September 23rd, 2019

aquila

Элефантина и происхождение Песаха

Слово psḥ’ (Песах, Пасха) встречается на двух остраконах из Элефантины, обычно датируемых началом V в. до н.э. Одна из строк очень плохо сохранившегося текста, в котором автор сообщает о своём намерении прибыть в Сиену, содержит фразу «на Песах» (bpsḥ’) (D7.24:5). Автор другого, гораздо лучше сохранившегося текста, обращается к некоему Хошее, который, по всей видимости, в его отсутствие заботится о его детях, в частности, прося у него: «сообщи мне, когда вы будете совершать Песах» (šlḥ ly ’mt t‘bdn psḥ’) (D7.6:8-10). Из этих скудных данных можно заключить только то, что в начале V в. до н.э. Песах был известен элефантинским иудеям и был у них, по-видимому, семейным праздником без точно установленной даты.

Чрезвычайную важность для вопроса о происхождении пасхальных обычаев не только у элефантинских иудеев, но и у иудеев в целом, имеет письмо, найденное в составе архива Иедании бар Гемарии. Оно было направлено в 419 г. до н.э. иудеям Элефантины их «братом» Хананией. Последний должен был быть высоким чиновником в персидской администрации, возможно, «уполномоченным по делам иудеев в Египте», подобно Ездре в Иудее. Также не исключено, что он тождественен упоминаемому в Книге Неемии брату Неемии Ханани (Неем. 1, 2; 7, 2). От имени персидского сатрапа Египта Аршамы, действующего, в свою очередь, по воле царя Дария, Ханания приказывает элефантинским иудеям:

1 [’l ’ḥy y]dnyh wknwth ḥ[yl’] yhwdy’ ’ḥwkm ḥnn[y]h šlm ’ḥy ’lhy’ [yš’lw]
Моим братьям – Иедании и его сотрудникам, иудейскому войску, ваш брат Ханания [говорит]: О здоровье моих братьев боги да заботятся (букв. спрашивают)
2 [bkl ‘dn] wk‘t šnt’ z’ šnt 5 drywhwš mlk’ mn mlk’ šlyh ‘l ’rš[m]
во всё время! В этом году, 5-м году царя Дария, царь послал к Аршаме
3 […]y’ k‘t ’ntm kn mnw ’rb[‘…]
[…] вы должны считать так: четыр[…]
4 [ywmn lnysn … ‘b]dw wmn ywm 15 ‘d ywm 21 l[…]
[…] и от 15-го дня до 21-го дня
5 […] dkyn hww w’zdhrw ‘bydh ’[l t‘bdw]
[…] будьте чисты и работы не делайте
6 […]’l tštw wkl mnd‘m zy ḥmyr ’l [t’klw]
[…] не пейте и ничего квасного не ешьте
7 [… b]m‘rb šmš’ ‘d ywm 21 lnys[n …]
[…] при заходе солнца до 21-го дня Нисана
8 [… h]n‘lw btwnykm wḥtmw byn ywmy’ [’lh]
[…] внесите в ваши покои и запечатайте на эти дни
9 […]’
10 [’l] ’ḥy ydnyh wknwth ḥyl’ yhwdy’ ’ḥwkm ḥnnyh b]r …]
Моим братьям – Иедании и его сотрудникам, иудейскому войску, ваш брат Ханания сын […]

Хотя в сохранившейся части текста названия праздника нет, его с определённостью можно отождествить с Песахом, как он описан в Еврейской Библии (Исх. 12, 1-28; Лев. 23, 5-8, Втор. 16, 1-8). Совпадают требования праздновать от заката солнца в 14-й день месяца Нисана до заката солнца в его 21-й день, не работать (в 15-й и 21-й дни) и не есть в течение этой недели ничего квасного. Квасное в письме Ханании называется арамейским словом ḥmyr. В ЕБ оно называется еврейским словом śə’or, однако в арамеоязычных еврейских текстах (в т.ч. в таргуме на Исх. 12, 15) оно переводится тем же арамейским словом ḥamir(a).

Однако между предписаниями письма Ханании и Еврейской Библии есть и различия. Ханания требует от иудеев внести квасное в свои дома и запечатать его на пасхальную неделю, а ЕБ – удалить (tašbitu) его из домов в первый день праздника (Исх. 12, 15). Аналогия к требованию Ханании «не пить» (по всей видимости, сбраженные напитки) обнаруживается лишь за пределами ЕБ – Мишна запрещает евреям пить на Песах египетское овсяное пиво (m. Pesaḥ 3:1). Ближе всего к требованию «будьте чисты» оказывается сообщение об очищении жрецов и левитов перед пасхальным жертвоприношением для вернувшихся из вавилонского плена иудеев в Езд. 6, 20.

По происхождению иудейская Пасха представляет собой сплав двух изначально различных праздников с разными названиями – Песах (евр. pesaḥ) и Праздник опресноков (евр. ḥag hammaṣṣot или просто hammaṣṣot). Первый из них восходит к магическому ритуалу кочевников, которые мазали входы в свои шатры кровью свежезарезанного ягнёнка для защиты от злых сил, в то время как второй представляет собой весенний праздник земледельцев, избавлявшихся от старой закваски накануне нового урожая. Объединены в один праздник они были только в послепленную эпоху жрецами Иерусалимского храма, которые также искусственно привязали к ним миф об исходе евреев из Египта.

Элефантинские данные позволяют датировать ключевой этап этого процесса 4-й четвертью V в. до н.э. и свидетельствуют о важной роли в нём персидских властей.