December 24th, 2015

aquila

Природа божества в Еврейской Библии

Греческое философское представление о бестелесности и невидимости божества чуждо Еврейской Библии. В ЕБ бог никогда не называется невидимым, более того – в библейском еврейском языке вообще отсутствует слово «невидимый». Бог ЕБ – это телесное человекообразное существо, которое видимо, хотя существуют важные ограничения для его видимости людьми. Вопрос «можно ли видеть бога?» в ЕБ ставится только в смысле «дозволено ли?», но не в смысле «возможно ли в силу его природы?». ЕБ отличает природу бога от природы человека, ср.: «Египтяне – люди (’adam), а не бог (’el); и кони их – плоть (baśar), а не дух (ruaḥ)» (Ис. 31, 3), но божественная природа не менее осязаема, чем человеческая.

Представление ЕБ о природе Яхве полностью соответствует месопотамским представлениям о природе богов. Месопотамских богов окружает ослепительный нимб (шум. me-lam > акк. melammum), который приводит созерцающих его людей в состояние смертельного ужаса (шум. ni, акк. pulḫum), поэтому при встрече с ними боги скрывают свой подлинный вид в тумане или облаке или принимают образ человека. Точным соответствием шумерскому me-lam является еврейское kaḇod – огненно-световой ореол, окружающий собственный образ (təmuna) Яхве. Это слово, образованное от глагольного корня kbd с первичным значением «быть тяжёлым», начиная с Септуагинты традиционно переводится на европейские языки как «слава».

Книга пророка Иезекииля содержит наиболее подробное и красочное в ЕБ описание «славы» Яхве, внутри которой Иезекииль видит образ человека (’adam или ’iš): «И я видел, и вот, грозовой ветер шёл от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из средины его как бы цвет янтаря из средины огня; и из средины его подобие (demut) четырёх животных» (Иез. 1, 4-5); «А над твердью, которая над головами их, как бы вид (mar’e) камня сапфира, подобие (demut) престола; а над подобием (demut) престола – подобие (demut) как бы вида (mar’e) человека (’adam) вверху на нём. И видел я как бы цвет янтаря, как бы вид (mar’e) огня вокруг него; от вида (mar’e) чресл его и выше и от вида (mar’e) чресл его и ниже я видел как бы вид (mar’e) огня, и сияние вокруг него. Как вид (mar’e) радуги, что бывает на облаке в дождливый день, таким был вид (mar’e) сияния кругом. Таким был вид (mar’e) подобия (demut) славы (kaḇod) Яхве» (Иез. 1, 26-28; 2, 1).

Collapse )

Моисей общается с Яхве настолько тесно, что на лице у него появляется отблеск божественной «славы». Это явление описывается при помощи слова qrn, которое во всех других случаях используется в ЕБ как существительное qeren со значением «рог», в данном же случае огласовано масоретами как глагол qaran. Текст явно неисправен, но его можно понять так, что после общения с Яхве на голове у Моисея появляются сияющие рога: «Когда сходил Моисей с горы Синая, … от лица его – сияющие рога (qaran ‘or panaw), потому что [Яхве] говорил с ним. И увидел Моисея Аарон и все сыны Израилевы, и вот, от лица его – сияющие рога, и боялись подойти к нему… И видели сыны Израилевы лицо Моисеево, что от лица Моисеева – сияющие рога» (Исх. 34, 29-30, 35). Отблеск божественной «славы» на Моисее в виде рогов может быть наследием древнего представления о Яхве-Эле в образе быка, ср.: «Бог (’el), который вывел их из Египта, как рога быка (rə(’)em) у него» (Числ. 23, 22; то же: Числ. 24, 8); «От рогов (qarnim) быков (remim) ты ответил мне» (Пс. 21, 22) и т.д.

Collapse )

В иных случаях Яхве во время своего явления может описываться просто как человек. Наиболее известный пример такого рода представляет явление Яхве Аврааму у вещих дубов Ашеры в Хевроне: «И явился ему Яхве у дубов Мамре… Он возвёл очи свои и взглянул, и вот, три мужа (’anašim – мн.ч. от слова ’iš – человек) стоят против него» (Быт. 18, 1-2). «Людьми» в этом рассказе именуются как все трое гостей Авраама, включая Яхве, так и отдельно двое его спутников: «И обратились мужи (’anašim) оттуда и пошли в Содом; Авраам же ещё стоял пред лицом Яхве» (Быт. 18, 22). Кроме того, двое спутников Яхве именуются отдельно от него «посланцами»: «И пришли те два посланца (mal’aḵim) в Содом» (Быт. 19, 1), а также «истребителями»: «Мы истребители (mašḥitim) места сего, потому что… Яхве послал нас истребить его (le-šaḥatah)» (Быт. 19, 13).

«Истребителями» в Ханаане железного века именовались участники особых воинских отрядов, задачей которых было нанесение урона гражданскому населению противника. В таком смысле это слово используется при описании войн Израиля с филистимлянами: «И вышли истребители (ha-mašḥit) (цсл. губящие) из стана филистимского тремя отрядами» (1 Цар. 13, 17); «И произошёл ужас в стане на поле и во всём народе; передовые отряды и истребители (ha-mašḥit) тоже пришли в трепет» (1 Цар. 14, 15). Яхве Воинств назначает «истребителями» младших божеств из состава своих воинств, когда посылает их для наказания провинившихся: «И послал бог (ha-’elohim) посланца (mal’aḵ) в Иерусалим, чтобы истреблять его (le-hašḥitah). И когда он начал истреблять (hašḥit), увидел Яхве и пожалел о зле, и сказал посланцу-истребителю (ha-mašḥit): довольно! теперь опусти руку твою» (1 Пар. 21, 15).

Таким образом, в Хевроне Яхве явился Аврааму в сопровождении двух подчинённых ему божеств-истребителей, причём все трое имели при этом настолько человеческий облик, что «они ели» (Быт. 18, 8) предложенное им Авраамом угощение. В числе других случаев принятия Яхве на себя человеческого облика можно упомянуть явления Агари (Быт. 16, 7-14), Иакову (Быт. 32, 24-30) и Маною (Суд. 13, 9-23). Что касается описанного в Исх. 3, 2-6 призвания Моисея, то оно, по всей видимости, сочетает два вида явления божества – в огне и в человеческом облике «посланца Яхве».