January 30th, 2020

aquila

Вера в телесное воскресение 3: Самые ранние свидетельства в иудаизме 1

Книга пророка Даниила

Самым ранним точно датируемым (165-м – началом 164-го г. до н.э.) иудейским свидетельством о вере в (частичное) телесное воскресение является повествующий о последних днях отрывок из Книги пророка Даниила: «И встанет (ya‘amod) в то время Михаил, князь великий (śar gadol), стоящий за сынов народа твоего (т.е. еврейского); и будет время горя, какого не бывало с тех пор, как существуют народ (goy), до сего времени; но спасутся в это время из народа (‘am) твоего все, которые найдены будут записанными в книгу. И многие из спящих в прахе земли (wərabbim miyyəšene ’admat-‘ap̄ar) пробудятся (yaqiṣu), одни для жизни вечной (ḥayye ‘olam), другие на вечное поругание и посрамление (laḥarap̄ot lədirə’on ‘olam). И разумные будут сиять, как сияние тверди, и обратившие многих к праведности – как звёзды, вовеки, навсегда» (Дан., 12, 1-3).

Автор этого текста прибегает к образам ханаанейской мифологии, используя при описании смерти и воскресения понятия «сна» (šn) и «пробуждения» (qṣ), традиционные для культа умирающего и воскресающего бога Ваала. Пробуждению «многих из спящих в прахе земли» предшествует «вставание» «князя великого» Михаила, который является божеством, покровительствующим еврейскому народу (подобно тому, как другим народам покровительствуют свои собственные божества). Образ Михаила восходит к Ваалу, о чём свидетельствуют его имя (mi ḵa ’el – «Кто как Эл»), точно соответствующее равному или почти равному с Элом положению Ваала в ханаанейском пантеоне, его победа над семиглавым змеем (Откр. 12, 1-4, 7-8), повторяющая такую же победу Ваала в угаритском эпосе (KTU, 1.5.I.1-3), и пр.

Книга пророка Даниила заканчивается призывом к самому Даниилу: «А ты иди к концу и упокоишься, и встанешь (ta‘amod) к своему жребию в конце дней» (Дан. 12, 13). Под «вставанием» здесь имеется в виду воскресение из мёртвых, и оно обозначается тем же самым глаголом ‘amad, что и «вставание» Михаила. Отсюда можно предположить, что это «вставание» также является отголоском воскресения Ваала.

Всем воскресшим праведникам автор приведённого отрывка обещает «жизнь вечную», а некоторым из них («разумным» и «обратившим многих к праведности») – ещё и то, что они будут сиять как небесная твердь и звёзды. В ханаанейской мифологии звёзды тождественны богам, поэтому «астральное бессмертие», о котором здесь говорится, предполагает дополнительное обожествление избранных воскресших.

Говоря о воскресении мёртвых, автор Книги пророка Даниила вдохновляется приводившимся ранее отрывком Ис. 26, 19, о чём свидетельствует употребление слов «пробуждаться» (quṣ) и «прах» (‘ap̄ar). Используемое им слово «посрамление» (dirə’on) встречается в Еврейской Библии ещё только один раз – в эсхатологическом тексте Третье-Исайи (V в. до н.э.): «Тогда из месяца в месяц и из субботы в субботу будет приходить всякая плоть перед лицо моё на поклонение, говорит Яхве. И будут выходить и увидят трупы людей, отступивших от меня, ибо червь их не умрёт, и огонь их не угаснет, и будут они посрамлением (dera’on) для всякой плоти» (Ис. 66, 23-24). В то время как у Третье-Исайи эта сцена описывает не загробное воздаяние, а лишь надругательство над трупами нечестивцев, автор Книги пророка Даниила применяет заимствованное из неё слово «посрамление» уже применительно к наказанию воскресших тел грешников.

В целом не подлежит сомнению, что этот текст имеет в виду именно телесное воскресение, пусть даже обещаемое не всем, но «многим» (rabbim).



Collapse )