February 12th, 2020

aquila

Вера в телесное воскресение 4: Таргумы

Тема эсхатологического телесного воскресения (евр. teḥiyyat hammetim, арам. tḥyyt myty’ – букв. «оживление мёртвых») широко представлена в таргумах – переводах Пятикнижия на арамейский язык с толкованиями, которые начинают появляться, видимо, в I в. до н.э. Метаргумины (авторы таргумов) приписывают подобный смысл ряду отрывков из Пятикнижия, в которых его изначально не было.

Так, обращённые к Адаму слова Яхве: «…Возвратишься в землю (’adama), из которой ты взят, ибо прах (‘ap̄ar) ты и в прах возвратишься» (Быт. 3, 19) истолковываются как: «…В прах возвратишься, и из праха восстанешь, чтобы дать ответ и отчёт за всё, что ты сделал, в день великого суда» (Таргум Псевдо-Ионафана). Любопытно, что в Самаритянском Пятикнижии вместо «в прах возвратишься» читается «…в прах свой (‘prk) возвратишься», и самаритяне толкуют эти слова как пророчество о телесном воскресении. «Малеф» (самаритянский «катехизис» XVIII века) понимает «возвращение в свой прах» как восстановление тела, в которое потом должен вернуться дух (38).

Стих «Жена же [Лотова] оглянулась позади его и стала соляным столпом» (Быт. 19, 26) Таргум Неофити сопровождает примечанием: «Она останется соляным столпом до времени, когда оживут мёртвые», а к стиху «И дал Иаков Исаву хлеба и кушанья из чечевицы; и он ел и пил, и встал и пошёл; и пренебрёг Исав первородством» (Быт. 25, 34) добавляет пояснение: «…и оживлением мёртвых (teḥiyyat hammetim), и отказался от жизни будущего века».

Особенно любопытно таргумическое истолкование стиха: «Когда же фараон отпустил народ, бог не повёл [его] по дороге земли филистимской, потому что она близка; ибо сказал бог: чтобы не раскаялся народ, увидев войну, и не возвратился в Египет» (Исх. 13, 17). В ряде таргумов это сообщение комментируется в свете аггадического предания о преждевременном исходе части колена Ефремова из Египта и его истреблении филистимлянами. Яхве не повёл израильтян по «дороге земли филистимской», опасаясь, что они увидят кости этих ефремлян, испугаются и вернутся в Египет.

Кроме того, указанный стих в иудейской традиции связывается с 37-й главой из Книги пророка Иезекииля, содержащей видение поля с мёртвыми костями. Данная глава используется по отношению к Исх. 33, 17 как хафтара («завершение») – отрывок из пророческой книги, чтением которого завершается чтение недельной главы Торы в шаббат (в случае Исх. 33, 17 – в шаббат пасхальной недели), праздник или пост и который считается связанным с этой главой по смыслу. Кости, возвращение которых к жизни наблюдает Иезекииль, приписываются погибшим при выходе из Египта ефремлянам.

Подробнее всего эту традицию излагает Фрагментарный таргум Р, согласно которому Яхве оживил на поле Деире близ Вавилона (Дан. 3, 1) кости двухсот тысяч воинов колена Ефремова, вышедших из Египта за 30 лет до назначенного срока: «Из их костей были сделаны чаши для питья, из которых пил злой Навуходоносор. Когда Яхве вернул их к жизни через пророка Иезекииля, они ударили этого злого человека по рту. Кости соединились, кость к кости, и вернулись к жизни, и встали на ноги, обширные станы… Так Яхве показал пророку Иезекиилю, каким образом он вернёт мёртвых к жизни в будущем» (FTP C1-C3).

Ценной иллюстрацией к данной традиции являются фрески из синагоги в Дура-Эвропос, строительство которой, согласно обнаруженной в ней арамейской надписи, было завершено в 245 г. н.э. Две из этих фресок посвящены видению Иезекииля. На одной из них рука бога помещает иудейского пророка на поле, усыпанное частями тел, уже покрытых жилами, плотью и кожей. Другая изображает четырёх крылатых женщин, представляющих четыре ветра, которые летят, чтобы вдохнуть в мёртвых дух жизни. Фрески Дура-Эвропос изображают видение Иезекииля как реальное телесное воскресение. Подобное понимание данного текста, впервые засвидетельствованное кумранским «Псевдо-Иезекиилем», становится в раввинистическом иудаизме нормативным.







Талмуд упоминает потомков воскрешённых: «Рав Элиэзер сын рава Йосе Галилеянина сказал: Мёртвые, которых воскресил Иезекииль, поднялись в Землю Израиля, взяли жён и родили сыновей и дочерей. Рав Иуда сын Батиры встал и сказал: Я один из их потомков, а вот филактерии, которые мой дед оставил мне от них» (b. Sanh. 92b).