August 21st, 2018

aquila

Когда цареубийство – у того, у кого надо цареубийство





11 июня (29 мая по старому стилю) 1903 г. в столице Сербии Белграде произошёл государственный переворот, в ходе которого группа заговорщиков убила сербского короля Александра Обреновича, его супругу королеву Драгу, братьев Драги Николая и Никодима, премьер-министра, военного министра и ряд верных королю офицеров. Голые изрубленные тела короля и королевы были выброшены из окна в дворцовый сад на кучи навоза, где провалялись несколько дней.

Русский журналист В.Н. Теплов сообщал подробности этих событий: «Сербы покрыли себя не только позором цареубийства (что уже само по себе не допускает двух мнений!), но и своим поистине зверским образом действий по отношению к трупам убитой ими Королевской Четы. После того как Александр и Драга упали, убийцы продолжали стрелять в них и рубить их трупы саблями: они поразили Короля шестью выстрелами из револьвера и 40 ударами сабли, а Королеву 63 ударами сабли и двумя револьверными пулями. Королева почти вся была изрублена, грудь отрезана, живот вскрыт, щёки, руки тоже порезаны, особенно велики разрезы между пальцев, – вероятно, Королева схватилась руками за саблю, когда её убивали, что, по-видимому, опровергает мнение докторов, что она была убита сразу. Кроме того, тело её было покрыто многочисленными кровоподтеками от ударов каблуками топтавших её офицеров. О других надругательствах над трупом Драги… я предпочитаю не говорить, до такой степени они чудовищны и омерзительны. Когда убийцы натешились вдоволь над беззащитными трупами, они выбросили их через окно в дворцовый сад, причём труп Драги был совершенно обнажён» (В.А. Теплов. Сербская неурядица. СПб.: типо-лит. В.В. Комарова, 1903).

Глава Сербской Православной церкви митрополит Иннокентий одобрил убийство королевской четы: «Тысячи голосов утверждают, что сегодня, около полуночи, на востоке было видно небесное сияние, из которого показалась рука, благословляющая столицу Сербии Белград. Эта рука предсказала перемену в судьбе многострадального сербского народа». При новом короле Сербии Петре I Карагеоргиевиче участники заговора заняли высокие посты – так, его глава Драгутин Дмитриевич («Апис») стал начальником разведывательного отдела Генерального штаба Сербии.

Что характерно, Ники Голштинский признал новое правительство Сербии, пришедшее к власти путём цареубийства, и оказывал ему всевозможную поддержку, вплоть до ввержения России в мировую войну в поддержку этого самого сербского правительства (убийство эрцгерцога Франца Фердинанда было совершено организацией «Чёрная рука», созданной теми же заговорщиками во главе с Драгутином Дмитриевичем). Так что, даже с точки зрения Ники не все цареубийства были одинаково плохи. (Не говоря уже о том, что сами Гольштейны получили русский престол через кровь невинно убиенного помазанника божьего святого отрока-мученика царя-батюшки Иоганна Брауншвейг-Люнебургского.)
aquila

Вот это поворот

Снабжением армии Врангеля занимался дядя Льва Троцкого – Тимофей Львович Животовский:

Перед нами письмо начальника Разведывательной части при Особом отделении отдела генерального штаба военного управления вооруженных сил Юга России главному начальнику снабжения вооруженных сил Юга России о лицах, занимающихся спекуляцией. Приводится по сборнику документов «Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Том 1. Так начиналось изгнанье 1920-1922 гг.», М., 1998, документ № 11. Ссылка на ЦА СВР РФ ф. 30633, Т. 4, л. 2-3 об.

28 Мая 1920 года.
СЕКРЕТНО.

Главному начальнику снабжения вооруженных сил Юга России.

В настоящее время в Севастополе находится ряд лиц, поставивших себе задачею получение различного рода поставок для армии, но преследовавших, главным образом, извлечение из этих поставок средств для личного обогащения.
Имеющиеся в моем распоряжении ниже приводимые сведения о личности и предыдущей деятельности некоторых из видных деятелей в области казенных подрядов и поставок сообщаю Вам:
Тимофей Леонтьевич (Львович) Животовский. До 1914 года (до войны) занимался всякими комиссионными и маклерскими делами: продажей имений, заводов, угля и пр., и имел состояние, не превышающее 200-300 тысяч рублей, нуждаясь часто в деньгах и платя за них огромные [проценты]. Имел в Екатеринаславе небольшой лесопильный завод, небольшой пивоваренный и др[угие] недвижимости и ровно ничего собою не представлял. Жил скупо и скромно и всегда заискивал перед всеми, добиваясь расположения.
Сначала войны дела его начали поправляться, так как по возвращении с Дальнего Востока его брата Абрама им удалось получить огромные поставки на армию. По-видимому, Тимофей не очень был заинтересован в этом деле, потому что в конторе Абрама он почти не бывал. Затем постепенно он купил акции тех предприятий, хозяином которых был его брат Абрам (т.е. имел контрольные пакеты), а именно: Тульское чугунно-литейное акц[ионерное] общество, Дебальцевский завод, завод Лангезиппена (Петрографа), завод Гантке в Екатеринославе, Новосильпевский рудник и др[угие]. Устроивши (смаклеровавши) покупку Гантке, он вошел в это общество членом правления. Продолжение

Похоже, в «Беге» картина приглажена, судя по этому документу, на самом деле положение было ещё адовей.

Упомянутый другой дядя Льва Давидовича – Абрам Львович Животовский – поучаствовал ещё и в безобразовской афере в Корее, которая принесла нам войну с Японией, а Абраму Львовичу – капитал:

Абрам Львович Животовский (родной дядя Л.Д. Троцкого) начинал свою бурную карьеру шулером в московском купеческом клубе. После 1898 г. он уехал на Дальний Восток. Участие в безобразовском предприятии позволило ему сколотить капитал. И в дальнейшем его коммерческие операции были часто связаны с восточной окраиной России: А.Л. Животовский принимал участие в строительстве Амурской железной дороги, в годы Первой мировой войны являлся контрагентом Главного артиллерийского управления и занимался поставками продовольствия из Китая через Владивосток в Европу. Контрразведка подозревала его в сотрудничестве с немцами, но убедительных свидетельств не нашла.

Это к вопросу о «русской антисемитской России» при царе и белых и «еврейской Совдепии».