June 5th, 2015

aquila

Печать царицы Иезавели





Печать из опала длиной 31 мм, была куплена на антикварном рынке в 1960-х гг. и подарена Израильскому музею в Иерусалиме, где выставлена в настоящее время. На печати имеются 4 буквы палеоеврейского алфавита – йод, зайин, бет и ламед, представляющие последние 4 из 5 букв имени знаменитой Иезавели – дочери сидонского царя Этбаала и супруги израильского царя Ахава (1-я половина IX в. до х.э.). Недостающая первая буква алеф (как и ламед предлога le, означающего принадлежность) могли находиться в ныне повреждённой верхней части.

Печать украшена египетскими символами (женской) царской власти. Наверху – сфинкс с львиным телом, женской головой и короной Изиды-Хатхор, перед ним анх – символ жизни, ниже крылатый диск, под ним – символизирующий царскую власть сокол между двумя змеями-уреями, в самом низу – лотос. Сочетание надписи с изображениями позволяет сделать вывод, что печать действительно принадлежала израильской царице Иезавели, прославившейся своей преданностью культу ханаанейского б-га Баала и борьбой против сторонников культа Яхве – пророков Илии и Елисея.

Collapse )
aquila

Печати царя Езекии

Известны две разновидности печатей иудейского царя Езекии (конец VIII – начало VII в. до х.э.), отличающиеся изображениями на них. На одной представлен солнечный диск, на другой – скарабей.





Collapse )

С политической точки зрения египетская символика на печатях Езекии вполне объяснима – он изменил договору о вассалитете, заключенному его отцом Ахазом с Ассирией после уничтожения Саргоном II в 722 г. Израильского царства, и признал себя вместо этого вассалом Египта, что в конечном счёте привело к катастрофическому разгрому Иудейского царства ассирийцами в 701 г.

Гораздо труднее совместить присутствие изображений египетских б-жеств на печатях Езекии с утверждением девтерономических историков о том, что он провёл решительную монотеистическую антииконическую реформу (4 Цар. 18, 3-7). Судя по наличному изобразительному материалу, религиозная реформа Езекии, если она действительно имела место, ограничивалась какой-то централизацией культа в рамках общей политики государственной централизации, проводившейся этим царём, но не затрагивала основ традиционного иудейского многоб-жия, открытого к внешним религиозным влияниям.