September 15th, 2011

aquila

Толерантной этнологии псто

Договориться о часто употребляемых с одной стороны и неоднозначных с другой понятиях этнос, раса и расизм, нация и национализм в своей беседе попытались Леонид Теодорович Яблонский – антрополог, профессор, доктор исторических наук, заведующий отделом скифо-сарматской археологии Института Археологии РАН и Юрий Михайлович Плюснин – социолог, доктор философских наук, профессор кафедры местного самоуправления, заместитель декана факультета государственного и муниципального управления ГУ-ВШЭ.




Леонид Яблонский


Л. Я: На формирование русского этноса, безусловно, оказало влияние, например, нашествие монголов.
Ю. П: Именно поэтому мы относимся к смешанной расовой группе.

Ю. П: Всё-таки очень значителен компонент финно-угорский и не менее значителен компонент татаро-монгольский.

Л. Я: В заключение я бы сказал, что средний гражданин России – не специалист в области этнологии или антропологии, и он не должен обсуждать такие вопросы – для этого есть профессионалы.

http://www.polit.ru/article/2010/02/11/nt201_jablonsky/




В общем, скоро русским запретят обсуждать этнологию и антропологию. Это можно будет только профессиАналам толерантной национальности вроде Еблонского, которые будут нам рассказывать про то, что русские – метисная помесь финно-угров с татаро-монголами.
aquila

Татарские помещики в русских землях в XVII веке

Но главное затруднение для правительства здесь заключалось в определении отношений вотчинников и помещиков к тяглым людям, сидевшим на землях, которые отдавались в поместья и вотчины, и особенно, разумеется, в том случае, когда первые были не христианского исповедания, а вторые исповедовали православную веру; тут мирские расчеты власти приходили в столкновение с православным чувством, которое не допускало, чтобы христианин служил поганому. Понятно, что это чувство должно было сильно заговорить тогда, когда стало совершаться прикрепление крестьян к земле и когда прикрепленные стали мало по малу сливаться с холопами. По крайней мере до XVII столетия законодательство не отделяет помещиков и вотчинников из инородцев не христиан от помещиков и вотчинников православной веры; права тех и других были одинаковы. Но в эпоху Уложения государственная власть увидела необходимость точнее и подробнее определить вотчинные и поместные права служилых людей из инородцев, чтобы устранить отмеченные затруднения в деле кормления поместьями и вотчинами.

41. А которые земли изстари бывали русских людей поместные земли, и много лет лежали в пусте, и в прошлых годех на тех порозжих землях поселилися татаровя и мордва по дачам по государевым грамотам, а иные по боярским грамотам, которые грамоты даваны в безъгосударное время, как стояли бояре под Москвою, а иные без дачь и живут на тех землях многия годы, и с тех земель государеву службу служат, и у них тех земель не отнимать. А впередь русских людей поместных земель татаром, а татарских земель русским людем в поместье не давати.
42. А у которых татар и у мордвы русских же людей поместныя земли, а платят они с них оброк, а впередь о тех землях будут челобитчики русския люди, и те земли у татар и у мордвы взяти, и отдать в поместье русским людям.
Соборное уложение 1649 года
(Российское законодательство Х-ХХ веков. Том 3. М., 1985. С. 171)
Государственная власть с своей точки зрения на поземельное богатство была права, устанавливая такого рода ограничения для землевладения между инородцами; считая землю своею собственностью и в том случае, когда она отдавала ее в поместье или в вотчину, она могла считать в праве назначать какие угодно условия владения ею.

В 1681 году правительство отважилось на решительную меру: отобрать совсем у некрещеных помещиков поместья и вотчины, населенные православными крестьянами «для того, что мурзы и татаровя в поместьях своих и вотчинах крестьянам чинят многие налоги и обиды и принуждают их к своей бусурманской вере и чинят осквернение». Вследствие этого приказано было сказать крестьянам таких поместий и вотчин, чтобы «они мурз и татар ни в чем не слушали и податей не платили; а буде на помещиков и вотчинников всякие угодья делали и подати платили на Великого Государя». Вместо этого, таким образом отнятого корма, некрещеные помещики и вотчинники получили от правительства обещание, что оно «испоместит их, по разсмотренью, иноверцами же, Темниковскою и Кадомскою Мордвою».

Но это распоряжение не устояло: правительство после смерти царя Феодора имело надобность в опоре; служилых инородцев во всяком случае полезно было для Софьи и ее приверженцев привлечь на свою сторону; притом занятое внутреннею борьбою, борьбою на жизнь и смерть, тогдашнее правительство, если бы и не нуждалось в этой помощи, то не имело ни времени ни средств привести закон в действие… Как бы то ни было, только через три дня после своего утверждения в звании правительницы государства, царевна Софья подписала такой указ: «по челобитью мурз и татар поместей их и вотчин быть за ними по половине, а другой половине, быть в отписных на Великих Государей». Это было 29 мая 1682 года, а 13 июля того же года правительница от имени Великих Государей «пожаловала мурз и татар поместьями и вотчинами и другою половиною по прежнему», обязав их при этом только одним условием, именно, «чтобы они мурзы и татары, видя их Великих Государей к себе милость, им Великим Государям служили, а ко крестьянам никаких налогов, а православной христианской вере тесноты не чинили»… В устранение споров и затруднений для правительства постановлено было: «те поместья и вотчины, которые по силе указа царя Феодора отняты были у некрещеных мурз и татар и отданы были русским и новокрещеным, поворачивать нельзя прежним их владельцам, хотя бы они и крестились, а велеть им приискивать из новокрещенских выморочных поместей». За тем в 1686 году было постановлено, что поместья и вотчины некрещеных мурз и татар, по смерти их, переходят к их детям и внукам; а если после них детей и родственников не останется, то справлять поместья за крещеными родственниками. В таком неопределенном положении оставался вопрос о поместьях и вотчинных правах инородцев, доколе Петр Великий не порешил его в смысле указа царя Феодора Алексеевича.

Н. Фирсов. Положение инородцев Северо-восточной России в Московском государстве. Казань, 1866. С. 108-116



Как видно, до середины XVII века нахождение татарских помещиков в русских землях терпелось, поскольку их права ограничивались получением доходов с поместий на несение военной службы и не распространялись на личности крестьян. С началом же закрепощения крестьян в середине века русское правительство принимает меры, постепенно сводящие татарское помещичье землевладение в русских землях на нет. При царе Алексее у татар изымаются оброчные земли и запрещается впредь жаловать их русскими поместьями. Царь Федор приказывает изъять у татарских служилых людей все земли, населённые православными крестьянами. После краткого отступления от этой политики при царевне Софье она окончательно претворяется в жизнь царём Петром.