November 7th, 2013

aquila

Об основах

Если пытаться определить самую глубинную разницу между ариохристианской и иудеомусульманской цивилизациями, то она будет заключаться в том, что для ариохристиан Бог – это Добро, а для иудеомусульман – Сила. Отсюда неизбежно следует моральный дуализм ариохристиан и моральный монизм иудеомусульман. Для ариохристиан так же невозможно признать Бога источником зла, как для иудеомусульман невозможно не признать его источником любой силы, в том числе и злой. Поэтому ариохристианин никогда не примет исходящее из собственных уст Яхве прямое заявление о том, что он – בּוֹרֵא רָע (Творец Зла) (Ис. 45, 7), а приложит все усилия, чтобы истолковать его в противоположном смысле.
aquila

Тора о начале призывания имени Яхве

ИМЯ ЯХВЕ СТАЛО ИЗВЕСТНО ТОЛЬКО ПРИ МОИСЕЕ

Являлся я Аврааму, Исааку и Иакову с именем Эл Шаддай, а с именем моим Яхве не открылся им.
(Исх. 6, 3)
וָאֵרָא, אֶל-אַבְרָהָם אֶל-יִצְחָק וְאֶל-יַעֲקֹב--בְּאֵל שַׁדָּי; וּשְׁמִי יְהוָה, לֹא נוֹדַעְתִּי לָהֶם.




ИМЯ ЯХВЕ БЫЛО ИЗВЕСТНО УЖЕ АВРААМУ, ИСААКУ И ИАКОВУ

Но Аврам сказал царю Содомскому: поднимаю руку мою к Яхве Элу Эльону, владыке неба и земли.
(Быт. 14, 22)
וַיֹּאמֶר אַבְרָם, אֶל-מֶלֶךְ סְדֹם: הֲרִמֹתִי יָדִי אֶל-יְהוָה אֵל עֶלְיוֹן, קֹנֵה שָׁמַיִם וָאָרֶץ.

Аврам сказал: господин мой Яхве! что ты дашь мне?
(Быт. 15, 2)
וַיֹּאמֶר אַבְרָם, אֲדֹנָי יְהוִה מַה-תִּתֶּן-לִי

И насадил Авраам при Вирсавии рощу и призвал там имя Яхве, бога вечного (EL OLAM).
(Быт. 21, 33)
וַיִּטַּע אֶשֶׁל, בִּבְאֵר שָׁבַע; וַיִּקְרָא-שָׁם--בְּשֵׁם יְהוָה, אֵל עוֹלָם.

И сказал Авраам рабу своему, старшему в доме его, управлявшему всем, что у него было: положи руку твою под стегно мое и клянись мне Яхве, богом (ELOHIM) неба и богом (ELOHIM) земли.
(Быт. 24, 2-3)
וַיֹּאמֶר אַבְרָהָם, אֶל-עַבְדּוֹ זְקַן בֵּיתוֹ, הַמֹּשֵׁל, בְּכָל-אֲשֶׁר-לוֹ: שִׂים-נָא יָדְךָ, תַּחַת יְרֵכִי.
וְאַשְׁבִּיעֲךָ--בַּיהוָה אֱלֹהֵי הַשָּׁמַיִם, וֵאלֹהֵי הָאָרֶץ:

И сказал Исаак сыну своему: что так скоро нашел ты, сын мой? Он сказал: потому что Яхве бог (ELOHIM) твой послал мне навстречу.
(Быт. 27, 20)
וַיֹּאמֶר יִצְחָק אֶל-בְּנוֹ, מַה-זֶּה מִהַרְתָּ לִמְצֹא בְּנִי; וַיֹּאמֶר, כִּי הִקְרָה יְהוָה אֱלֹהֶיךָ לְפָנָי.

Он подошел и поцеловал его. И ощутил Исаак запах от одежды его и благословил его и сказал: вот, запах от сына моего, как запах от поля, которое благословил Яхве.
(Быт. 27, 27)
וַיִּגַּשׁ, וַיִּשַּׁק-לוֹ, וַיָּרַח אֶת-רֵיחַ בְּגָדָיו, וַיְבָרְכֵהוּ; וַיֹּאמֶר, רְאֵה רֵיחַ בְּנִי, כְּרֵיחַ שָׂדֶה, אֲשֶׁר בֵּרְכוֹ יְהוָה.

И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, ангелы бога (ELOHIM) восходят и нисходят по ней. И вот, Яхве стоит на ней и говорит: я Яхве, бог (ELOHIM) Авраама, отца твоего, и бог (ELOHIM) Исаака.
(Быт. 28, 12-13)
וַיַּחֲלֹם, וְהִנֵּה סֻלָּם מֻצָּב אַרְצָה, וְרֹאשׁוֹ, מַגִּיעַ הַשָּׁמָיְמָה; וְהִנֵּה מַלְאֲכֵי אֱלֹהִים, עֹלִים וְיֹרְדִים בּוֹ.
וְהִנֵּה יְהוָה נִצָּב עָלָיו, וַיֹּאמַר, אֲנִי יְהוָה אֱלֹהֵי אַבְרָהָם אָבִיךָ, וֵאלֹהֵי יִצְחָק

Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Яхве присутствует на месте сем; а я не знал! И убоялся и сказал: как страшно сие место! это не иное что, как дом бога (BET-ELOHIM), это врата небесные… И нарек имя месту тому: Вефиль (BET-EL = ДОМ БОГА/ЭЛА).
(Быт. 28, 16-17, 19)
וַיִּיקַץ יַעֲקֹב, מִשְּׁנָתוֹ, וַיֹּאמֶר, אָכֵן יֵשׁ יְהוָה בַּמָּקוֹם הַזֶּה; וְאָנֹכִי, לֹא יָדָעְתִּי.
וַיִּירָא, וַיֹּאמַר, מַה-נּוֹרָא, הַמָּקוֹם הַזֶּה: אֵין זֶה, כִּי אִם-בֵּית אֱלֹהִים, וְזֶה, שַׁעַר הַשָּׁמָיִם.
וַיִּקְרָא אֶת-שֵׁם-הַמָּקוֹם הַהוּא, בֵּית-אֵל

И положил Иаков обет, сказав: если бог (ELOHIM) будет со мною и сохранит меня в пути сем, в который я иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться, и я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Яхве моим богом (ELOHIM), – то этот камень, который я поставил памятником, будет домом бога (ELOHIM); и из всего, что ты даруешь мне, я дам тебе десятую часть.
(Быт. 28, 20-22)
וַיִּדַּר יַעֲקֹב, נֶדֶר לֵאמֹר: אִם-יִהְיֶה אֱלֹהִים עִמָּדִי, וּשְׁמָרַנִי בַּדֶּרֶךְ הַזֶּה אֲשֶׁר אָנֹכִי הוֹלֵךְ, וְנָתַן-לִי לֶחֶם לֶאֱכֹל, וּבֶגֶד לִלְבֹּשׁ.
וְשַׁבְתִּי בְשָׁלוֹם, אֶל-בֵּית אָבִי; וְהָיָה יְהוָה לִי, לֵאלֹהִים
וְהָאֶבֶן הַזֹּאת, אֲשֶׁר-שַׂמְתִּי מַצֵּבָה--יִהְיֶה, בֵּית אֱלֹהִים; וְכֹל אֲשֶׁר תִּתֶּן-לִי, עַשֵּׂר אֲעַשְּׂרֶנּוּ לָךְ.

Яхве узрел, что Лия была нелюбима, и отверз утробу ее, а Рахиль была неплодна.
Лия зачала и родила сына, и нарекла ему имя: Рувим, потому что сказала она: Яхве призрел на мое бедствие; ибо теперь будет любить меня муж мой. И зачала опять и родила сына, и сказала: Яхве услышал, что я нелюбима, и дал мне и сего. И нарекла ему имя: Симеон. И зачала еще и родила сына, и сказала: теперь-то прилепится ко мне муж мой, ибо я родила ему трех сынов. От сего наречено ему имя: Левий. И еще зачала и родила сына, и сказала: теперь-то я восхвалю Яхве. Посему нарекла ему имя Иуда. И перестала рождать.
(Быт. 29, 31-35)
וַיַּרְא יְהוָה כִּי-שְׂנוּאָה לֵאָה, וַיִּפְתַּח אֶת-רַחְמָהּ; וְרָחֵל, עֲקָרָה.
וַתַּהַר לֵאָה וַתֵּלֶד בֵּן, וַתִּקְרָא שְׁמוֹ רְאוּבֵן: כִּי אָמְרָה, כִּי-רָאָה יְהוָה בְּעָנְיִי--כִּי עַתָּה, יֶאֱהָבַנִי אִישִׁי.
וַתַּהַר עוֹד, וַתֵּלֶד בֵּן, וַתֹּאמֶר כִּי-שָׁמַע יְהוָה כִּי-שְׂנוּאָה אָנֹכִי, וַיִּתֶּן-לִי גַּם-אֶת-זֶה; וַתִּקְרָא שְׁמוֹ, שִׁמְעוֹן.
וַתַּהַר עוֹד, וַתֵּלֶד בֵּן, וַתֹּאמֶר עַתָּה הַפַּעַם יִלָּוֶה אִישִׁי אֵלַי, כִּי-יָלַדְתִּי לוֹ שְׁלֹשָׁה בָנִים; עַל-כֵּן קָרָא-שְׁמוֹ, לֵוִי.
וַתַּהַר עוֹד וַתֵּלֶד בֵּן, וַתֹּאמֶר הַפַּעַם אוֹדֶה אֶת-יְהוָה--עַל-כֵּן קָרְאָה שְׁמוֹ, יְהוּדָה; וַתַּעֲמֹד, מִלֶּדֶת.

Лаван сказал: да надзирает Яхве надо мною и над тобою, когда мы скроемся друг от друга.
(Быт. 31, 49)
אָמַר, יִצֶף יְהוָה בֵּינִי וּבֵינֶךָ: כִּי נִסָּתֵר, אִישׁ מֵרֵעֵהוּ.

И сказал Иаков: бог (ELOHIM) отца моего Авраама и бог (ELOHIM) отца моего Исаака, Яхве, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и я буду благотворить тебе!
(Быт. 32, 9)
וַיֹּאמֶר, יַעֲקֹב, אֱלֹהֵי אָבִי אַבְרָהָם, וֵאלֹהֵי אָבִי יִצְחָק: יְהוָה הָאֹמֵר אֵלַי, שׁוּב לְאַרְצְךָ וּלְמוֹלַדְתְּךָ--וְאֵיטִיבָה עִמָּךְ.

И призвал Иаков сыновей своих и сказал… На помощь твою надеюсь, Яхве!
(Быт. 49, 1, 18)
וַיִּקְרָא יַעֲקֹב, אֶל-בָּנָיו; וַיֹּאמֶר
לִישׁוּעָתְךָ, קִוִּיתִי יְהוָה.




ИМЯ ЯХВЕ БЫЛО ИЗВЕСТНО УЖЕ ПРИ НОЕ

Ламех жил сто восемьдесят два года и родил сына, и нарек ему имя: Ной, сказав: он утешит нас в работе нашей и в трудах рук наших при возделывании земли, которую проклял Яхве.
(Быт. 5, 28-29)
וַיְחִי-לֶמֶךְ, שְׁתַּיִם וּשְׁמֹנִים שָׁנָה וּמְאַת שָׁנָה; וַיּוֹלֶד, בֵּן.
וַיִּקְרָא אֶת-שְׁמוֹ נֹחַ, לֵאמֹר: זֶה יְנַחֲמֵנוּ מִמַּעֲשֵׂנוּ, וּמֵעִצְּבוֹן יָדֵינוּ, מִן-הָאֲדָמָה, אֲשֶׁר אֵרְרָהּ יְהוָה.

Потом сказал [Ной]: благословен Яхве бог (ELOHIM) Симов; Ханаан же будет рабом ему; да распространит бог (ELOHIM) Иафета, и да вселится он в шатрах Симовых.
(Быт. 9, 26-27)
וַיֹּאמֶר, בָּרוּךְ יְהוָה אֱלֹהֵי שֵׁם; וִיהִי כְנַעַן, עֶבֶד לָמוֹ.
יַפְתְּ אֱלֹהִים לְיֶפֶת, וְיִשְׁכֹּן בְּאָהֳלֵי-שֵׁם




ИМЯ ЯХВЕ СТАЛО ИЗВЕСТНО ПРИ СИФЕ

У Сифа также родился сын, и он нарек ему имя: Енос; тогда начали призывать имя Яхве.
(Быт. 4, 26)
וּלְשֵׁת גַּם-הוּא יֻלַּד-בֵּן, וַיִּקְרָא אֶת-שְׁמוֹ אֱנוֹשׁ; אָז הוּחַל, לִקְרֹא בְּשֵׁם יְהוָה.




ИМЯ ЯХВЕ БЫЛО ИЗВЕСТНО УЖЕ ЕВЕ

Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Яхве.
(Быт. 4, 1)
וְהָאָדָם, יָדַע אֶת-חַוָּה אִשְׁתּוֹ; וַתַּהַר, וַתֵּלֶד אֶת-קַיִן, וַתֹּאמֶר, קָנִיתִי אִישׁ אֶת-יְהוָה.
aquila

Пржевальск

Город Пржевальск был основан в 1869 г. в Иссык-Кульской котловине в качестве опорного пункта русской власти на границе между Русским Туркестаном и Китаем. Расположенный на старой караванной дороге из Чуйской долины в Кашгарию в низовьях реки Каракол, город первоначально был назван по ней Караколом и стал административным центром Каракольского уезда. В качестве первых построек были заложены оборонительная казарма и гостиный двор, а первыми обитателями нового города стали русские военные – батальон пехоты, две сотни казаков и горная батарея.

В 1888 г. в Караколе во время своего пятого путешествия в Центральную Азию умер Н.М. Пржевальский, похороненный неподалёку от города на берегу озера Иссык-Куль. В следующем году в честь великого русского путешественника Каракол царским указом был переименован в Пржевальск. В 1894 г. на его могиле был установлен памятник в виде скалы из серого гранита, увенчанного орлом, держащим в своих когтях карту Азии. В течение нескольких десятилетий после своего основания Пржевальск оставался базой для экспедиций, которые Русское Географическое Общество, Геологический Комитет и другие организации направляли для изучения русской и зарубежной Азии.

Население Пржевальска, остававшееся в течение первых трёх десятилетий незначительным, начало быстро расти с 1890 г., когда в нём стали селиться колонисты из Поволжья, Черноземья и Малороссии. К 1897 г. в городе уже насчитывалось более 8 тысяч жителей, а к 1913 г. их количество ещё удвоилось. К тому времени в городе уже действовали 60 промышленных предприятий, имелись конный завод, метеостанция и публичная библиотека. Город считался культурным центром всего Прииссыккулья.

Пржевальск был одним из самых красивых городов Русского Туркестана. Он имел строгую прямоугольную планировку и утопал в зелени садов, поскольку каждому застройщику вменялось в обязанность посадить сад и аллею перед своим домом. Первоначально Пржевальск застраивался в основном глинобитными домами, но после разрушительного землетрясения 1887 года в городе стали строить преимущественно деревянные дома с крылечками, украшенными богатой резьбой. Это придавало городу облик среднерусской полосы. «Сам по себе Пржевальск симпатичнейший и чистенький городок», – писал один из современников.

От русского колониального Пржевальска осталось два первоклассных памятника архитектуры, оба деревянные, – церковь Троицы Живоначальной, построенная в 1894-1895 гг., и дунганская мечеть, построенная в 1910 г.

Collapse )