July 15th, 2016

aquila

Иерусалимский храм как сад Эдена

Повествование о происхождении человечества в Быт. 3-4 употребляет имя «Ева» всего два раза – в первый раз, когда говорит о том, что она стала «матерью всех живущих» (Быт. 3, 20), и во второй, когда рассказывает о рождении ею Каина (Быт. 4, 1). Во всех остальных случаях, в том числе в рассказе о её сотворении, супруга Адама именуется просто «женщиной» (’išša). У нас есть основания полагать, что одним из источников Быт. 3-4 послужил западносемитский миф о происхождении первочеловека от богов и за образом Евы скрывается ханаанейская богиня-мать Ашера.

Быт. 3, 20 объясняет имя Евы (ḥawwah) тем, что она «стала матерью всех живущих (ḥay)». Однако слово ḥay произведено от корня ḥyh, а слово ḥawwah – от корня ḥwy, который отсутствовал в библейском еврейском языке, зато имелся в угаритском и финикийском. Из этого можно заключить, что имя Евы (ḥwh) попало в Быт. 3-4 из какого-то древнего традиционного источника. Надпись на финикийском языке III в. до н.э., найденная на некрополе Карфагена (KAI 89.1), открывается перечислением эпитетов не называемой по имени богини «Госпожа, Жизнь, Богиня, Царица» (rbt ḥwt ’lt mlkt). Поскольку остальные три слова являются устойчивыми эпитетами ханаанейской богини-матери, т.е. Ашеры, мы можем предположить, что им же является и слово «Жизнь». Финикийское ḥwt точно соответствует еврейскому ḥwh, откуда можно заключить, что имя Ева является эпитетом Ашеры.
Collapse )
Сопоставив сообщение о том, что Яхве «поставил… керувов…, чтобы охранять путь к дереву жизни» (Быт. 3, 24), с описаниями изображений керувов по сторонам от пальмы в Иерусалимском храме, можно сделать вывод, что деревом жизни в саду Эдена была именно финиковая пальма. Что касается дерева познания добра и зла, то им, по всей видимости, была смоква (она же фиговое дерево или инжир, евр. tə’ena), т.к. после того, как Адам и Ева отведали его плодов, они «сшили смоковные листья и сделали себе опоясания» (Быт. 3, 7).

Судя по вышеприведённым описаниям убранства допленного Иерусалимского храма, он осознавался его современниками как символическое воспроизведение сада Эдена, где среди священных деревьев обитает божественная чета Яхве (отождествлённого с Элом) и Ашеры. Помимо финиковых пальм в виде изображений и живых деревьев Ашеру как дерево жизни мог представлять её «истукан» (pesel), об установке которого в Иерусалимском храме царём Манассией сообщает девтерономический источник: «и поставил истукан Ашеры, который сделал, в храме…» (4 Цар. 21, 7). Другим символом ханаанейской богини-матери была змея (присутствующая в рассказе о саде Эдена). По-видимому, «медный змей», которому «кадили сыны Израилевы» (4 Цар. 18, 4), находился также в Иерусалимском храме.

Одна из четырёх рек, вытекавших из сада Эдена, называлась Гихон (Быт. 2, 13). Так же назывался источник в Иерусалиме, у которого помазывались на царство иудейские цари (3 Цар. 1, 33-34). По всей видимости, обряд венчания правителя Иудеи на царство представлял собой его символическое рождение в саду Эдена от Яхве и Ашеры.

Collapse )