May 15th, 2019

aquila

Верховая езда на конях на Ближнем Востоке

Изобразительные свидетельства о верховой езде на конях появляются на Ближнем Востоке примерно одновременно с появлением в языках Ближнего Востока слова для обозначения одомашненного коня – во 2-й пол. III тыс. до н.э. Такие свидетельства включают три разновидности – изображения на печатях, рельефные глиняные таблички и терракотовые фигурки. Предположительно самым ранним свидетельством первого рода является глиняный отпечаток цилиндрической печати Абакалы из Ура, писца шумерского царя Шу-Сина (ок. 2030 г. до н.э.), с надписью: AB.BA.KAL.LA / DUB.SAR / DUMU.UR.DINGIR.NIN.NGIR.SU («Абакала, писец, сын Ур-Нингирсу»).




Печать Абакалы
Collapse )





Судя по изобразительным свидетельствам, полноценной верховой ездой ассирийцы овладели к эпохе Тиглатпаласара III (745-727 гг. до н.э.). Тем не менее колесницы в Ассирии продолжали сохранять своё значение. Сын Тиглатпаласара III Саргон II (722-705 гг. до н.э.), завоевав в 721 г. до н.э. Израильское царство, включил его колесничих в ассирийское войско в качестве отдельного «самарийского» подразделения в составе 50 (или 200) колесниц. Однако его гибель в бою с иранскими конниками-киммерийцами, вторгшимися на Ближний Восток из южнорусских степей, потрясла Ассирию (никогда раньше ассирийский царь не погибал на поле битвы), что должно было ещё более увеличить роль конницы в ассирийском войске (если не привести к почти полному вытеснению ею колесниц).