aquilaaquilonis (aquilaaquilonis) wrote,
aquilaaquilonis
aquilaaquilonis

Category:

Галковский о Кожинове

Я уже имел случай высказать своё мнение о Кожинове, а некоторое время назад своими воспоминаниями об этом персонаже поделился Галковский, который, в частности, пишет:

Другое редкое качество Кожинова заключалось в том, что он был русским человеком, этой русскостью гордился, и был при этом человеком культурным. Никаким «черносотенцем» Вадим Валерианович конечно никогда не был, а всякого рода неудачные высказывания на этот счёт объясняются «плинтусовым» уровнем полемики на национальные темы. Ведь тогда астафьевско-эйдельмановское хамство считалось вершиной межэтнического диалога, беседами Сократа. Не был Кожинов и бытовым антисемитом, он был связан с еврейскими семьями родственными узами.

Думаю, его евреи раздражали из-за того, что он не был евреем, а евреев вокруг было очень много. Как китайцев в Хабаровске. Он мне признался, что после поступления на филологический факультет МГУ увидел вокруг одних евреев. У Кожинова элементарно не было русского собеседника, чтобы в разговоре не надо было подбирать слова («это не поймёт», «на это обидется», «а это ему будет неинтересно»). Он нашёл одного (кажется, Палиевского), они сели на лавочку посреди галдящего чайнатауна – поговорить. Так все годы учёбы и просидели.

Засилье евреев в гуманитарной области чувствовалось и в период моего студенчества. Но в 80-е годы ситуация была совсем другая. Русских училось очень много. Правда, евреи были в своей массе культурнее, из интеллигентных семей, а родителями большинства русских были рабочие и итээровцы. Это сказывалось на качестве. Но проблемы поиска собеседника уже не было.

Полагаю, что в наших диалогах я гораздо хуже относился к евреям. Для меня это были клоуны, а для него – мрачная и во всех смыслах неизбежная сила. К которой следует относиться с осторожностью, страхом и уважением, пускай невольным. Наверно так бы относился к евреям не еврей, по каким-то причинам выросший в городском гетто.

С этой болезнью не была связана известная русская слабость Кожинова. Он страдал запоями, что ему ни по внешнему облику, ни по темпераменту, ни по общей культуре, ни даже по обстановке квартиры старого московского интеллигента совершенно не шло. В таком состоянии я его не видел, но однажды присутствовал при процессе «выздоровления». Мы беседовали о дипломатической карьере Тютчева, Кожинов говорил как обычно, только глаза блестели. Часы пробили полвосьмого и жена внесла блюдце со стаканом водки. Кожинов несколько смущённо произнёс «извините, Дмитрий Евгеньевич», выпил стакан без закуски не морщась, как воду, и не меняя интонации продолжил свои рассуждения. Это называлось «Вадим Валерианович выздоравливает», «Вадим Валерианович вышел на два стакана в день».

Большую часть времени Кожинов был «в завязке», но раз в год срывался, часто по вине ничего не подозревающих знакомых (друзья-то знали). В трезвом состоянии его иногда сносило на «тему» он мог долго и взахлёб рассказывать о каком-нибудь ярославском леснике, который замечательный человек и он с ним пил то, и это, и вот так. Всё это было совершенно неинтересно вообще, а уж мне тем более. Кожинов всегда тактично выбирал темы интересные собеседнику, но тут тема была сильнее рассказчика.

Такое же впечатление производил кожиновский сталинизм. О Сталине он говорил не то чтобы хорошо, но непропорционально много, часто переходя на изображение грузинского акцента. Интеллигенты моего поколения так же имитировали Брежнева, но для них это был мультипликационный персонаж вроде Винни-Пуха. Кожинов же стремился усмотреть в Сталине политика и даже интеллектуала. При этом на уровне сознания он прекрасно понимал, что это тиран и восточный идиот. Но мозг Кожинова попал под обработку пропагандистского аппарата тоталитарного государства и не мог не повредится.
Вышеприведённые цитаты представляют нам Кожинова как своего рода образец «русского интеллектуала» позднесоветской эпохи. В результате нескольких десятилетий последовательного террора русская национальная культурная элита почти полностью уничтожена. Советская эрзац-культура плотно обсижена евреями, в союзе с государственным карательным аппаратом закупорившими практически любые возможности для развития русской национальной мысли. «Русскому интеллектуалу» остаётся принимать это положение как неизбежное, а осознание того, что это неизбежное всё-таки зло, топить в огненной воде и тоске по чурке джугашвили.

Всё-таки за последние 25 лет положение в России изменилось решительно. Если в государстве русская национальная революция пока не состоялась, в интеллектуальной сфере она налицо. Русский национализм сегодня является в России наиболее живым, глубоким и привлекательным интеллектуальным течением. И это при том, что государство продолжает вести с ним войну на уничтожение. Однако оно уже далеко не так сильно, как в советские времена, да и возможностей для идеологического подавления в современном мире значительно меньше. И вот, стоило только немного ослабнуть удавке на шее народа, как русский национализм вышел на новый уровень – не только количественный, но и, что значительно более важно, качественный.

Еврейский интеллектуальный диктат советского периода, пример которого нам даёт жизнеописание Кожинова, был следствием исключительно беспощадного государственного террора против культурной элиты русского народа. И это лишний раз свидетельствует о том, в чьих интересах создавалось Еврейское государство СССР.
Tags: Йеху, Совдепия, Сралинизм
Subscribe

  • Юность актрисы

    Маргарита Терехова (крайняя слева, с мячом) – капитан юношеской сборной Узбекской ССР по баскетболу Ташкент, 1956 г. В юности Терехова…

  • «Форт Росс: В поисках приключений»

    В целом фильм не представляет ничего особенного, очередная вариация на модную ныне тему попаданчества, но действие отчасти происходит в русских…

  • Русский кусочек Калифорнии

    Несколько красивых видов Форта Росс – русской колонии в Калифорнии в 1812-1841 гг.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments