February 9th, 2011

aquila

Интервью Романа Силантьева

По моим данным, около 6 тысяч славян приняли ислам за последние 20 лет. Это очень мало. Давайте для сравнения укажем численность иеговистов-славян – их сегодня за 100 тысяч. Я уж не говорю о буддистах и язычниках, у которых счет новообращенных членов идет на десятки тысяч. В этом плане ислам – полный аутсайдер.

Именно так, количество русских, переходящих в ислам, микроскопически мало. А если не учитывать блядей, которых в ислам влечёт балшой и сьлядкый чёрный хер лубов, то и того меньше. Меньше, чем даже можно бы было ожидать, исходя из среднестатистического процента сумасшедших. И шум вокруг «русских мусульман» вызван исключительно скандальностью этого явления. Ведь ничего хуже, чем переход в ислам, для русского, пожалуй, что и нет. Даже переход в иудаизм не столь гадок – уже потому, что перешедший всё равно никогда не станет полноценным иудеем, а навсегда останется для своих новых «единоверцев» гоем с придурью. И не может быть никакого «русского ислама», потому что русский и мусульманин – взаимоисключающие понятия. Русская национальная идентичность выковывалась столетиями в экзистенциальном противостоянии исламскому миру. Поэтому если вам кто-то станет рассказывать про «русский ислам», угостите его в ответ халяльной свининой. ;)
aquila

Александр Алехин: Шахфюрер Третьего Рейха



Александр Алехин, 65-летие со дня смерти которого мы отмечаем в этом году, справедливо считается шахматной легендой. Он не только единственный чемпион мира по шахматам, ушедший из жизни в этом звании, но и обладатель наиболее бурной и извилистой биографии из всех мировых шахматных знаменитостей. В связи с этим хотелось бы сказать несколько слов о событиях последнего периода его жизни, которые обычно замалчиваются или истолковываются превратно, а именно о его отношениях с гитлеровской Германией.

Родившийся в 1892 г. в московской дворянско-купеческой семье, Алехин вошёл в мировую шахматную элиту в возрасте 21 года, заняв на Петербургском турнире 1914 г. третье место после Эммануила Ласкера и Хосе Рауля Капабланки. Большевицкая революция чуть было не оборвала его карьеру на самом взлёте. Осенью 1918 г. он перебрался из советской Москвы в занятую немцами Одессу. После взятия Одессы красными в апреле 1919 г. Алехин был арестован ЧК и приговорён к расстрелу. От верной смерти его спасло только вмешательство одного из большевицких бонз, увлекавшегося шахматами. Освобождённый и вернувшийся в Москву Алехин был там в 1920 г. вторично арестован ЧК по подозрению в том, что является сотрудником деникинской контрразведки. Вновь освобождённый и решивший более не испытывать судьбу Алехин в 1921 г. при помощи своей жены, швейцарской журналистки, сумел вырваться из советской России в Латвию. Оттуда он направился в Германию, из которой через несколько месяцев перебрался во Францию, где и поселился, получив в 1925 г. французское гражданство.

Collapse )