December 4th, 2010

aquila

Русско-татарская бухгалтерия

За период 1223-1502 гг. в источниках зафиксировано более 152 вооруженных столкновений русских и ордынских войск. Из их числа русские княжества подвергались ордынским вторжениям более 100 раз. Войска княжеств Средневековой Руси вторгались на территорию Орды и ее преемников 50 раз. Среднее соотношение нападений обеих сторон, таким образом, приблизительно выглядит как два к одному (ордынские к русским). Русские княжества оказываются по преимуществу обороняющейся стороной.

Во второй половине XIII в. земли Северо-Западной Руси (прежде всего, территория Новгорода), если не считать нашествия Батыя, подвергались вторжению четырежды (дважды в 1273 г. и в 1281 и 1284 гг.). Сам Новгород избежал военных действий ордынских войск. Однако такие его пригороды, как Волок Ламский, Вологда, Торжок, Бежецкий Верх и др., включая их сельскую округу, неоднократно подвергались нападениям ордынцев вплоть до начала XV в.

Во второй половине XIII в. Переяславль Залесский подвергался разорению пять раз (в 1252, 1281, 1282, 1293 и 1294 гг.), четыре раза было разгромлено Переяславское княжество. В это время трижды подвергались разорению Муром и окрестности (в 1281, 1282 и 1293 гг.), а также Рязанское княжество. Крупнейшей после «Батыева погрома» стала «Дюденева рать» 1293 г., когда было захвачено и разорено 14 городов – Суздаль, Владимир, Муром, Юрьев-Польский, Переяславль-Залесский, Москва, Коломна, Можайск, Дмитров, Углич, Волок Ламский и др. и земли вокруг них.

До 1380 г. источники дважды прямо отмечают разорение Переяславля-Рязанского (в 1342 и 1378 гг.) и трижды – Рязанского великого княжества (в 1373 г. и дважды в 1378 г.).

В 1377 и 1378 гг. подвергся нападению Нижний Новгород, а в 1375, 1377 и 1378 гг. – Нижегородское великое княжество. Дважды – в 1317 и зимой 1327/1328 г. – было разорено Тверское великое княжество. Карательный поход зимой 1327/1328 г. привел к подрыву его экономической, политической и военной мощи (тогда были разорены и сожжены крупнейшие города княжества – Тверь, Кашин, Клин и др.). Смоленское великое княжество и его столица подвергались разорению в 1333/34 и 1339/40 гг. В XIV в. не менее одного раза подвергались нападению города и сельская округа Владимира, Ярославля, Костромы, Новосиля и Алексина. Дважды была разорена Новоторжская волость, и один раз взят город Торжок (1316), причем пострадали как тверские, так и новгородские новоторжские волости.

За 1382-1502 гг. источники зафиксировали 59 русско-ордынских столкновений. Пять раз ими отмечен разгром Переяславля-Рязанского. Территория Рязанского великого княжества подвергалась разорению чаще других на Руси – 16 раз! В 1414 г. ордынцами был сильно разорен г. Елец, что привело к постепенному исходу его жителей в пределы своих соседей. В 1422 и 1424 гг. нападению подвергся Одоев, а зимой 1428/1429 г. – Галич, Кострома, Лух, Плёсо. В 1472 и 1492 гг. летописями отмечены набеги татар из Большой Орды на Алексин.

За это же время такой крупный город Северо-Восточной Руси, как Коломна, подвергся разгрому три раза, Серпухов, Можайск, Дмитров, Звенигород, Владимир и Нижний Новгород – дважды; Ростов, Верея, Городец, Курмыш, Сара, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский, Стародуб, Суздаль, Москва – по одному разу. Масштабность ущерба была такой, что Стародуб и Городец после Едигеевой рати 1408 г. прекратили свое существование как города, превратившись в сельские поселения. Вокруг Алексина трижды разорялась его сельская округа.

Ордынцы дважды разоряли Муром и трижды земли вокруг него. В 1408 г. разорению со стороны татар подверглась Клинская волость. Четыре раза ордынцы подвергли разорению Московское великое княжество (сама Москва была взята ханом Тохтамышем лишь в 1382 г., да и то с помощью обмана). В 1395 или 1399, 1408 и 1411 гг. ордынцами разорялись земли Нижегородского княжества. Кроме того, они дважды разорили сельскую округу Галича, по одному разу брали штурмом Гороховец, Лух и Плёсо, опустошив их волости. От действий ордынцев также пострадали земли около Костромы и Рыльска.

Ю.В. Селезнев. Русско-ордынские конфликты XIII-XV веков. М., 2010. С. 191-194


На самом деле уже давно пора составить Чёрную книгу преступлений татарвы против Русского Народа.
aquila

Читая ибн Фадлана

Общеизвестно, что ислам насквозь пропитан гомоэротизмом. Уже Коран обещает мусульманам, что в раю их будут ублажать прекрасные юноши:

Сура 52 («Гора»)
17 (17). Воистину, богобоязненные – среди садов и благодати,
18 (18). забавляясь тем, что дал им Господь их, и Господь их избавил их от мучений геенны.
19 (19). Ешьте и пейте во здравие за то, что совершали,
20 (20). возлежа на ложах, расставленных рядами. И Мы сочетаем их с черноглазыми, большеокими.
21 (21). А те, которые уверовали и последовало за ними их потомство в вере, – Мы приведем к ним потомство их и не сбавим из дел их ничего. Всякий человек того, что он приобрел, заложник.
22 (22). И снабдим Мы их плодами и мясом из того, что они пожелают.
23 (23). Они передают одни другим кубок, – нет пустословья там и побуждения к греху.
24 (24). И обходят их юноши, точно они сокровенный жемчуг.

Сура 56 («Падающее»)
11 (11). Эти – те, которые будут приближены
12 (12). в садах благодати, –
13 (13). толпа первых
14 (14). и немного последних,
15 (15). на ложах расшитых,
16 (16). облокотившись на них друг против друга.
17 (17). Обходят их мальчики вечно юные
18 (18). с чашами, сосудами и кубками из текущего источника –
19 (19). от него не страдают головной болью и ослаблением –
20 (20). и плодами из тех, что они выберут,
21 (21). и мясом птиц из тех, что пожелают.

Сура 76 («Человек»)
11 (11). И Аллах избавил их от зла этого дня и дал встретить им блеск и радость.
12 (12). И вознаградил их за то, что они вытерпели, садом и шелком.
13 (13). Лежа там на седалищах, не увидят они там солнца и мороза.
14 (14). Близка над ними тень их, и снижены плоды их низко.
15 (15). И будут обходить их с сосудами из серебра и кубками хрусталя –
16 (16). хрусталя серебряного, который размеряли они мерой.
17 (17). Будут поить там чашей, смесь в которой с инбирем –
18 (18). источником там, который называется салсабилем.
19 (19). И обходят их отроки вечные, – когда увидишь их, сочтешь за рассыпанный жемчуг.
20 (20). И когда увидишь, там увидишь благодать и великую власть.
21 (21). На них одеяния зеленые из сундуса и парчи, (и украшены они ожерельями из серебра), и напоил их Господь их напитком чистым.
22 (22). Поистине, это для вас награда, и усердие ваше отблагодарено!
Где бы ни распространялся ислам, вместе с ним распространялась и традиция исламской педерастии. Любопытен в этой связи рассказ Ахмада ибн Фадлана (начало X века), проливающий свет на первые шаги ислама среди тюркских племён огузов на землях Средней Азии:

Поступок педераста у них [тюрков] (карается) очень строго. Действительно, некогда остановился среди племени Кударкина, – а он наместник царя турок, – некий человек из жителей Хорезма и оставался у своего хозяина некоторое время для покупки овец. А у турка был безбородый сын, и хорезмиец не переставал ухаживать за ним и склонять его к себе, пока тот не подчинился его желанию. Пришел турок и нашел их обоих в соединении. Тогда турок подал об этом жалобу к Кударкину. Он сказал ему: «Собери турок». И он собрал их. Когда они собрались, он сказал турку: «Хочешь ли ты, чтобы я судил по праву или впустую?» Он сказал: «По праву». Он сказал: «Приведи твоего сына». Он привел его. Он сказал: «Следует ему и купцу, чтобы они оба были убиты». Турок от этого пришел в гнев и сказал: «Я не отдам своего сына». Он же сказал: «Тогда купец даст выкуп за себя». Он это сделал и заплатил турку овцами за то, что он сделал с его сыном, и заплатил Кударкину четыреста баранов за то, что он снял с него (наказание), и уехал из страны турок.
Заслуживают внимания также и другие свидетельства ибн Фадлана о тюркских нравах:

Они не очищаются от экскрементов и от урины и не омываются от половой нечистоты и (не делают) другого чего-либо подобного. Они не имеют никакого дела с водой, особенно зимой. Женщины их не закрываются от их мужчин и ни от кого из них, и также женщина не закрывает ничего из своего тела от кого-либо из людей. И действительно, как-то в один из дней мы остановились у человека из их числа и уселись, и жена этого человека вместе с нами. И вот, между тем, как она с нами разговаривала, вот она открыла свой фардж и почесала его в то время, как мы смотрели на нее. Тогда мы закрыли свои лица и сказали: «Прости господи!» Муж же ее засмеялся и сказал переводчику: «Скажи им, – мы открываем его в вашем присутствии и вы видите его, а она охраняет его так, что к нему нет доступа. Это лучше, чем если она закроет его и (вместе с тем) уступит его кому-либо». <…> И ни один не может соединиться со своей женой, пока не будет уплачен калым, на который согласился ее (женщины) владетель. А если он уплатил его, то он идет, не стесняясь, пока не войдет в помещение, в котором она находится, и берет ее в присутствии отца ее и матери ее и братьев ее, и они ему в этом не препятствуют. А если умирает человек, имеющий жену и детей, то старший из его детей женится на жене его, если она не была его матерью.