April 4th, 2021

aquila

«Понедельник начинается в шаббат»

Взялся перечитать читанную в далёком детстве повесть Стругацких, помня о полученном тогда удовольствии. И что же? – Она неожиданно произвела на меня прямо противоположное впечатление. Во-первых, юморок оказался низкого пошиба, вымученный, несмешной, местечковый, уровня Райкина и Жвана. Во-вторых, стал заметен русофобский подтекст. Главный антигерой повести – псевдонаучный шарлатан Выбегалло, центральный эпизод – производство им кадавров, разоблачающее его шарлатанство. Так вот, неоднократно и настойчиво подчёркивается русскость Выбегалло – от архаичного языка до ношения им зипуна. В решительный момент он даже проявляет оголтелую ксенофобию, тут же решительно осуждаемую другими героями повести. Т.е. под русско-сказочной оболочкой данного сочинения выражается основная мысль о том, что русопяты-ксенофобы препятствуют научно-техническому прогрессу человечества. Лишний раз убедился, что евреи свою расовую войну не прекращали никогда, и, как только это стало возможным, стали переносить её на страницы литературных произведений.
aquila

Двоебожие послепленного иудаизма. Михаил 4

Прочие межзаветные тексты

В роли заступника Иерусалимского храма не называемый прямо по имени Михаил может выступать в рассказе 2-й Маккавейской книги о попытке военачальника сирийского царя Селевка II Илиодора изъять храмовые сокровища: «Когда же он с вооружёнными людьми вошёл уже в сокровищницу, господь отцов и владыка всякой власти явил великое знамение: все, дерзнувшие войти с ним, быв поражены страхом силы божией, пришли в изнеможение и ужас, ибо явился им конь со страшным всадником, покрытый прекрасным покровом: быстро несясь, он поразил Илиодора передними копытами, а сидевший на нём, казалось, имел золотое всеоружие (ὤφθη γάρ τις ἵππος αὐτοῖς φοβερὸν ἔχων τὸν ἐπιβάτην καὶ καλλίστῃ σαγῇ διακεκοσμημένος, φερόμενος δὲ ρύδην ἐνέσεισε τῷ ῾Ηλιοδώρῳ τὰς ἐμπροσθίους ὁπλάς· ὁ δὲ ἐπικαθήμενος ἐφαίνετο χρυσῆν πανοπλίαν ἔχων)» (2 Мак. 3, 24-25).

Другим текстом, в котором Михаил анонимно выступает в качестве защитника Израиля, может быть «Завещание Моисея» (оно же «Вознесение Моисея»). Оригинал этого сочинения был написан в I в. н.э. на еврейском или арамейском языке. В наиболее полном виде оно сохранилось в латинском переводе, сделанном в VI в. с греческого перевода. Сочинение передаёт предсмертный рассказ Моисея о будущих событиях своему преемнику Иисусу Навину. 10-я глава содержит эсхатологический гимн, описывающий вмешательство Бога в ход истории «И тогда его царство явится во всём его творении. И тогда придёт конец дьяволу, и он унесёт с собой печаль. Тогда будут наполнены руки посланца (ангела), который на небесах, и он отомстит за них их врагам (Tunc implebuntur manus nuntii qui est in summo constitutus, qui protinus vindicavit illos ab inimicis eorum)» (10.1-2). Ангелом, мстящим за израильтян их врагам, по всей видимости, является Михаил. Выражение «наполнить руки» (евр. букв. «руку» ml’ yd) означает посвящение в сан иудейского жреца (см. Исх. 28, 41; 29, 29; 33, 35 и т.д.), поэтому здесь мы, вероятно, впервые встречаемся с образом Михаила как небесного жреца, хорошо известным по более поздним текстам.

Конец «Завещания Моисея» не сохранился. Геласий Кесарийский (IV в.) в своей «Церковной истории» сообщает: «В книге “Вознесение Моисея” архангел Михаил, говоря с дьяволом (Μιχαὴλ ὁ ἀρχάγγελος διαλεγόμενος τῷ διαβόλῳ), говорит: “Его Святым Духом мы все были созданы”, и вновь говорит: “От лика Бога изошёл Дух его, и мир стал”» (II, 21, 7). Библейское Послание Иуды также упоминает спор Михаила с дьяволом: «Михаил Архангел, когда говорил с диаволом, споря о Моисеевом теле, не смел произнести укоризненного суда, но сказал: “да запретит тебе Господь” » (ὁ δὲ Μιχαὴλ ὁ ἀρχάγγελος, ὅτε τῷ διαβόλῳ διακρινόμενος διελέγετο περὶ τοῦ Μωσέως σώματος, οὐκ ἐτόλμησε κρίσιν ἐπενεγκεῖν βλασφημίας, ἀλλ᾿ εἶπεν· ἐπιτιμήσαι σοι Κύριος) (Иуд., 9). Почти дословное совпадение сообщений о разговоре Михаила с дьяволом позволяет предположить, что они восходят к общему источнику, которым может быть «Завещание Моисея».

Противостояние Михаила с Сатаной (в связи с поклонением ангелов Адаму) также упоминается в «Житии Адама и Евы», его забота о телах и душах умерших праведников – в «Завещании Авраама», «Завещании Исаака», «Завещании Иакова», «Видении Ездры» и «Житии Адама и Евы».