September 7th, 2021

aquila

Енох-Метатрон и Илия-Сандальфон

Вероятно, самым ранним источником, упоминающим великого ангела Сандальфона, является талмудический трактат «Хагига» («Праздник»). В нём рабби Элазар, комментируя фразу из Книги пророка Иезекииля «И вот, на земле подле этих животных одно колесо (синод.: по одному колесу)» (Иез. 1, 15), заявляет, что это колесо есть «один ангел, который стоит на земле, а его голова достигает животных». Далее он уточняет: «Его имя Сандальфон… он стоит позади Колесницы и плетёт венцы для своего творца» (Хагига 13b, 4).

Имя Сандальфона часто упоминается в текстах «Хейхалот». Уже в сочинениях Хасидей Ашкеназ в XII-XIII вв. он отождествляется с пророком Илией. Подобное отождествление встречается также в сочинениях сафедских каббалистов, в т.ч. у Моше Кордоверо в «Пардес риммоним» («Сад гранатовых деревьев») и у Менахема Азарии да Фано в «Канфей йона» («Крылья голубя»). Обе эти традиции продолжают ашкеназские каббалисты XVII в. – Нафтали Бахрах в «Эмек ха-мелех» («Глубина царя») и Натан Шпира в «Мегале амукот» («Открыватель тайн»).

В последнем сочинении Сандальфон является обожествлённым Илией, как Метатрон является обожествлённым Енохом, и оба эти великие ангела отождествляются с керувами: «Что касается двух керувов на тверди [см. Ез. 10], он сказал о первом: Он – твой слуга Метатрон, который есть слуга верный; а о втором он сказал: твоё величие [gdlk = 57], что означает сын [hbn = 57], ибо по гематрии Илия [’lyhw = 52] есть сын [bn = 52]»[1].

Метатрон и Сандальфон отвечают за оргазмические секреции Шхины и обеспечивают её благополучное совокупление с Яхве: «Святой, да будет он благословен, поставил двух керувов: Метатрона в мире Творения и Сандальфона в мире Делания. Когда внизу есть женские воды, эти два керува возбуждаются (mt‘wrryn), и мир зависит от них, в противном случае он не мог бы устоять. И это тайна стиха: “Вспомни щедроты твои, Яхве” (Пс. 24, 6), что означает Сандальфона, и “милости твои” (там же), что означает Метатрона. […] Ибо Илия – в Сандальфоне, а Енох – в Метатроне, и они возносят (m‘wrryn) женские воды наверх»[2].

Натан Шпира отождествляет двух великих ангелов с обувью на ногах божественного тела, а обряд снятия обуви в знак отказа от левиратного брака (Втор. 25, 9) толкует как подготовку к божественному совокуплению: «Сапог (mn‘l) и сандалия (sndl) суть тайна Метатрона и Сандальфона: один есть сапог, а другой – сандалия. И тайна снятия (ḥaliṣa) есть снятие [сапога] с мира Делания, где зло преобладает над добром, а тайна сапога есть мир Творения, где зла и добра поровну»[3].

В другом месте тот же автор утверждает, что левиратный брак между собой заключают Метатрон, представляющий Яхве (Зеир анпина), и Сандальфон, представляющий Шхину (Матрониту): «В течение шести дней в неделю миром правят эти два керува – сапог и сандалия, как говорит писание: “Ангелы Божии” (Быт. 28, 12), которые суть шесть дней недели. […] В отношении Метатрона он [Иаков] сказал: “Это врата небесные” (Быт. 28, 17), потому что Зеир пребывает (mqnn) в Метатроне, а Матронита пребывает в Сандальфоне, как говорит писание: “дом Божий” (Быт. 28, 17)»[4].

Подобная точка зрения выражается уже в некоторых лурианских сочинениях XVI в.: «Метатрон называется сапогом, ибо он есть одеяние Зеира в виде сапога. […] Это есть тайна левиратного брака (yybwm), брака (zwwg) Метатрона, ибо, когда мы говорим, не дай бог, о смерти в вышних, это есть сокрытие света, когда он (т.е. Зеир анпин) облекается в Метатрона, который есть князь лика. Он есть тот, который вступает в левиратный брак с Сандальфоном (whw’ hmyybm ‘"y zywwgw bsndlpwn)» (MS Vatican 569, fols 61b-62a)[5]; «Тайна этого в том, что, когда, не дай бог, в вышних есть недостаток, и Зеир не совокупляется со своей Женой (nwqbyh) в мире Эманации (’ṣylwt), он спускается вниз, в мир Творения (yṣyrh), пребывает (mqnn) в Метатроне и облекается (mtlbš) в него, и через него совершает совокупление с Женой (w‘l ydw n‘śh hzwwg bnqbh)» (Шаар ха-песуким)[6].





[1] Цит. по: Agata Paluch. The Enoch-Metatron Tradition in the Kabbalah of Nathan Neta Shapira of Krakow. L., 2013. P. 62.
[2] Ibid. P. 167.
[3] Ibid. P. 157-158.
[4] Ibid. P. 165.
[5] Ibid. P. 160.
[6] Ibid. P. 161, ftn. 373.
aquila

Ле Корбюзье в Москве







Памятник знаменитому архитектору на Мясницкой, 39 поставлен рядом с единственным домом, построенным по его проекту в Москве (и России). Это дом Центросоюза (ныне Росстат), возведённый в 1930-36 гг. и ставший первым крупным реализованным проектом Ле Корбюзье.



Collapse )