December 26th, 2018

aquila

Среднестоговская культура и начало индоевропейских завоеваний

Приручение коня в промежутке между 5000 и 4500 гг. до н.э. племенами Самарской и Хвалынской культур вызвало эпохальные сдвиги в их экономической и социальной жизни. Конные пастухи способны пасти в разы более крупные стада, чем пешие, поэтому начало верховой езды должно было привести к росту стад и потребности в новых пастбищах для них, которые было невозможно приобрести без междоусобных или захватнических войн. Следствием этого стали социальное расслоение, милитаризация и бурная экспансия хвалынцев, начинающаяся в середине пятого тысячелетия до н.э.




Мужчина Среднестоговской культуры


Около 4500 г. Днепро-Донецкая культура мезолитических охотников-собирателей и ранних скотоводов в междуречье Днепра и Донца сменяется новой – Среднестоговской, которая обнаруживает явные черты сходства с Хвалынской. Это сходство проявляется в керамике, погребениях на спине с подогнутыми ногами головой на восток или северо-восток, зачастую окружённых кругом из камней с земляной или каменной насыпью (первые курганы), переходе от коллективных захоронениях к индивидуальным и т.д. По сравнению с днепро-донецкими, на среднестоговских поселениях в 2 раза больше конских костей (в среднем 54%). Отмечаются изменения и в антропологии – черепа среднестоговцев более грацильны, чем массивные днепро-донецкие, и сходны с хвалынскими. Таким образом, есть основания говорить о вторжении на Днепр племён из волжско-донского региона, по всей видимости, верхом на конях.




Женщина Среднестоговской культуры


Данное предположение полностью подтверждается генетикой ( Iain Mathieson et al. The Genomic History Of Southeastern Europe // https://www.biorxiv.org/content/early/2017/09/19/135616 ). На настоящее время исследованы останки двух мужчин Среднестоговской культуры – одного из хутора Александрия Купянского района Харьковской области, расположенного на левом берегу реки Оскол, другого из села Дереивка Кировоградской области на правом берегу Днепра (могильник, откуда происходят его останки, теперь залит водами Каменского водохранилища). У мужчины из Александрии были обнаружены мужская гаплогруппа R1a-M417 (предковая как для балтославянской линии Z282+, так и для индоиранской линии Z93+) и женская гаплогруппа H2a1a, у мужчины из Дереивки – мужская гаплогруппа R1b1a и женская гаплогруппа U4a. Показательно, что обе эти мужские гаплогруппы присутствовали уже у похороненных на несколько столетий раньше в могильнике Хвалынск II. То же касается и женских гаплогрупп – H2a1 среднестоговца из Александрии была найдена у хвалынца с R1b1, а U4a среднестоговца из Дереивки – предположительно у хвалынца с Q1a. Окончательно на вопрос о происхождении среднестоговцев отвечают аутосомные гены – у обоих из них присутствует (а у индивида с R1a – преобладает) индоевропейский «ямный» генетический компонент, отсутствовавший у более ранних охотников-собирателей Днепро-донецкой культуры. Следовательно, среднестоговцы были потомками хвалынцев.




I6561 – среднестоговец из Александрии, I4110 – среднестоговец из Дереивки
Жёлтым цветом отмечены «ямные» гены, красным – гены охотников-собирателей Днепро-донецкой культуры, зелёным – гены западных охотников-собирателей, серым – гены балканских неолитических земледельцев