August 23rd, 2019

aquila

Многобожие Книги Притч

1. Слова Агура, сына Иакеева. Вдохновенные изречения (maśśa), которые сказал этот человек Ифиилу, Ифиилу и Укалу:
2. подлинно, я более невежда, нежели кто‐либо из людей, и разума человеческого нет у меня,
3. и не научился я Мудрости, чтобы знать знание Святых (wəlo-lamadti ḥoḵma wəda‘at qədošim ’eda‘).
4. Кто восходил на небо и нисходил? кто собрал ветер в пригоршни свои? кто завязал воду в одежду? кто поставил все пределы земли? какое имя ему (uma-ššemo)? и какое имя сыну его (uma-ššem-beno)? знаешь ли?
(Притч 30:1-4)

В ст. 4 речь очевидно идёт о боге-творце, при этом упоминается его сын.

Упоминаемые в ст. 3 «святые» – божества, одним из которых является Мудрость. Ср. уже в арамейских Изречениях Ахикара: bš[my]n šymh hy ky b‘l qdšn nš’[h] «на небесах она (т.е. Мудрость) поставлена, ибо Господин Святых возвысил её» (Изречение 13-е; II.94-95); в той же Книге Притч: «Начало Мудрости (ḥoḵma) – страх Яхве, и знание Святых – разум (da‘at qədošim bina)» (Притч. 9, 10). Согласно Книге Премудрости Соломона, когда Иаков бежал от гнева Исава, Мудрость «показа ему царствiе божiе и даде ему разумъ святыхъ» (ἔδειξεν αὐτῷ βασιλείαν Θεοῦ καὶ ἔδωκεν αὐτῷ γνῶσιν ἁγίων) (Премудр. 10, 10). Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова задаётся вопросом, «не сотвори ли святымъ господь поведати вся чудеса его, яже утверди господь вседержитель» (οὐκ ἐνεποίησε τοῖς ἁγίοις Κύριος ἐκδιηγήσασθαι πάντα τὰ θαυμάσια αὐτοῦ, ἃ ἐστερέωσε Κύριος ὁ παντοκράτωρ) (Сирах. 42, 17).

Согласно Книге Притч, Мудрость является дочерью Яхве:

22. Яхве родил меня в начале пути своего (yhwh qanani rešit darko), прежде созданий своих (qedem mip̄ə‘alaw), искони (me’az);
23. от вечности (me‘olam) я излита (в семени) (nissaḵti), от начала (meroš), прежде земли (miqqadme-’areṣ).
24. Когда ещё не было бездн (bə’en-təhomot), я родилась (ḥolalti), когда ещё не было источников, обильных водою (bə’en ma‘yanot niḵbadde mayim).
25. Раньше, чем были осажены горы (bəṭerem harim haṭba‘u), прежде холмов (lip̄əne gəḇa‘ot) я родилась (ḥolalti),
26. когда он ещё не создал (‘ad lo ‘aśa) ни земли (’ereṣ), ни того, что вне (ḥuṣot), ни первых пылинок земного круга (roš ‘ap̄rot teḇel).
27. Когда он устанавливал небеса (bahaḵino šamayim), я была там (šam ’ani). Когда он ставил свод на лицо бездны (bəḥuqo ḥug ‘al-pəne təhom),
28. когда утверждал облака вверху (bə’amməṣo šəḥaqim mimma‘al), когда укреплял источники бездны (ba‘azoz ‘inot təhom),
29. когда давал морю его устав (bəśumo layyam ḥuqqo), чтобы воды не преступали предела (или слова) его (umayim lo ya‘aḇəru-p̄iw), когда ставил основания земли (bəḥuqo mosəde ’areṣ):
30. я была при нём питомицею (wa’ehye ’eṣlo ’amon), и я была радостью всякий день (wa’ehye ša‘ašu‘im yom yom), веселясь пред лицом его во всё время (məśaḥeqet ləp̄anaw bəḵol-‘et),
31. веселясь на круге его земли (məśaḥeqet bəteḇel ’arṣo), и радость моя с сынами человеческими (wəša‘ašu‘ay ’et-bəne ’adam).
(Притч. 8, 22-31)

О том, что речь идёт именно о рождении, а не о сотворении, свидетельствует глагол ḥolalti (Септ. γεννᾷ με, цсл. раждаетъ мя). В этом смысле он неоднократно используется Еврейской Библией, например, в картине эманационистского происхождения мира в Псалмах:

«Молитва Моисея, человека божия (’iš- ha’elohim). Господи (’adonay)! Ты нам прибежище в род и род. Прежде, чем горы родились (yulladu) и ты родил (wattəḥolel) землю и круг земной (’ereṣ wəteḇel), и от века и до века ты – бог (’el)» (Пс. 89, 1-3).

Порождение мира богом здесь описывается при помощи редкой породы po‘lel глагола ḥwl в значении «мучиться родами», «рожать». Пара глаголов yld и ḥwl, употребляемая в Пс. 89, 3, встречается и в других местах ЕБ для описания родов как у людей, так и у животных: «Ещё не мучилась родами (taḥil), а родила (yalada); прежде, нежели наступили боли её, разрешилась сыном» (Ис. 66, 7) (здесь глагол ḥwl употреблён в породе qal); «Знаешь ли ты время рождения (ledet) коз на скалах и замечал ли роды (ḥolel) ланей?» (Иов. 39, 1). Той же породой po‘lel глагола ḥwl, которая употребляется в Пс. 89, 3, Второ-Исайя описывает рождение еврейского народа Саррой: «Посмотрите на Авраама, отца вашего, и на Сарру, родившую вас (təḥoleləḵem)» (Ис. 51, 2); ср. также о Яхве как родителе Израиля: «Камень (ṣur), родивший тебя (yəladəḵa), ты забыл, и не помнил бога (’el), мучившегося тобою в родах (məḥoləleḵa)» (Втор. 32, 18).

Таким образом, и глагол qana в Притч. 8, 22 должен быть понят в значении «рожать», а глагол nasaḵ в Притч. 8, 23 – в значении «изливаться (в семени)».

Много споров вызывает значение слова ’amon в Притч. 8, 30. Септуагинта переводит его как ἁρμόζουσα (ἤμην παρ᾿ αὐτῷ ἁρμόζουσα; цсл. «бехъ при немъ оустрояющи»; синод. «я была при нём художницею»), понимая здесь Мудрость как соучастницу Яхве в творении мира. Однако контекст представляет её здесь как беззаботного ребёнка, в связи с чем надлежит отдать предпочтение значению «питомица» (страдательное причастие ’amun), засвидетельствованному впервые во II в. н.э. в переводе Аквилы Синопского (τιθηνουμένη). Мудрость не соучаствовала в творении мира, но была его свидетельницей, и поэтому является источником знания о нём.

Таким образом, пантеон Книги Притч состоит из бога-творца (Яхве или не называемого по имени – возможно, первоначально Эла), его не называемого по имени сына, его дочери – Мудрости (ḥoḵma) и прочих богов («святых»).