November 12th, 2018

aquila

От души хохотали, а потом спрашивали «За що?!»

...От души хохотал, когда сестра просила разрешить лакею жениться не на «девке», ему предназначенной, а на другой, в которую влюблён. «Федька влюблён! Поэтическая натура!» – закатываясь от смеха, повторял отец. Это невероятное событие так ему пришлось по сердцу, благодаря его нелепости, что разрешение было дано, Федька под венец был отправлен в карете самого отца.
Одна из камеристок была отцом подарена моей тётке, материной сестре. Но сын этой горничной – и десятилетний Васька, которого отец жаловал, был оставлен у нас. Некоторое время спустя тётка упросила отца взять дарёную женщину обратно, мотивируя просьбу тем, что мать горюет о сыне. Отец призадумался. «Кто бы мог это подумать». И мальчика отдал матери.
Из воспоминаний Врангеля-старшего
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1489235901221095&id=100004040993735
aquila

Шотландия вводит обязательную пропаганду гомосексуализма в школе


Scotland will become the first country in the world to embed the teaching of lesbian, gay, bisexual, transgender and intersex rights in the school curriculum, in what campaigners have described as a historic moment.

State schools will be required to teach pupils about the history of LGBTI equalities and movements, as well as tackling homophobia and transphobia and exploring LGBTI identity, after ministers accepted in full the recommendations of a working group led by the Time for Inclusive Education (TIE) campaign. There will be no exemptions or opt-outs to the policy, which will embed LGBTI inclusive education across the curriculum and across subjects and which the Scottish government believes is a world first.

The deputy first minister, John Swinney, said: “Scotland is already considered one of the most progressive countries in Europe for LGBTI equality. I am delighted to announce we will be the first country in the world to have LGBTI-inclusive education embedded within the curriculum.

In 2016, the former Scottish Labour leader Kezia Dugdale described the country as having “the gayest parliament in the world”: at the time four of Scotland’s six party leaders (Dugdale, the Conservatives’ Ruth Davidson, Ukip’s David Coburn and the Greens’ Patrick Harvie) identified as lesbian, gay or bisexual.

The Guardian



В ближайшее время то же самое будет во всех странах западной негро-кельто-германской гомо-иудео-христианской цивилизации.
aquila

Благочестивый царь Ахав и благочестивая царица Иезавель





Перечисляя предосудительные деяния израильского царя Ахава (ок. 870-850 гг. до н.э.), девтерономический историк, в частности, заявляет: «Он взял себе в жену Иезавель, дочь Ефваала, царя Сидонского, и стал служить Ваалу и поклоняться ему. И поставил он Ваалу жертвенник в храме Ваала (bet habba‘al), который построил в Самарии. И сделал Ахав ашеру (ha’ašera)…» (3 Цар. 16, 31-33). В данном отрывке вызывает удивление то, что его автор осуждает сооружение Ахавом жертвенника Ваалу, упоминая построенный им же храм Ваала лишь как место сооружения жертвенника, хотя основным грехом должно бы было быть как раз строительство храма. Кроме того, двойное повторение имени Ваала применительно к жертвеннику и храму выглядит избыточным и предполагает неловкую редакторскую правку.

Данное предположение подтверждается текстом Септуагинты (и следующего ей церковнославянского перевода), в котором построенный Ахавом храм Ваалу не приписывается: «И постави требище Ваалу въ дому мерзостей его, егоже созда въ Самарiи» (καὶ ἔστησε θυσιαστήριον τῷ Βάαλ ἐν οἴκῳ τῶν προσοχθισμάτων αὐτοῦ, ὃν ᾠκοδόμησεν ἐν Σαμαρείᾳ). Судя по всему, в еврейском оригинале Септуагинты присутствовало слово šiqquṣim «мерзости» (šiqquṣ переводится Септуагинтой как προσόχθισμα в Втор. 7, 26 и 4 Цар. 23, 13, 24). Автор или авторы данной версии не могли заменить имя Ваала на слово «мерзости» из благочестивых соображений, поскольку несколькими словами раньше в этом же отрывке это имя их не смутило.

Судя по тому, что вариант Септуагинты не приписывает построенный Ахавом храм Ваалу, а масоретский вариант его не осуждает, этот храм должен был принадлежать другому богу, и таким богом мог быть только Яхве. В пользу данной точки зрения свидетельствует ряд исторических фактов. Прежде всего, это данные ономастики. Никто из царей Израиля вплоть до Ахава не носил имён с компонентом «Яхве». Ахав же и Иезавель всем своим трём детям дали яхвистские имена – Охозия («Укрепил Яхве»), Иорам («Яхве высок») и Гофолия (значение первого компонента не ясно). Подобное наречение царских детей означало официальное провозглашение Яхве национальным богом Израиля, что должно было сопровождаться строительством храма этого бога в израильской столице Самарии.

Временем вскоре после смерти Ахава датируется самое раннее внебиблейское упоминание Яхве в качестве израильского бога в надписи моавитского царя Меши (ок. сер. IX в. до н.э.). Меша сообщает, что в правление царя Израиля Омри (Амврия) и его сына (т.е. Ахава) израильтяне угнетали Моав, но затем моавитянам удалось освободиться. В ходе войны Меша захватил израильский город Нево и взял оттуда «сосуды Яхве» ([k]ly yhwh), которые он пронёс перед лицом моавитского бога Кемоша. Отсюда следует, что в Нево находилось святилище Яхве. Храм Яхве в Самарии, построенный Ахавом, предполагает упоминание о «Яхве Самарийском и его Ашере» (lyhwh šmrn wl’šrth) в надписи из Кунтиллет-Аджруд (нач. VIII в. до н.э.) – ср. указание «и сделал Ахав ашеру» после упоминания о построенном в Самарии храме в 3 Цар. 16, 32-33.

Изначально Яхве, принесённый племенем Леви из Мадиама, был чуждым богом для племён, входивших в ханаанское объединение Израиль. В определённом смысле он выступал прямой противоположностью Ваала, являвшегося главным божеством этого объединения. Эпифанией Яхве была несущая смерть песчаная буря из восточной пустыни, эпифанией Ваала – несущая жизнь гроза с западного моря. Успешная аккультурация Яхве в Израиле состоялась за счёт его более или менее полного отождествления с ханаанским Богом грозы, в результате чего большая часть черт, которые приписывает Яхве Еврейская Библия, напрямую заимствованы им от Ваала.

В частности, первоначальное ядро библейской Псалтири (Псалмы 17, 28, 35, 47, 64, 67, 73, 76, 88, 92, 96, 103 и др.) составляют гимны в честь Ваала, приспособленные для культа Яхве путём определённых правок, а иногда и простой замены имени Ваала на имя Яхве. Это ядро (позднее, уже после его заимствования из Самарии в Иерусалим, разраставшееся и изменявшееся в течение нескольких столетий) было составлено, по всей видимости, именно во времена Ахава и Иезавели, о чём дополнительно свидетельствует тот факт, что в него входит свадебный гимн этой израильской царской четы (Псалом 44).

Таким образом, демонизированным позднейшими яхвистами Ахаву и Иезавели принадлежит на самом деле основная заслуга в утверждении Яхве в качестве национального бога Израиля.