November 13th, 2013

aquila

Ещё раз о «Касимовском ханстве»

В связи с пожалованием Василием II около 1452 г. Городца Мещёрского служилому татарскому царевичу Касиму можно услышать обвинения московского великого князя в том, что он де передал под власть татар русское население Мещёры. Как я недавно указывал, «Касимовское ханство» было чисто виртуальным образованием, власть его правителей распространялась лишь на татар их дворов, они не имели никакой власти над русским населением Мещёры – напротив, сами находились под управлением русских воевод и приставов. Да и было ли вообще в XV в. русское население в мещёрских землях?

Как известно, Мещёра была в 1392 г. куплена московским великим князем Василием I у хана Тохтамыша одновременно с приобретением ярлыков на Нижний Новгород, Муром и Тарусу: «Ходи… князь Василеи в орду къ царю, и онъ ему далъ Новгородчкое княжение Нижняго Новагорода, Моуромъ, Мещеру, Торусоу» (Новгородская IV летопись. ПСРЛ. Т. 4, ч. 1. С. 373). Если Нижний, Муром и Таруса были русскими княжествами, то Мещёра до этого входила в качестве улуса непосредственно в состав Орды. Пойти на её продажу Тохтамыша должна была заставить отчаянная потребность в средствах для продолжения войны с Тимуром, от которого он за год до этого понёс тяжёлое поражение на Кундурче.

О том, каким был национальный состав населения Мещёры в XV в., можно узнать из докончания великого князя Ивана Васильевича Московского с великим князем Иваном Васильевичем Рязанским, заключённого 9 июня 1483 г.: «А ясачных людеи от царевичя от Даньяра, или кто будет на том месте иныи царевич, и от их князеи тобе, великому князю Ивану, и твоим бояром, и твоим людем не приимати. А которые люди вышли на Резань от царевичя и от его князеи после живота деда твоего, великого князя Ивана Федоровича, бесерменин, или моръдвин, или мачяринъ, чёрные люди, которые ясакъ царевичю дают, и тебе, великому князю Ивану, и твоим бояром тех людеи отпустити добровольно на их места, где кто жил» (Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.-Л., 1950. C. 284).

Из вышеприведённого текста следует, что подвластное касимовским ханам население Мещёры состояло из мусульман («бесермен») и языческой мордвы и мещёры. Подобного же мнения придерживались Б.Д. Греков и А.Ю. Якубовский при обсуждении возникновения Касимовского ханства: «Местность вокруг Мещёрского городка была заселена, главным образом, мордвой и мещёрой, племенами отсталыми, пребывающими в большинстве своем в язычестве, частично исповедующими ислам» (Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и её падение. М., 1998. C. 305). Невероятно, чтобы мусульманское население (ясачные чёрные люди) появилось в Мещёре после её перехода под русскую власть, оно должно было там иметься уже на момент покупки Мещёры Василием I.

Таким образом, при внимательном рассмотрении истории «Касимовского ханства» мы обнаруживаем не передачу русским правителем русского населения татарам, а прямо противоположное – передачу татарским правителем татарского населения русским. Т.е. в 1392 г. «Султан правосудный Поборник веры Махмуд Тохтамыш хан» (как он именуется на своих монетах) продал часть земель «дар ас-саляма» вместе с её мусульманским населением правителю-«кяфиру».
aquila

Немаловажное уточнение


С 1649 по 1861 год крепостных можно было законно покупать, продавать и закладывать, пусть в большинстве случаев не поодиночке, а семьями.
Александр Эткинд. Внутренняя колонизация. Имперский опыт России. М., 2013. С. 196

Александр Эткинд пытается нас уверить, что Уложение 1649 года разрешило покупку и продажу крепостных крестьян. На самом деле оно лишь прикрепило крестьян к земле, но не к личности помещика. Помещики не могли покупать, продавать и закладывать даже свои поместья, не говоря уже о крестьянах. Не только крестьян, но и холопов христианского вероисповедания нельзя было покупать, продавать и закладывать. Христианин мог стать холопом только по собственному желанию, и передать его другому человеку можно было только по наследству. Единственной категорией зависимых людей, которых можно было покупать, продавать и закладывать по Уложению 1649 года, были холопы-инородцы нехристианского вероисповедания.

СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 ГОДА
ГЛАВА ХХ. СУД О ХОЛОПЕХ

74. А которые люди в Холопье приказе положат купчие на татар, и бьют челом, чтобы те купчие в Холопье приказе записати в книги, а татарове, на кого имянем те купчие писаны, тех купчих не лживят, и те купчие в книги записати. А будет в тех купчих учинится какой спор, и те купчие записывати, по сыску, будет доведется, а будет по сыску те купчие нарядные, или писаны за очи, и тех купчих в Холопье приказе в книги не записывати, а чинити по них указ, до чего доведется.
С. 222
[Статья 74 регламентирует порядок регистрации купчих в Холопьем приказе на купленных людей. Такая регистрация была обязательной. Ставились условия, чтобы сами татары купчие не оспаривали и чтобы они не были подложными (нарядные), т.е. составленными без ведома (за очи) объекта сделки. Положение купленных людей было юридически однородным с положением старинных холопов. Но у них было существенное отличие – это была возобновляемая категория. Под понятием «татары» понимались все народности Сибири, Поволжья и даже Дона, исповедовавшие ислам.]

97. А которые люди купленых татар крестят, и тех новокрещеных людей учнут продавати и приводити к записке, и на таких новокрещеных людей в Холопье приказе никому служилых кабал не давати, и от тех людей, кто их к записке приведет, свободить потому, что по государеву указу крещеных людей никому продавати не велено.
[В статье повторяется запрет продажи принявших православие (крещеных) купленных людей (собирательный термин – татары). Купчими грамотами оформлялось похолопление только неправославных людей, а холопская зависимость православных по Уложению могла быть оформлена только служилой кабалой, но последняя оформлялась лишь при согласии лица, дающего на себя кабалу, а не путем насильственного привода в приказ.]

98. А будет которые люди учнут купленых своих людей татарскаго полону кому поступатися по добродетели безденежно, и даные на них учнут давати, и те люди, которым те купленые люди будут даны, с теми даными приведут их для записки в Холопей приказ, и в Холопье приказе тех даных людей, и на них даные в книги записывати.
99. А будет кто приведет к записке татар по купчим, или по даным, а скажет, что те татаровя куплены на Дону, или в городех, или кто возмет сам полоном, и тех татар полоненых по купчим и по даным по тому же в книги записывати.
[Статьи связаны со ст. 74. Пленные татары подлежат регистрации в Холопьем приказе. Регистрируются также акты дарения и купли-продажи таких татар.]

100. А которые купленые люди татаровя новокрещеные останутся после кого умершего, а духовных после умерших не останется, или духовные и останутся, да тех новокрещенов в тех духовных никому в надел будет не написано, а как они куплены, и в купчих про них того будет не написано же, что их тот, после кого они останутся, купил себе и жене своей и детем, а жены или дети тех умерших на волю их не отпустят для того, что они их купленые люди, а те купленые люди учнут бити челом государю о них о свободе потому, что они им в духовных и в купчих не написаны, и тем купленым людем по смерти тех людей, кто их купит, быти у жон их и у детей потому, что многие люди таких людей покупают до женидбы своей, а которые люди таких людей покупают и женяся, и они тех своих купленых людей в купчих пишут себе, а того не повелося, что таких купленых людей в купчих писати себе и жене своей и детем.
[В отличие от акта перепродажи купленных людей, принявших православие (см. ст. 97), право наследования не знало ограничений, связанных как с принятием православия, так и с отсутствием упоминания жены и детей холоповладельцев в купчей.]
С. 225-226

117. Да в прошлом во 132-м году послан указ блаженныя памяти великаго государя царя и великого князя Михаила Феодоровича всеа Русии в Сибирь, да в Астрахань, татар и татарченков мужеского и женского полу всяким людем покупати и даром ни у кого имати и крестити, и на Русь ни с кем высылати не велено. А ныне государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии указал таких татар и татарченков в Астрахани и в Сибири покупати всяким людем попрежнему, опричь воевод и всяких приказных людей, которые воеводы и всякие приказные люди у государевых дел будут в Сибири и в Астрахани. И будет таких купленых татар кто приведет к кабалной записке, или по купчей, или по даной, и тех купленых татар записывати в книги в рожей и в приметы, и с книг давати тем людем, кто их к записке приведет, выписи за дьячьею рукою.
118. А будет кто в Астрахани и в Сибири татар и татарченков учнет у кого красти или отъимати силно, и тем людем за то по сыску чинити жестокое наказание, и тех татар и татарченков, которых они украдут, или отъимут силно, взяв у них будет они не крещены, отдати тем людем, у кого они их украдут или отъимут. А будет они тех татар и татарченков крестят, и на них за тех татар и за тех татарченков доправити против тамошния продажи болшую цену, и отдати тем людем, у кого они тех татар и татарченков украдут, или отъимут, а тем новокрещеным татаром быти у них.
С. 229-230
[Статьи отменяют прежний запрет по Указу 1623-1624 гг. покупать людей из нерусского населения Сибири и Астрахани, именуемого общим этническим понятием татары. Однако в соответствии со ст. 58 покупка представителей местного населения воеводами и приказными людьми запрещалась с целью ограничить возможный произвол. Купленные, завещанные, переданные татары подлежали регистрации у властей с обозначением примет. Похищение, насильственный захват татар преследовались и влекли жестокое наказание. Однако закон открывал в данном случае лазейку: похищенные крещеные татары оставались у похитителя, но он должен был уплатить за них тем, у кого они похищены, цену больше обычной.]

Российское законодательство Х-ХХ веков. Том 3. М., 1985

Это к тому, что нужно очень осторожно подходить к рассуждениям о внутреннем колониализме в России, особенно когда они исходят от наших расовых врагов.