 80


Князь же велики тое же весны начя радитись к Новугороду и отпусти наперед себя к Новугороду воевод своих князя Данила Дмитреевича Холмьского да Федора Давыдовича за неделю до Петрова заговеина, и с ними 10 тысящь, и повеле им ити к Русе и заити съ ону сторону к Новугороду, к братии же своем посла, повеле им со всех вотчинъ ити розными дорогами к Новугороду со всехъ рубежовъ, прочим же людем повеле с собою ити. Князя же Ивана Стригу отпусти по Мсте вверхъ со царевичевыми татары. Сам же поиде с Москвы, уговевъ Петрова говеина две недели, на новых отметников веры крестьяньскиа и на своих изменниковъ… И поиде к Торжку, и взялъ с собою у тверьскаго полкъ его, и вси же князи поидоша, кииждо из своеи вотчины, розными дорогами со всех рубежов, воююще и секуще, и во пленъ ведяху, татаром же князь велики не повеле людеи пленити.
Софийская вторая летопись. ПСРЛ. Т. 6, вып. 2. Стб. 171, 172
Tags: Дюжина ножей в спину евразийству, История России
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments