November 28th, 2018

aquila

Кони и колесницы в «Авесте»




Колесница Андроновской культуры


В авестийском (древнейшем засвидетельствованном иранском языке, на котором написана «Авеста») слово «конь» звучит как aspa-, что является закономерным отражением ПИЕ *h1éḱwos. «Авеста» неоднократно говорит о конях, отмечая в первую очередь такие их качества, как быстрота, сила и красота. Некоторые иранские божества, такие как Апам Напат («Внук вод») (Арадвисур-яшт 5.72 и др.) или Солнце (Хуршед-яшт 6.1, 4, 6, 7), именуются «быстроконными» (aurvat̰.aspəm). У богини Арэдви Суры «прекрасные белые руки, более сильные, чем (ноги) коня» (srīra vā aŋhən bāzava / auruṣ̌a aspō.staoyehīš) (Арадвисур-яшт 5.7). Молящиеся обращаются к ней и к Митре с просьбами о «быстроте коней» (āsu.aspīm) (Арадвисур-яшт 5.86; Михр-яшт 10.3). Многочисленные иные примеры такого рода будут приведены далее.

Авестийское название колесницы raϑa- (как и индоарийское rátha-) восходит к одному из общеиндоевропейских названий колеса *róth2os, образованному от глагольного корня *reth2- «бежать». Наряду с ним в авестийском было ещё одно название колесницы – vāša- (< *varta-), образованное от ПИЕ глагольного корня *wert- «вертеть». Образованное от того же корня при помощи суффикса *no- название колесницы или повозки засвидетельствовано и в других иранских языках – согдийском (wrtn) и осетинском (wærdon) (< *wert-no-). В пехлевийском эти два термина отражены как rah и wardyūn. Авестийское название колеса čaxra- (как и индоарийское cakrá-/cakrám) произошло от другого общеиндоевропейского названия колеса *kʷekʷlóm (< ПИЕ *kʷel- «вертеться»).

Collapse )

В заключение коснёмся вопроса о том, что говорит о конях и колесницах самая древняя часть «Авесты» – «Гаты», авторство которых принадлежит самому пророку Заратуштре. В «Гатах» упоминаются всего 11 личных имён, из которых 6 имеют компонент с названием животного, в т.ч. 3 – со словом aspa- «конь». Первое из них (Виштаспа) принадлежит царственному покровителю Заратуштры, второе (Джамаспа) – его зятю и одному из первых последователей и третье (Хаэчатаспа) – предположительно его деду.

В биографических строках Заратуштра осуждает «негодяя», который однажды отказался приютить пророка, прибывшего к нему зимою с двумя своими замёрзшими «ездовыми животными» (vāzā) (Яшт 51.12). Слово vāzā, встречающееся в «Авесте» всего лишь один раз, по всей видимости, является формой двойственного числа от vāza- «ездовое животное» (ср. индоар. vāhana- с тем же значением). К сожалению, из этого упоминания невозможно понять, путешествовал ли Заратуштра на запряжённой быками повозке или же на запряжённой конями колеснице.

В Гате, воспевающей Ахуру как творца мира, пророк задаёт ему риторический вопрос о том, кто ветру и облакам «впряг двух быстрых [коней]» (yaogət̰ āsū) (Яшт 44.4), предполагающий, что ветер и облака передвигаются на колесницах.

Самого себя Заратуштра называет «пророком, который возвышает свой голос» (mąϑrā vāčəm baraitī), и просит у Творца сделать его «колесничным возницей языка» (hizvō raiϑīm), чтобы он мог «запрячь быстрейших скакунов» (yaoǰā zəvīštyə̄ṇg aurvatō), которые бы завоевали «победами широкую похвалу» (ǰayāiš pərəϑūš vahmahyā) (Яшт 50.6-7). В другой Гате он обращается к Ахуре с вопросом: «как выиграю ту награду – десять кобылиц с жеребцом и верблюда?» (tat̰ mīždəm hanānī / dasā aspå arṣ̌nawaitīš uštrəmčā) (Яшт 44.18). Наконец, говоря о конце времён, когда Ложь будет сокрушена, Заратуштра обещает, что «быстрейшие [кони] будут впряжены» (asištā yaoǰaṇtē) для поездки к благим обителям (т.е. в рай) и «достигнут доброй славы» (zazəṇtī vaŋhāu sravahī) (Яшт 30.10).

Хотя эти упоминания и являются краткими и отрывочными, из них всё же складывается достаточно ясная картина общества, в котором важнейшую роль играют в целом кони и колесницы и в частности колесничные гонки. Уже по этой причине невозможно отнести время жизни Заратуштры к I тыс. до н.э., когда колесницы в восточноиранском мире были уже полностью вытеснены верховой ездой на конях. Наиболее вероятным временем жизни основателя зороастризма остаётся вторая половина II тыс. до н.э., что совпадает с поздним периодом Андроновской культуры.