March 12th, 2019

aquila

Фатьяновцы: первые русские

Фатьяновская культура (включая её средневолжскую часть, зачастую выделяемую в отдельную Балановскую культуру) представляла собой крайнее восточное ответвление огромного археологического горизонта Шнуровой керамики и Боевых топоров, существовавшего между 2800 и 2000 гг. до н.э. (ранее Фатьяновская культура ошибочно датировалась II тыс. до н.э.). Культура Шнуровой керамики и Боевых топоров возникла в Южной Польше в результате миграции из южнорусских степей индоевропейцев Ямной культуры, испытавших определённое культурное и генетическое влияние субстрата местных неолитических земледельцев культуры Шаровидных амфор. В лингвистическом отношении шнуровики представляли северный индоевропейский (пра-германо-балто-славяно-индо-иранский) языковой континуум.





Фатьяновская культура была распространена от Псковского озера до Камы и Вятки и от юга Вологодчины до Десны, верховьев Оки и Пензы, достигая на юго-востоке Средней Волги, т.е. занимала почти всю лесную полосу Европейской России. Непосредственной её предшественницей (и отчасти современницей) на большей части этой территории была Волосовская мезолитическая культура, основными занятиями носителей которой были охота и рыболовство. Она, в свою очередь, имела свои корни в существовавшей здесь ранее Верхневолжской культуре (5000-3500 гг. до н.э.). Верхневолжская и Волосовская культуры были частью континуума мезолитических культур европейских охотников-собирателей, в который первоначально входили и праиндоевропейцы. Останки волосовцев пока не подвергались генетическим исследованиям, но из того, что нам известно о генетике их соседей в южнорусских степях и в Прибалтике и Карелии, можно предполагать, что они были типичными восточноевропейскими охотниками-собирателями, а среди их мужских гаплогрупп преобладали периферийные по отношению к индоевропейским линии R1a и R1b. О языке носителей Волосовской культуры нам достоверно ничего не известно, но, учитывая их предполагаемые генетические связи, он мог быть отдалённо родственным индоевропейскому.
Collapse )
К сожалению, останки фатьяновцев до сих пор не подвергались палеогенетическому исследованию, однако их антропология изучена хорошо: «[Антропологический тип верхневолжских фатьяновцев] характеризуется ярко выраженной долихокранией, большим высотным диаметром, среднешироким, средневысоким и резко профилированным лицом. Верхневолжские фатьяновцы относятся к северному европеоидному типу. Они длинноголовы, высоки ростом и красивы… Костные остатки людей из могильников московско-клязьминской группы не дают полного представления об антропологическом типе фатьяновцев, но позволяют судить, что он близок, с одной стороны, верхневолжскому, а с другой – испытывает влияние юго-западных элементов… Средневолжский сурско-свияжский (балановский) антропологический тип имеет смешанный характер с преобладанием средиземноморского европеоидного краниологического варианта» (Д.А. Крайнов. Фатьяновская культура: Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М., 1987. С. 71). (Отметим только, что «средиземноморский вариант» у советских антропологов означал не более, чем узколицесть.)




Реконструкции фатьяновцев из Ханевского, Никульцинского, Воронковского и Волосово-Даниловского могильников


В лингвистическом отношении фатьяновцы, по всей видимости, говорили либо ещё на пра-балто-славянско-индо-иранском языке, либо на уже выделившемся из него пра-балто-славянском. Возможно, пролить свет на этот вопрос сможет изучение конкретных линий гаплогруппы R1a, которые были у них распространены.

На рубеже III и II тысячелетий Фатьяновская культура прекращает своё существование. В западных областях она становится одним из источников образования балто-славянских археологических культур, на юге уступает место пра-индо-иранской Абашевской культуре, а на востоке фатьяновцы под влиянием распространяющихся со стороны Урала финно-угров переходят на уральское наречие и становятся одной из составляющих в сложении поволжско-финских народностей.
aquila

Лайзяша в борьбе за никаб